Оксана Косаченко: Петрову пора начать зарабатывать

28 августа 2012 11:47

Оксана Косаченко, менеджер российского пилота «Катерхэма» Виталия Петрова, объяснила, зачем «Формуле-1» нужны пилоты, которые никогда не выигрывают, и посетовала на отсутсвие интереса к «королевским гонкам» в России.

- Есть вещи, которым в большой команде молодого пилота никто и никогда не обучит, — приводит слова Косаченко «Спорт-Экспресс». — И это именно те вещи, которым уделяется должное внимание в командах уровня «Катерхэма». «Лотус» — это машина, которая тебя засасывает, ты должен стать деталью уже существующего механизма и чеканить, чеканить, чеканить. В «Катерхэме» же гораздо больше человеческого общения. Когда я говорю об общении, то не имею в виду — сели и поболтали на отвлеченные темы. Речь идет о дополнительной работе с инженерами. Здесь гораздо больше вещей, допустимых к обсуждению. То, что в «Лотусе» рассматривалось как догма, в «Катерхэме» — скорее информация к размышлению и обсуждению, к приходу к консенсусу, и даже к изменению в настройках автомобиля.
гораздо больше.

— А ведь со стороны все видится иначе. Кажется, что для гонщика это просто кошмар — оказаться в команде не первого эшелона.

- В «Формуле-1» все занимаются бизнесом. Для Виталия бизнес — это максимально хорошо управлять автомобилем и быть физически готовым во всех смыслах: правильно питаться, тренироваться, соблюдать режим, разбираться в инженерии. Работа менеджмента — это проведение грамотного проекта, который достоин применения и который можно использовать для других целей. Например, раскрутки «Гран-при России» для привлечения спонсоров в «Формулу-1». Так что ничего страшного не случилось: и Виталий, и я продолжаем выполнять свою работу.

— У вас нет ощущения, что уровень внимания со стороны болельщиков, который был в первые два года пребывания Виталия в «Формуле-1», сейчас принципиально снизился?

- Я расскажу о своем, субъективном ощущении. Когда мы сумели привести первого российского пилота в «Формулу-1», когда он сел за руль в хорошей команде, это было действительно важнейшее событие. Событие не только для болельщиков «Формулы-1», но и для всего российского спорта. Очень активную поддержку нам оказывал и тогдашний премьер-министр России Владимир Путин. В итоге проект был на поверхности. И это понятно — в конце концов, Россия раньше никогда не имела пилота в «Больших призах».

— В общем, все было «на новенького».

- Да. А потом пошел совершенно естественный «откат» внимания. Я считаю, что ушли те случайные зрители, которым «Формула-1» была в диковинку, кто посмотрел гонки на протяжении пары лет и, так сказать, ушел из автоспорта. И это наша колоссальная ошибка и недоработка. Мы не сумели удержать аудиторию. Вернуть этот интерес будет в десять раз сложнее и гораздо дороже.

— Когда мы смотрим на команды, которые всегда едут последними, задаемся вопросом: а зачем они вообще ездят? И как к этим четырем последним относятся лидеры?

- Здесь абсолютно равное отношение ко всем! В этом и есть большое преимущество «Формулы-1». Что было бы, не будь этих четырех команд? Не было бы и всего чемпионата.

-То есть нужны и солисты, и кордебалет, и шаги за сценой?

- «Катерхэм», кстати, не шаги за сценой! Без артистов не будет и самого действа. Да, солист может выступить на сцене, но если он один, то долго продолжаться это не может.

— Нынешний сезон совершенно не похож на прошлый — нынче в чемпионате многовластие. Как такое положение дел воспринимают в паддоке?

- Изменение обстановки было необходимо, и оно пришло. Ведь невозможно все время следить за тем, как выигрывает один и тот же пилот! Единовластие говорит и о том, что кто-то из конструкторов нашел что-то новое. Прогресс же нескольких команд показывает, что инженерная мысль работает. «Формула-1» — соревнование не только гонщиков, но и умов. Если же впереди все время одна и та же команда — развития нет, и это говорит о деградации.

— Так на что вы сейчас настраиваете пилота?

- У него одна задача — максимально хорошо выполнять свою работу. Так что Виталия никто уже не настраивает. Ему 28 лет, и он уже давным-давно настраивает себя сам. Он лучше всех нас понимает, что ему надо, какие задачи реалистичны, а какие просто глупы.

— Не устал ли Виталий жить с мыслями о том, что он и инженеры «Катерхэма» бьются, но желаемого пока не получают?

- А никто не говорил, что быть пилотом «Формулы-1» легко, что получаться будет все и всегда. И он это понимает. Настраивать его надо на участие в различных мероприятиях, на общение с болельщиками, со спонсорами. Это отбирает время, которое он мог бы потратить на дополнительные тренировки, на плавание, на футбол. Тем не менее и это часть его работы. У Виталия напряженный график профессионального спортсмена, который не только красуется на параде пилотов, но и работает на компании-спонсоры.

— А на что настраиваетесь вы? Концовка сезона — это всегда горячая пора для менеджеров.

- Намекаете на то, как дальше вести переговоры? Не знаю. На начало нынешнего сезона ситуация была такова: у Виталия Петрова не было места в «Формуле-1» и мы уже планировали для него совершенно другое развитие карьеры. И при этом я считаю, что мужчине в 28 лет нужно зарабатывать деньги. На сегодняшний момент «Формула-1» никакого заработка Виталию не приносит. Поэтому, возможно, настал некий критический момент, который даст новую точку отсчета. Если сохранять существующее положение дел, значит, это должно быть кому-то нужно. Если же наличие российского пилота в «Формуле-1» никому, кроме самого Виталия Петрова и Оксаны Косаченко, не нужно, мы найдем чем заниматься вне «Больших призов». «Формула-1» — это прекрасно и престижно, но для Виталия это работа, за которую он не получает денег. Почему? По ряду причин. В России сложно «продать» спортсмена, а продать пилота «Формулы-1» — почти невозможно.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
Ралли MotoGP
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх