Шак vs Брайант, Джордан vs Томас. Самые громкие конфликты НБА

01 февраля 2013 15:19

Sportbox.ru, увидев недавнее примирение Мэджика Джонсона и Айзеи Томаса после 20-летней ссоры, порылся в истории и обнаружил пять примеров бескомпромиссных конфликтов и хорошей памяти.

Кстати Мэджик и Айзея были закадычными друзьями, но все в один миг изменило известие о болезни Джонсона. Диагноз ВИЧ на заре 90-х означал для общественности одно: либо заболевший наркоман, либо гомосексуалист. А Томас не поддержал своего друга, более того, подозревали, что именно он и распространяет слухи о гомосексуальности Джонсона. И вот на днях баскетболисты помирились. О других звездных конфликтах читайте в обзоре Sportbox.ru

Любовный треугольник

С 1992 по 1994 «Даллас Маверикс» стабильно оказывался в первой четверке выбиравших на драфте, благодаря чему команда рекрутировала перспективный состав — Джамал Машбурн, Джимми Джексон, и в 1994-м апофеозом драфт-марафона стал выбранный под вторым номером Джейсон Кидд. Команда играла так себе, но пресса щадила «Маверикс».

Однако когда появился повод для критики, журналисты не преминули воспользоваться шансом, который им предоставили Джейсон Кидд, Джимми Джексон и известная певица Тони Брэкстон. У Кидда и Брэкстон одно время был ненавязчивый роман, который не изобиловал скандальными подробностями. Тем больший эффект вызвало сообщение о том, что певица, направлявшаяся на свидание с Джейсоном, в итоге покинула отель вместе с его партнером по команде. Несмотря на последующий разрыв отношений Кидда и Брэкстон, все трое тщательно отрицали достоверность случившегося, на что пресса ответила рядом косвенных улик, подтверждавших, что все трое имеют отношение к этой истории. И посыпавшиеся вслед за этим «Маверикс» стали одним из самых очевидных подтверждений. Кидд игнорировал Джексона как на площадке, так и вне ее. Несчастный Машбурн вместо того чтобы играть, метался из стороны в сторону, пытаясь помирить друзей, а команда в итоге закончила сезон с показателями 28 побед, 54 поражения. Кидд ухватился за это как за предлог для обмена в другую команду и вскоре перешел в «Финикс».

Дедовщина

Случай Алонзо Моурнинга и Ларри Джонсона дает понять, что иной раз НБА напоминает казарму. «Если будешь хорошенько трудиться, новичок, то, может быть, сумеешь получить такую же», — ехидничал Ларри Джонсон, потрясая призовой курткой лучшему новичку сезона перед глазами только что пришедшего в лигу Моурнинга. Смех баскетболистов «Шарлотт Хорнетс» эта фраза вызвала потому, что сам Джонсон пришел в НБА лишь на год раньше Алонзо.

Эпизод с курткой стал началом. Дипломатическая война частенько перерастала в склоки за пределами площадки, которые плохо отражались на атмосфере в команде. Когда настало время продлевать контракт, Моурнинг озвучил сумму, которую не самые богатые «Хорнетс» просто не могли дать. И вскоре центровой проследовал в «Майами», получив вслед массу обвинений в жадности и эгоизме. Громче других выступал Джонсон, который вскоре последовал примеру своего недруга.

Следующие несколько лет конфликт между игроками продолжал тлеть, пока не разгорелся с новой силой в плей-офф 1998 года, когда Моурнинг и Джонсон сочинили одну из самых яростных баскетбольных драк. Игроков помирила жизнь: после того как у Моурнинга возникли серьезные проблемы с почками, Джонсон стал одним из первых, кто выказал готовность помочь. Позже Джонсон подвел черту: «Я хочу, чтобы он играл, но не только ради себя. Соперничество с ним делает лучше и мою игру, никогда не желал ему зла».

Высокие отношения

Многолетний лидер «Индианы» Реджи Миллер всегда любил поговорить, и мало кто хотел с ним серьезных ссор — себе дороже. А игрок «Нью-Йорк Никс» Джон Старкс вообще не очень любил церемониться, игнорируя даже рукопожатия с соперниками перед матчем. И этот пустяк стал отправной точкой для длительного конфликта между Миллером и Старксом.

Реджи Миллер: «Как только он отказался пожать мне руку, я поставил себе задачу опозорить его. Я готов был симулировать, фолить, говорить все, что для этого потребуется. У нас в провинциальной Индиане очень серьезно относятся к правилам хорошего тона, и это пренебрежительное отношение человека из большого города просто взбесило меня».

Противостояние Миллера и Старкса переросло в конфронтацию всего города Нью-Йорка и героя маленькой, но гордой Индианы. Позже об этом даже был снят документальный фильм «Время побеждать». Оба баскетболиста давно повесили кроссовки на гвоздь, но все еще с прохладцей относятся друг другу.

Когда Старксу поступило солидное предложение поработать аналитиком на телевидении, он готов был согласиться, если руководство канала обязуется составить график, по которому они с Миллером не будут одновременно работать в студии. Телевизионщики таких гарантий дать не смогли, и Старкс отклонил их предложение. Видимо, некоторые из слов, сказанные Миллером, до сих пор звучат в его ушах.

Не ангелы

В междоусобице партнеров по «Лейкерс» Шакила О’Нила и Коби Брайанта было все. Уровень нетерпимости друг к другу был редким не только для спорта, но и для обычной жизни. Для озорника Шака это был повод похохмить, выставить своего оппонента полным идиотом. Коби всегда все воспринимает всерьез, он лидер и соперник от природы, для которого нет незначительных противостояний-либо ты со мной, либо против. Разность жизненных философий, статус суперзвезд, спортивный эгоизм и, конечно, неаккуратные интервью Коби положили конец доминирующим «Лейкерс» 2000-х.

Роль заявления Брайанта, сделанного им по поводу обвинения в изнасиловании в 2003, была особенно сильна. Оправдываясь, Коби отметил, что по сути делал все то же, что и Шак, только последний в силу опыта платил девушкам за молчание, а он нет. Центровой отреагировал целым каскадом шуток, обвинений в профессиональной несостоятельности и музыкальным произведением под названием «Коби, как тебе на вкус моя задница?»

Напряжение между ними сохраняется до сих пор, О’Нил не пощадил Брайанта в своей автобиографии «Шак. Без купюр», так что теперь остается дождаться, чем ответит Коби — своей автобиографией или очередным чемпионством.

Ущемленная гордость

Наверное, это исторически самое важное противостояние. Все началось на Матче звезд-1985, на который Майкл Джордан попал в свой дебютный год в НБА. Задиристость, развязная манера играть, превосходство в атлетизме, ярко-красные кроссовки, которые запрещалось носить, — все это делало Майкла феноменом, который любили ненавидеть.

Разыгрывающий «Детройта» Айзея Томас, шутя, взвалил на себя функции исполнителя народной воли и решил слегка охладить пыл наглеца. За весь матч Джордан практически не получил мяч, совершил лишь 9 бросков и набрал 7 очков. Казалось бы, пустячное дело, никому не нужный показательный матч. Но речь идет о Майкле!

После этого Джордан и его «Буллс» терпели унизительные поражения от «Пистонс» в плей-офф, а Томас всячески старался демонстрировать, что Майкла переоценивают. И когда Джордана попросили пополнить состав Dream Team, отправляющуюся на Олимпиаду-1992 в Барселону, он согласился с одним условием — Айзеи в команде не будет. Тренерскому штабу не оставалось ничего, кроме как подчиниться, ведь Айзею можно было заменить Джоном Стоктоном, а Джордана может заменить только Джордан.

Об этом, а также о Матче звезд-1985 Майкл упомянул в своей речи на церемонии включения в Зал славы, причем сказанные им слова были произнесены таким тоном, что всем стало ясно — обида до сих пор там.

Антон Шатров, Sportbox.ru

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Ранее в рубрике NBA: Мечта Шведа сбылась
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх