Главный тренер: «Хочу восстановить авторитет сборной России»

24 февраля 2017 14:17

Новый главный тренер сборной России Владимир Кузюткин дал большое интервью корреспонденту Sportbox.ru, в котором рассказал о задачах национальной команды, популярности волейбола и сравнил отношение к игре среди женщин и мужчин.

— Владимир Иванович, что вы делали всё это время в промежутке между последним и новым местом работы? Чем занимались?

— Последним местом работы была одна из болгарских команд, где я работал консультантом. Там работают мои старые друзья. После чемпионата мира 2014 года, на котором я тренировал сборную Болгарии, я отдыхал, а уже в 2015-м я начал консультировать женский клуб из этой страны, в том числе помогал организовывать тренировочный процесс. После этого уже действительно ничего не делал, а только отдыхал. Это длилось всего полгода. Затем, ближе к концу 2016-го, последовало предложение от нашей федерации. И я уже мыслями полностью погрузился в сборную.

Хочу отметить, что думал я не о создании команды — она уже есть. В команде есть люди, и я это уже не раз говорил, которые не вызывают сомнения. Есть ядро. Но ядро — это ведь ещё не вся команда. И в сборную просто так людей не возьмёшь. Нельзя волевым решением сказать: «Так, беру вот эту, эту и вон ту». А потом, когда ошибёшься, ломать себе голову. Значит, время сейчас у нас дано на то, чтобы, не ошибаясь, органично пристроить новых игроков к этому ядру. Это наша задача на 2017-й год: минимизировать ошибки при выборе новых игроков, встретиться со всеми, чтобы из сборной в 7–8 человек вышла сборная в 15.

— Как проходят такие встречи?

— Это могут быть и личные встречи, и во время тренировок команд. Я со многими тренерами нахожу контакт: и с Панковым, и с Карполем, да и, в принципе, со многими другими.

— Возвращаясь к вашему отдыху, как может и должен тренер саморазвиваться во время длительных «отпусков»?

— У Горького есть очень хорошая фраза: «Учитесь у всех, не подражайте никому». В принципе, это можете записать как мой совет начинающим тренерам. Я лично считаю, что лучше себя недооценивать. Я всю свою жизнь учусь. Даже сейчас не стесняюсь у кого-то что-то посмотреть и взять себе на вооружение. Если тренер хочет, он научится, но если он этого сам не хочет, его уже никто ничему не научит. То же самое, кстати, касается и игроков. Если спортсмен внутренне сопротивляется, или он лентяй по природе, то ты с ним ничего не сделаешь.

Одним из первых моих учителей был Виталий Григорьевич Зенович. Сейчас его сын Андрей является лучшим рефери в мире. Помимо него на моём пути встречались и Вячеслав Платонов, и Николай Карполь, и многие другие. И каждый из них мне что-то дал. Я считаю, что тренер должен быть любопытным и никогда не стесняться спрашивать совета у других. В противном случае, он обречен на застой. Это бич многих современных молодых тренеров, которые думают что всё знают, но, в конечном итоге, мы их не видим.

— Будете ли вы встречаться с Юрием Маричевым или опираться на его опыт?

— Прежде всего, я хочу сказать, что абсолютно ничего плохого про работу Маричева и про результаты сборной я не могу сказать. Все, кто хотели что-то сказать, уже сказали, а повторять их я не собираюсь. По всей этой ситуации хорошо высказалась Елена Година. Она знала психологические моменты ситуации не понаслышке. А Николай Васильевич рассказал о ситуации по формированию команды.

Юрия я знаю уже очень давно. Сейчас желаю ему успехов в мужском волейболе. А встречаться с ним и говорить о том, что мы и так оба понимаем, я смысла не вижу. Что он мне может сказать? Всё, что мне нужно было, я и так увидел.

— Маричева часто обвиняли в том, что сборная создана из одного клуба. Будет ли в вашей команде такой базовый клуб?

— Парадоксально, но на сегодня такого клуба у нас в стране нет. Как минимум 4 человека придёт из «Динамо», но будут игроки и из «Енисея», «Заречья», «Уралочки» и Санкт-Петербурга. Так какой же клуб называть базовым? Меня мало интересует количественное представительство клубов. Конечно, вклад московского «Динамо» в сборную и в российский волейбол большой, но называть его базовым мне бы не хотелось. Впереди ещё два месяца до первого сбора, и жизнь может внести свои коррективы. Я меньше думаю о базовости клубов: на мой взгляд, в сборной должны находиться лучшие игроки, вне зависимости от клуба.

— Можете ли вы прямо сейчас назвать стартовую шестёрку?

— Ни при каких условиях! Это несерьёзно для любого тренера называть состав за три месяца до игр.

— Чего ожидать от сборной на ближайшем турнире?

— Любой мой ответ сейчас может быть воспринят некорректно. Я, как тренер, хочу, чтобы болельщики ожидали успеха. В своей работе я буду опираться на наших лидеров — Кошелеву, Гончарову, Заряжко, Щербань. И мне хочется только пожелать им здоровья. Чтобы вместе с ними осуществились и мои мечты и планы. Если все будут здоровы, то, я надеюсь, успех придёт.

Если говорить философски, то есть разрыв между теми, кого я сейчас назвал, и всеми остальными. Но я думаю, что этот разрыв можно ликвидировать за полгода. Вообще же задача на этот год — создать команду, не результат. Для болельщика результат всегда будет главным, но у меня немного по-другому. Наша первая цель — попасть на чемпионат мира. Вторая — хорошо выступить на чемпионате Европы. Но до европейского первенства, если мы сделаем достаточно революционные изменения, то говорить о прогнозах — это всё-таки некое прожектёрство. Разумеется, не хочется огорчать болельщиков.

А все турниры перед чемпионатом Европы необходимо использовать для создания именно команды, для того, чтобы учесть те ошибки, которые были допущены. Потому что я считаю, что сборная всё-таки была недоукомплектована, в ней не было гармонии. И если нам удастся эти дыры залатать, то я считаю, что у команды есть будущее.

— Чем будет отличаться новая сборная от той, которой вы руководили прежде?

— В первый мой приход команды тоже не было. Но она же появилась, мы же сумели создать сплав опыта — Гамова, Соколова, Бородакова — и молодости — Кошелева, Старцева и Перепёлкина. Три дебютанта была в составе команды, которая выиграла чемпионат мира! Ни у одной другой сборной стольких новичков не было.

— Что касается победного чемпионата мира, то часто приходится слышать мнения о том, что вашей заслуги в этой победе почти и не было. Как вы можете это прокомментировать?

— Мне тоже часто говорили, мол, да у тебя игроки какого уровня! Но ведь 2 или 3 игрока не могут выиграть турнир такого уровня. Не я выиграл чемпионат мира, а моя команда. Поэтому я считаю своей заслугой создание такой команды.

— Уровень популярности волейбола в России сейчас заметно ниже, чем 5–6 лет назад. В связи с чем это связано?

— Я не могу полностью согласиться с тем, что он сильно упал. Скорее всего, это связано с последними неудачами, которые немного подпортили популярность. Но мне, как тренеру, возглавившему национальную сборную, хотелось бы, чтобы уровень стал прежним. Популярность приходит с победами. Надеюсь восстановить авторитет и популярность сборной.

— В каких странах, на ваш взгляд, популярность волейбола наиболее высокая?

— Несмотря на последние победы США и Бразилии, самая высокая популярность, что называется, на душу населения, в Турции, Польше и Китае. Италия, как мне кажется, пока до этой тройки немного не дотягивает. Популярность — это, например, уровень силы клубов. Вдумайтесь: три турецких клуба, не важно, в каком порядке, занимают первые места. Очень интересно следить за развитием волейбола в Польше — там есть целый телеканал волейбольный.

В США же вообще нет своего чемпионата в таком виде, в каком его привыкли видеть мы. Но при этом, у них потрясающее первенство университетов — настоящая кузница кадров. Очень хорошие игроки лезут как грибы, а о популярности вроде говорить не приходится. Но что-то, наверное, можно у них перенять.

— Назовите лучших игроков за всю историю волейбола.

— Это очень тяжёлый вопрос, который заставляет задуматься. Но это всё дело вкуса. Если я назову кого-то из старых, то их сейчас почти никто и не знает. А если назову из современных, то обижу всё старшее поколение. Поэтому я затрудняюсь ответить.

— Как вы связались с волейболом?

— Первым моим видом спорта был бокс, а вторым баскетбол. Но они меня не особо удержали, это был короткий промежуток жизни, после которого я переключился на волейбол. В баскетболе я начинал у Гомельского. Вместе с Бликом, Сидякиным, Болошевым — участники и чемпионы Олимпийских игр. Но я ушёл, меня затянул волейбол.

— А если бы не спорт, то что?

— Тоже затрудняюсь. Спорт занял всю мою жизнь. Как я могу сейчас, прожив в волейболе 50 лет, сказать о чём-то ещё? Не знаю. Я 50 лет в волейболе, он у меня отнял мирскую жизнь (смеётся). Получается, я должен сейчас плюнуть волейболу в лицо. Этот вид спорта дал мне и радость, и горе, и переживания, и невзгоды.

— Как в вашей семье относятся к волейболу.

— Семья любит меня, а из-за меня любит и волейбол. Жена прожила эту жизнь вместе со мной, за что я ей благодарен. Без малого 50 лет вместе со мной в волейболе. Она была со мной повсюду, куда бы я ни уезжал. И это всегда мне помогало.

— В какой из стран, где вы работали, вам понравилось больше всего?

— Это одна страна. Болгария или Гвинея, где я также работал — это эпизоды. Но Турция — четвёртая часть моей жизни, которую никак нельзя вычеркнуть. Именно эта страна занимает первое место по впечатлениям. У меня там до сих пор осталось много друзей. Кстати говоря, я был первым советским тренером, который начал тренировать в Турции. По сути дела, расцвет волейбола там проходил при мне. Мне посчастливилось руководить и женской и мужской сборными Турции. С мужчинами мне удалось выиграть чемпионат Балканских стран — достаточно представительный турнир, учитывая уровень местных сборных. А с женщинами взяли серебро в Средиземноморских играх, обыграв команды Хорватии и Франции.

— Кого легче тренировать — мужчин или женщин?

— Мой ответ стандартный, и я не хочу его менять: с женщинами работать легче. Женщины переносят нагрузки намного легче, чем мужчины. Слёз от них не дождёшься. На тренировках женщины никогда не будут жаловаться, а мужчины покажут слабость, усталость и так далее. Слабый пол я слабым никогда не назову. Поэтому, если давать оценку, то я лучше обижу мужчин, чем женщин. Они мне такого повода не давали.

— Владимир Иванович, большое спасибо за интервью! Желаю вам выполнить все поставленные задачи и превзойти все наши ожидания!

— Большое вам спасибо! Будем стараться!

Андрей Лёвин, Sportbox.ru

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх