Петр Немов: «Бердыев в „Рубине“ контролировал всех, вплоть до уборщицы»

19 января 2017 00:10

Бывший полузащитник «Рубина» Петр Немов рассказал о работе с Курбаном Бердыевым в казанском клубе.

— Курбан Бердыев в «Рубине» заново учил играть в футбол?

— Не прям заново, конечно. Но он тактик сумасшедший — они в этом плане похожи с Гаджиевым. Он каждую команду разбирал так, будто с «Барселоной» предстояло играть. Кто какой ногой сильнее играет у соперника, что умеет, чего не умеет. Если за ним год записывать, то можно спокойно уходить тренировать — потому что про каждого игрока в чемпионате знаешь.

— Помните, чтобы он терял самообладание?

— Случалось, конечно. На сборах он периодически бывал очень суров. Пульт от телевизора сломал однажды. После игры мы разбирали какой-то момент, и он его заново переживал. Прям чувствовалось, что внутри он всех уже трижды убил. Перематывает назад — и опять, будто не видел. На третий раз не выдержал и пульт на пол кинул, начал ругаться. Но, конечно, он большую часть времени старался держать себя в руках и выглядеть спокойно.

— Он знал обо всех процессах в команде?

— Думаю, он контролировал всех, вплоть до уборщицы. Чтобы все работало, как часы, на команду.

— Почему в «Рубине» вас на трансфер выставили еще до окончания сезона?

— Не знаю. Бердыев что-то пытался во мне поменять, но что именно — не объяснял. Не говорил, что его во мне не устраивает. А я сам тоже догадаться не мог. Спустя полгода после перехода в Казань по мне было хорошее предложение, могли продавать. Но Бердыев сказал, что я ему нужен и не отпустил. В итоге за второй круг все перевернулось с ног на голову. Одновременно «Крылья» постоянно звали назад и говорили, что Бердыев разрешил переговоры вести. Я их предложение даже не рассматривал, пошел разговаривать с Курбаном Бекиевичем. Попросил сказать, как есть, зачем мне звонят с вашего разрешения из другого клуба, если у меня здесь контракт на три года. Бердыев ответил, что меня не выгоняет, но решение мне принимать самому.

— Может, проверял так на преданность клубу?

— Какая тут может быть преданность, если одновременно с этими звонками меня даже в заявку включать перестали? Молча дали понять, что могу уходить. Мне казалось, что я могу учиться чему-то новому. Все-таки у многих тренеров играл, причём, на девяти позициях. С легкостью в любой момент мог перейти с одной на другую. И хотелось какого-то открытого разговора. Но получалось, что никто ничего не говорит — и это давит. В итоге я переживал, и нервозность передавалась на игру. Пытался что-то самостоятельно в себе менять, но получалось только хуже. Прекрасно понимаю болельщиков «Рубина», которые меня критиковали. Такие ляпы случались, каких я в школе не делал. Но это все шло от нервозности и недоверия. Самое страшное, когда играешь до первой ошибки.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх