Роджер Федерер: «Ягр и Буффон меня вдохновляют»

21 декабря 2016 21:52

Один из лучших игроков в истории тенниса швейцарец Роджер Федерер в интервью New York Times рассказал, как проводил время в течение полугодовой вынужденной паузы в карьере, поделился планами на ближайшее будущее и выразил мнение, что новый сезон станет одним из самых интересных за последние годы.

— Дети спрашивали, когда мы снова куда-нибудь поедем, — говорит Федерер. — Им нравится путешествовать. Они допытывались — когда мы в следующий раз увидим Австралию или Нью-Йорк. А я говорил им: «Пока мы никуда не уезжаем».

— Как чувствуете себя после столь длительного перерыва?

— На самом деле, мое первое настоящее возвращение состоялось в апреле прошлого года, когда я выходил на корт в Монако — после февральской операции на колене. Ведь раньше мне никогда не приходилось ложиться под нож. Но, конечно, в этот раз все серьезнее, ведь шесть месяцев это куда больше, чем два. И нынешний момент будет занимать особое место в моей карьере, могу сказать точно.

— То есть решение взять такую длительную паузу себя оправдало?

— Пожалуй, мне стоило, даже нет — я должен был взять больше времени на восстановление еще весной. Но тогда я об этом не думал, ведь чувствовал себя хорошо и тренировался в полную силу.

— А когда поняли, что надо было поступить по-другому?

— Не считаю, что решение играть на траве стоило мне всей второй половины сезона. Просто стало очевидно, что моему колену и всему организму нужен перерыв, и эти шесть месяцев помогли мне залечить все повреждения. Теперь я могу оглянуться и сказать: «Слушайте, если и сейчас все пойдет не так хорошо, как прежде, то я сделал все, что мог, и ни о чем не жалею». Эти полгода были интересны в том плане, что порой мне казалось, что я мог бы прогрессировать быстрее, а иногда просыпался утром и уже знал, что я продвинулся вперед. Так что у меня были и подъемы, и спады, но если брать в целом, то это было 90 процентов подъемов и 10 — спадов. И последние долго не продолжались.

— И ваши проблемы со спиной остались в прошлом?

— Думаю, да. Посмотрим, как пройдут первые матчи нового сезона. Не будет ли нагрузка на отвыкший от этого организм слишком большой. Именно поэтому я стараюсь как можно усерднее работать на тренировках. Но не только спине, но и моей ступне давно нужен был отдых — у меня часто бывали воспаления. Например, когда я в 2005-м проиграл Марату Сафину в Австралии, то после матча едва мог передвигаться. Но теперь эта проблема отступила.

https://twitter.com/rogerfederer/status/776153422873493505

— Что было самым необычным за прошедшее время без тенниса?

— О, я по-настоящему ощутил себя словно на пенсии. Внезапно я смог планировать свое расписание надолго вперед. Сказать семье — окей, мы будем находиться дома целый месяц подряд. Мирка, с кем из друзей хочешь пообедать? Кого мы позовем в гости на будущей неделе? Это было по-настоящему здорово и полезно для нас всех. Для меня моя жена и четверо детей в жизни важнее всего.

— А они, после того, как вы провели с ними столько времени за последние полгода, не намекали, что стоит сделать этот временный перерыв в выступлениях постоянным?

— Нет. Мирка полностью разделяет мои цели и счастлива нынешним положением дел. Дети, как я уже говорил, любят мою теннисную жизнь. Я сам все еще голоден до побед, а теперь я как следует отдохнул и даже чувствую себя моложе.

— То есть вопрос о завершении карьеры даже не поднимался?

— Никогда. Вопросы были другими — способен ли я играть, как прежде? Готовы ли к этому мое тело и мой разум?

— А каким было ваше расписание во время паузы?

— Первые три месяца я тренировался не больше часа в день. Затем, когда мы начали интенсивную работу с моим тренером по физподготовке Пьером Паганини, мы часто избегали заниматься по два дня подряд. Тренировки на корте я возобновил лишь в начале октября, а в полном объеме — только в конце ноября, когда переехал из Швейцарии в Дубай, где расположена моя традиционная база в межсезонье.

— Что сподвигло вас запланировать на ближайший четверг прямую трансляцию своей тренировки в Periscope?

— Я почувствовал, что людям пора узнать, как у меня дела в преддверии начала сезона.

https://www.instagram.com/p/BJ4jdccDXsp/

— Как, кстати, вы чувствовали себя, не выходя на корт?

— К моему собственному удивлению, я очень легко перенес разлуку с теннисом. Лишь к концу октября, когда я стал чувствовать себя лучше и снова начал тренироваться на корте с мячом, понял, что скучаю по соревнованиям. Таким, как «Мастерс» в Шанхае, Базель, итоговый турнир. Я каким-то сумасшедшим образом вдруг почувствовал, что снова могу соперничать с этими ребятами. Но, конечно, тогда возвращаться мне еще было рано — можно было снова получить травму. А до этого я был так далек от идеального состояния, что даже не забивал себе этими мыслями голову. Я не поехал на Олимпиаду в Рио, и вообще никогда там не был, так что не знаю, чего лишился. К началу US Open я точно не был готов играть пятисетовые встречи. Поэтому сожалеть о чем-то просто не было смысла.

— Следили ли вы за АТР-туром во время вашего отсутствия, и что думаете по поводу смены лидера в мировом рейтинге?

— Да, постоянно проверял результаты, иногда смотрел матчи. Даже был удивлен тем, насколько пристально я слежу за тем, что происходит. Думал, что полностью отключусь от этого, но ловил себя на том, что снова лезу в телефон. Особенно, когда шел итоговый турнир в Лондоне. Видел концовку финала и полуфинала Маррея с Раоничем, и мне очень понравилось. Что касается смены лидера — конечно, я был очень удивлен. Если начинать сезон так мощно, как это сделал Новак — он исполнил свою мечту о победе на «Ролан Гаррос» и выиграл четыре «мейджора» подряд — у людей даже мысли не возникнет о том, что кто-то другой может закончить год первой ракеткой мира. Даже у соперников. Джокович, честно говоря, не так уж плохо играл и во второй половине сезона. Он выиграл «Мастерс» в Торонто. Он дошел до нескольких важных финалов: US Open, итоговый турнир. Такого в обычной ситуации было бы вполне достаточно. Нужно было совершить нечто экстраординарное, чтобы обойти Новака, и Энди Маррей оказался на это способен. Поэтому я снимаю перед ним шляпу. Для тенниса очень здорово. что у нас выдалась именно такая концовка сезона.

— По-вашему, почему все-таки Джокович сдал после столь мощного выступления в начале года?

— Можно предположить, и это совершенно понятно по-человечески, что у Новака случился спад, потому что он достиг всего, к чему стремился. В такие моменты нужно как-то перестроиться, заново обрести себя. И каким бы сильным ты ни был, сколько бы ни выигрывал прежде, это нелегкий процесс.

— Чего ждете от следующего сезона?

— В свете того, что я сказал, он обещает быть по-настоящему великим. Посмотрите, у Энди своя история, за которой все следят. У Новака своя, не менее интересная. Рафа Надаль, очевидно, надеется продолжить собственную. Я возвращаюсь и надеюсь, что за мной тоже интересно будет наблюдать. Милош Раонич уже не стучит к нам в дверь, а стоит на пороге. Стэн Вавринка наверняка надеется выиграть еще один «Большой шлем». Подтягивается очень талантливая молодежь. Думаю, начало года, особенно Australian Open, будет просто эпическим.

— А от себя самого?

— Прежде всего, нужно проверить, как я буду справляться после такого перерыва. И, конечно, очень хочется снова играть важные матчи с лучшими теннисистами мира при переполненных трибунах. Не могу сказать, что хотел бы стереть минувший год из памяти. Напротив, это был едва ли не самый примечательный год в моей жизни. И я буду долго помнить его и все, через что мне пришлось пройти. Сейчас я чувствую себя хорошо, подготовка идет по плану. И в то же время нет каких-то особых ожиданий, ведь я еще не провел ни одного официального матча, а на Australian Open они будут пятисетовыми. Хорошо, что в планах у меня есть Кубок Хопмана, он поможет мне вкатиться в сезон. Но повторюсь, чего от меня ждать, не знают сейчас ни болельщики, ни соперники, ни даже я сам. Поэтому в Мельбурне будет очень интересно.

https://www.instagram.com/p/BKH_zM9jyp2/

— Один из любимцев местной публики Ник Киргиос в последнее время стал печально известен благодаря скандальным поступкам на корте. И в то же время он один из лучших молодых игроков. Ваше мнение о нем?

— Прежде всего, он играет в очень зрелищный теннис, за ним интересно смотреть. У Киргиоса очень хороший удар, мощная подача и большой потенциал. Он может добиться серьезных результатов. Вопрос в том, насколько он готов работать ради этого, физически и психологически? С тех пор, как он приехал потренироваться со мной в Цюрих перед тем, как обыграть Надаля на Уимблдоне, я уверен, что он — отличный игрок, и останется таковым еще много лет. Но вот насколько это нужно ему самому? Киргиос должен определиться, и это решит, насколько успешным теннисистом он станет.

— Что еще значится в вашем расписании?

— Пока это Кубок Хопмана, Australian Open, Дубай, Индиан-Уэллс и Майами. Насчет грунтового сезона пока нет никаких планов. Травяной — возможно, это будут Штутгарт, Галле и Уимблдон. Но давайте сначала посмотрим, что произойдет на первых трех-четырех стартах, и тогда у меня будет куда больше ответов. Хотел бы я сказать, что проведу 52 турнира за год, но давайте пока не сходить с ума.

— Надеетесь ли вы сыграть в первом розыгрыше Кубка Лэйвера, где осенью 2017 года встретятся сборные Европы и мира? Вы ведь были одним из авторов идеи проведения турнира, аналогичного Кубку Райдера в гольфе.

— Очень серьезно к этому готовлюсь. Надеюсь, что смогу отобраться в команду по собственным же критериям, а не полагаться на wild card, который есть у капитана сборной Европы Бьорна Борга. Не хочу звонить ему каждый день и говорить: «Дружище, помнишь обо мне?» Хорошо, что у нас есть еще немного времени. Для меня очень важно, чтобы первый Кубок Лэйвера стал успешным и понравился всем участникам.

— Будет ли вам в предстоящем году не хватать тех ощущений, что вы испытали, находясь последние месяцы дома с семьей?

— Мне нравилось это время. По-настоящему нравилось. Мне было очень важно провести как можно больше времени с женой и детьми. Заняться совершенно другими делами, вспомнить, какие у меня интересы, помимо спорта. Но такая жизнь может еще подождать. Для меня это не проблема. Я готов ждать.

— Но как долго — Том Брэйди блистает в НФЛ в 39, Яромир Ягр бьет рекорды в НХЛ в 44, в WTA-туре Серена Уильямс является серьезной силой в 35?

— Рад слышать, что все эти люди все еще в строю. Как и, например, Джанлуиджи Буффон в «Ювентусе» и сборной Италии. Я слежу за всеми ними уже два десятка лет и рад их успехам. Всегда хотел оставаться великим спортсменом долгое время, и у меня получилось. Но эти ребята были великими еще до меня, и остаются до сих пор. Думаю, это здорово. Это вдохновляет и помогает. Это и есть мотивация.

Напомним, что 35-летний Федерер последний официальный матч сыграл в начале июля на Уимблдоне, где уступил в полуфинале Раоничу и усугубил травму колена. За прошедшие полгода он опустился в рейтинге АТР до 16-го места, после 14 лет подряд, проведенных в топ-10.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх