Владимир Крикунов: Зарипов не похож сам на себя

02 октября 2011 10:37

Главный тренер «Ак Барса» Владимир Крикунов в эксклюзивном интервью Sportbox.ru отметил, что некоторые из его подопечных «покрылись мхом» и заявил, что готов к большой перестройке казанской команды.

Я УЖЕ НИЧЕГО НЕ БОЮСЬ

- Позади первый месяц чемпионата. Время подводить первые итоги.

- А какие итоги? Традиционное начало. В 2008-м в копилке у команды было 18 очков, год спустя — 10, в 2009-м — 13, сейчас 12. Так что, идем по графику. Единственное отличие — нынче мы имеем положительный баланс в графе «заброшенные — пропущенные шайбы».

- Когда вы возглавили «Ак Барс», пообещали, что революций не будет. Однако, за этот месяц уже приняли несколько непопулярных решений, которые взбудоражили хоккейную общественность Казани: разбили ведущую тройку, Морозова «понизили» до третьего звена, Капанена отправили в четвертое, а Зарипова и вовсе в запас…

- Это объясняется очень просто: их игрой. С Капаненом мы уже разобрались — он оказался неглупым парнем, попросил только: «Вы не тяните, говорите мне сразу, если что не так». Что касается Даниса Зарипова, так он плохо играет. Неважно двигается, проигрывает единоборства, много ошибается. А раньше он один мог троих игроков соперника в зоне держать. Сейчас же он сам на себя не похож. Я понимаю, у всех бывают спады. Скажу одно: нет такого тренера, который хорошего игрока будет мариновать на лавке. По крайней мере, я таких тренеров не знаю.

- Зарипов — любимец казанских болельщиков. Не боитесь, что из-за таких методов фанаты объявят вам войну, как Ржиге в СКА?

- Я уже ничего не боюсь. Все проходил — и любовь, и ненависть. А если и так, значит, эти болельщики — дилетанты. Если им нравится, что команда не играет, что мы пропускаем впятером от четверых — пожалуйста. Но у нас профессиональная лига. И у меня есть руководство, которое знает истинные причины происходящего. Билялетдинов попал в сборную, и ему нужно начинать все сначала. Мы в том же положении. Все в жизни имеет свое начало и конец. «Ак Барс» Билялетдинова закончился. К сожалению, те времена, когда Казань обыгрывала всю лигу одним звеном, прошли. Нам нужно строить новую команду.

 

МОЗЯКИН САМ ПРОСИЛСЯ В «АК БАРС»

- Планируете усиление?

- Конечно, усиливаться надо. Некоторые игроки, прямо скажем, не соответствуют уровню этой команды. Но сейчас кого возьмешь? В межсезонье Казань могла взять любого игрока. Любого, кого бы только захотела. Мозякин сам в «Ак Барс» просился, по весне еще — разве помешал бы? Таких мастеров, как Сушинский, Зиновьев, Морозов, Зарипов, Мозякин — хоккеистов созидающих, креативных — в лиге раз-два и обчелся. Это штучный товар.

- По некоторой информации Сергей Зиновьев и сам не прочь вернуться в «Ак Барс» …

- От Зиновьева мы бы не отказались. Что ни говори, после его ухода первое звено у казанцев осиротело. Эти трое — Морозов, Зиновьев и Зарипов — были друг другу посланы Богом. Да только как он вернется, он же в Уфе под контрактом? Вот был на рынке Королюк, но мы опоздали. Когда вышли на него, у него уже была договоренность с Нижнекамском. Разве я мог Нижнекамску подножку подставить?

- Владимир Голубович в одном из интервью заявил: мол, недоволен Крикунов составом, он работяг любит, а в Казани звезды…

- Так я это сам игрокам говорил! На предсезонке дело было: Зарипов тогда забросил семь шайб, Морозов — шесть, плюс Никулин и Капанен по голу — получается 15 шайб. И вся остальная команда столько же. Вот я и заявил на собрании: «Вы чего, обалдели, что ли? Прижились-пригрелись тут за спиной у лидеров? Думаете, они вас всю жизнь кормить будут? А если они уйдут, не дай Бог, что будем делать? Давайте-ка, начинайте работать!» Надо понимать, что на одном звене далеко не уедешь — они ведь не железные. Самое главное, я вижу, что остальные ребята могут играть, бороться могут. Но они просто успокоились, мхом поросли. Вот их бы отчистить, отдраить, чтобы заблестели — и будет порядок.

- Как игроки воспринимают публичную критику?

- Думаю, им бывает неприятно. А что делать? Если вы не можете дать результат, так вы, хотя бы, боритесь! Я ведь не Билл, молчать не буду. У меня так: если напорол — получи. Так что у нас сейчас работа на контрасте.

 

ПОРАБОТАЮ НЕМНОГО И ПОДАМСЯ В АГЕНТЫ

- Тренерский штаб в Казани сами набирали?

- Мне было поставлено условие: один из помощников должен быть местный. Да я и сам понимаю, что надо российских тренеров подтягивать. Вот поработаю еще немного, и подамся в агенты — надо же кому-то наших молодых специалистов продвигать? Поэтому и взял Мишу Сарматина, он у меня еще в том «Ак Барсе» играл, в начале 2000-х. Кроме того, мне хотелось, чтобы второй ассистент говорил по-фински и по-английски, а таких специалистов в лиге всего два — Вася Тихонов да Володя Юрзинов. Взяли Василия Викторовича. Нашим легионерам как приятно поговорить с кем-то на родном языке!

- Сколько времени отводите команде на раскачку? Когда планируете выйти на пик?

- К первой игре плей-офф, раньше никак нельзя! (Смеется.) Главное, не расслабляться совсем уж на старте, чтобы не растерять слишком много очков, как в прошлом году. А вообще, я скажу, в Нижнекамске работать даже тяжелее, чем в «Ак Барсе». Ребята уходят на лучшие условия. И каждый год приходится начинать практически с нуля. Хотя, с другой стороны, со стабильным составом тоже долго работать нельзя — три года максимум, и надо уходить, либо всех менять. Когда долго работаешь в команде, у тебя глаз замыливается: смотришь — вроде все нормально. А когда со стороны человек приходит, сразу видно: вот это надо поменять, и это…

- Зато у «Ак Барса», наверное, самолет лучше, чем в Нижнекамске…

- Так я однажды уже падал в самолете, наверное, два раза такого не бывает. Давно это было, я еще только начинал играть в Кирово-Чепецке. Полетели мы на Кубок СССР в Алма-Ату. Прилетели и проиграли, и надо нам возвращаться домой. Самолет гражданский ТУ-114, такой стоял много лет в аэропорту Домодедово на постаменте. Летим и вдруг чувствуем — выбрасывает нас из кресел! Ну, мы же спортсмены, реакция есть — ногами за кресла зацепились и пристегнулись быстренько. Видим, под потолком мужик летает и гребет руками-ногами, как в воде! Продолжалось это довольно долго. Раньше в самолетах висели высотомеры, которые показывали высоту — так вот мы падали где-то тысяч с шести до трех. И потом — бум! — резко остановились. Мужик этот в проход упал, вцепился в подлокотник и сидит на полу. Стюардесса пришла, усадила его в кресло, пристегнула и спрашивает: «Товарищи, у кого сигареты есть? Летчикам надо…" Все давай ей пачки совать. Но она так и не успела до кабины дойти — вторая яма, и стюардесса взлетела, висит в воздухе, ногами болтает. А вокруг вещи летают — в самолете много военных летело в Германию через Москву. Вот у них чемоданы — огромные такие — пооткрывались, а оттуда трусы, майки, носки — все повылетало! А мы смотрим — интересно так, никогда такого не видели…

Остановились перед самой землей, на уровне сосен. И пошли-пошли-пошли наверх, воздух зацепили, как пилоты говорят. Должны были в Домодедово садиться, но нас отправили в Шереметьево, в международный аэропорт. Сели, а в новостях уже передают: в Домодедово самолет упал. Один мужик, когда мы падали, в стол так вцепился, что руки судорогой свело, так ему пальцы потом по одному от этого стола силой отрывали. Администратор наш Арарат Попов после этого случая больше самолетами не летал. До сих пор за командой поездами ездит.

Екатерина Балева, Sportbox.ru

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх