Фабио Капелло: В Бразилии мы сыграли один плохой тайм и пять нормальных

05 ноября 2014 08:15

Первое после чемпионата мира интервью главный тренер сборной России Фабио Капелло дал обозревателю Sportbox.ru Константину Столбовскому.

Может, это никому не интересно, но просто для очистки совести: когда Фабио дал понять, что уже совсем-совсем торопится, я еще и до середины в своем списке вопросов не добрался. Из одиннадцати листов перевернул только пятый. Конечно, обратил на этот момент внимание Капелло — как не обратить, если цифра вся из себя такая футбольная?

Не помогло, конечно. Но настаивать на продолжении банкета было бы верхом наглости: оговоренные регламентом 45 минут истекли. Ровно тайм.

«Встречи президентов — не мой уровень»

- Год назад, в ноябре 2013-го, мы разговаривали с вами в Дубае на чисто футбольные темы, и это было прекрасно.

- Да, я помню.

- Сейчас такой возможности, к сожалению, нет: слишком много «грязных» вопросов. Вы готовы ответить на все?

- Конечно. Иначе зачем я здесь?

- Это ваше первое интервью в России после неудачи в Бразилии. При этом с испанскими, итальянскими, французскими журналистами вы общались…

- Стоп-стоп. Я не дал ни одного большого интервью за последнее время. Ни одного и никому! Были, да, какие-то небольшие разговоры по отдельным темам, вопросы касались в основном европейского футбола. Но мы точно не говорили про Россию.

- Чем вызвана такая позиция?

- Нет никакой специальной позиции, просто так получилось. Не было ни внутреннего запрета, ни внешнего. Может быть, не было даже и запроса.

- Это вряд ли, Фабио. Создалось, более того, ощущение, что вы избегаете открытого общения. Либо просто не хотите говорить с Россией, либо не считаете нужным. А то и попросту боитесь. Где правда?

- Ничего похожего! Если я дал согласие на это интервью, значит, я готов говорить на все темы. Нет проблем.

- Трудно представить, что после работы в «Милане», «Реале», «Ювентусе», сборной Англии вас может всерьез тревожить прессинг, но скажите: вы чувствуете, что после Бразилии он реально усилился?

- Постоянное давление — это нормально для моей работы. Абсолютный стандарт. Давление, о котором вы вспомнили именно сейчас, нормально прежде всего потому, что амбициозная и достаточно сильная сборная России не смогла пройти групповой этап Кубка мира. Трудно найти команду и тренера, которых не ругали бы за такой результат, не критиковали бы, не подвергали бы прессингу, как вы говорите.

Но при этом все очень быстро забыли, что мы играли на Кубке мира после 12 лет паузы. Слишком быстро! Да, мы сделали в Бразилии несколько глупых ошибок, но ведь это футбол. В футболе все может поменяться в одну секунду, в один миг! Мяч может от штанги залететь в ворота, а может уйти за пределы поля. Всего несколько сантиметров влево-вправо — но совершенно разный исход….

- Может быть, есть повод говорить о внутреннем давлении, связанном с личными переживаниями?

- Я работаю над собой каждый день. Я учусь, стараюсь сегодня сделать лучше, чем мог сделать вчера. Такова моя натура. Работа над собой позволяет сконцентрироваться на задачах, а не на эмоциях.

- Еще одно «может быть»: не изменилось ли за последнее время ваше отношение к России, к реалиям, в которых вы живете и работаете?

- Нет. Но зато, мне кажется, после Кубка мира немножко изменился сам футбол. Кубок мира сделал его быстрее, сильнее, умнее. И я вижу, что эти тренды отражаются на футболе России.

- Есть что-то, что мешает вам работать в нашей удивительной стране, создает дискомфорт? То, что вы хотели бы изменить, устранить, уничтожить?

- Да, есть. Но только одна проблема: у национальной сборной нет тренировочной базы. Готовиться к важному матчу с Австрией нам придется в Австрии, потому что в Москве нет подходящего поля, на котором можно нормально работать в начале ноября.

- А такие явления, как вызов главного тренера сборной России в Госдуму, например, — они не создают ощущение иррациональности?

- Это точно не проблема, потому что меня никто никуда не звал. Я был бы счастлив получить такую возможность. Вдруг я стал бы первым итальянцем, который выступил в российском парламенте?

- Как это не звали? Вам уже столько публичных проклятий отгрузили за отказ…

- Нет-нет, не звали. Никогда. Были только разговоры, слухи. Меня многие люди об этом спрашивают. И я вас уверяю: если бы такое приглашение действительно поступило, я бы его, конечно, с благодарностью принял. Почему нет? У меня есть похожий опыт: в Англии я принимал участие в работе одного из парламентских комитетов, связанного со спортивной тематикой. Меня пригласили — я с удовольствием пришел.

- Может быть, вы ждали приглашения на недавнюю встречу президента России с президентом ФИФА? Речь ведь о чемпионате мира-2018, а вы одна из центральных фигур в этой истории…

- Конечно, нет. Мое дело — тренировать сборную России. Встречи президентов — совсем другой уровень. Топ.

Фото: ©Gettyimages/Fotobank.ru

«Я приближаюсь к пределу»

- Вас удовлетворяет уровень личных контактов с футбольными властями России? С президентом РФС, с министром спорта?

- Вполне. С президентом РФС мы встречаемся достаточно часто, в обычном рабочем режиме. Если меня приглашает министр, я, разумеется, принимаю это приглашение и мы разговариваем о важных вещах.

- Вам понятен общий расклад сил в российском футболе? Кто против кого дружит и во имя чего?

- Схватка!

- Национальная федерация против премьер-лиги.

- Да-да. Сейчас в Италии тоже идет большая битва между коммерцией и футболом. Это нормально. По крайней мере, совсем не эксклюзивная история. На одной стороне — федерация, на другой — клубы. Конечно, они должны быть вместе, но в борьбе, в схватке можно найти лучшее решение: на каких условиях им быть вместе и двигаться вперед.

- О контракте Фабио Капелло с РФС говорят все, кроме Фабио Капелло: болельщики, журналисты, министры, президенты. Можно назвать ситуацию с вашим контрактом неопределенной? Если нет, то какое слово подойдет?

- Мне нравится тренировать футболистов, а не разговаривать на посторонние темы. Это моя работа, я делаю ее каждый день много лет подряд. Деньги — совсем другая история, и меня она действительно не вдохновляет. Ни она сама, ни разговоры о ней. Уже все в этом мире знают, что мне не платят по контракту пять месяцев. Меня часто спрашивают: неужели это правда? Да, это правда. Что тут добавить? Надеюсь, решение проблемы будет найдено как можно быстрее.

— Вы же профессионал, Фабио, а профессионалы бесплатно не работают. Ваш сын и по совместительству агент Пьерфилиппо уверяет, что деньги для вас — не главное. «Фабио погружен в футбол», — говорит он. До каких пределов вы готовы погружаться в него бесплатно?

- Я приближаюсь к пределу. Я где-то рядом. В свое время в «Роме» у меня была, к сожалению, похожая ситуация…

Фото: ©Gettyimages/Fotobank.ru

- Именно в этой связи матч с Австрией 15 ноября приобретает, вероятно, особое значение: ключевое не только с точки зрения результата, но и с точки зрения линии вашего поведения.

- Да, да, да. Но я бы предпочел говорить все-таки об игре и результате. О том, что мы провели очень хороший матч в Швеции и имели шансы на победу. О том, что не победили Молдавию всего из-за одной ошибки. И о том, конечно, что матч в Австрии будет очень трудным. Теперь всем понятно, что у нас очень сбалансированная группа. Гораздо более сбалансированная, чем казалось многим на старте квалификации. Мне кажется, вопрос о том, какие две команды поедут во Францию в 2016-м, будет висеть в воздухе до самых последних матчей.

- Просто из любопытства: Шуми Бабаев, хоккейный агент, уверяет, что приложил руку к вашему приезду в Россию. Это правда?

- Я не знаю, кто этот человек. Хоккейный агент, вы сказали? Меня пригласил в Россию министр спорта Виталий Мутко, а не хоккейный агент. Все случилось достаточно быстро. Мне позвонила Элизабетта Бартоше, которая давно сотрудничает с РФС, и сообщила, что министр хочет видеть меня в Москве. Я прилетел в Россию рано утром, у меня даже не было визы, мне оформили ее прямо в аэропорту. Вот как было на самом деле. Простая история.

«На тебя давит какой-то монстр»

- Вы часто вспоминаете Бразилию и все, что случилось там со сборной России?

- Бразилия — это прошлое. Да, я помню наши ошибки, думаю о том, что у нас были шансы на победу в тех матчах, в которых мы не победили. Но это прошлое, повторяю, а мы должны идти вперед.

- Но Россия, народ России получили приличный удар по самолюбию. У вас, насколько я понимаю, другая точка зрения.

- Вот моя точка зрения: мы сыграли плохой первый тайм с Кореей. Очень плохой. Давление оказалось слишком сильным, мы с ним не справились. Остальные пять таймов команда провела на своем уровне и могла добиться результата. Не добилась, да, но таков футбол. Если вы говорите о зрелище, о перфомансе, то зрелищность футбола сборной России тоже была ровно на ее уровне. Нужно понимать одну очень важную вещь: российские футболисты не вовлечены в европейский экшн, они участвуют в национальной лиге, и это большая проблема. Все команды, против которых мы играли в Бразилии, в значительной мере составлены из игроков, которые выступают в Европе: и Корея, и Алжир, не говоря о Бельгии. В ведущих европейских лигах футбол быстрее, сильнее, чем в России, это мы должны признать…

- Как бы вы описали свои эмоции после ничьей с Алжиром? Остались один на один с собой — и?

- Разочарование. Мы были лучше, но пропустили конкурентов вперед. Да, глубокое разочарование. Такие же эмоции пришлось, к сожалению, испытать после недавней ничьей с Молдавией. Сделали ошибку, пропустили гол…

- Молдавия — это был всего лишь один из матчей, а Алжир — один-единственный.

- Вы спросили про мои эмоции, я ответил. Понятно, что Кубок мира есть Кубок мира, но природа чувств очень похожа. Для меня ценность любого матча, в сущности, одинакова. Его ценность — всегда сто процентов, и ни одним процентом меньше.

- Давайте уточним вот какое противоречие: вы перед Бразилией сделали все правильно или что-то можно было сделать по-другому, лучше? Существуют ведь разные точки зрения…

- Мы очень хорошо подготовились к Кубку мира. Наша база была одной из лучших — первый выбор сборной Германии, которая выиграла турнир. Мы отлично тренировались, игроки были в хорошем состоянии. Нет, по моему глубокому убеждению, вся работа была сделана на хорошем качественном уровне. Позже мы провели глубокий внутренний анализ, и этот вывод подтвердился неоднократно.

- Вас упрекают в том, что остался невостребованным ментальный ресурс. Вы не смогли высечь из команды искру.

- А вы все время забываете о том, что сборная России сыграла на Кубке мира после очень долгого перерыва. Я приведу другой пример, хотите? Кубок мира 1974 года. Наша первая игра — против Гаити. Дино Дзофф не пропускал до этого в десяти или двенадцати матчах подряд, он побил все рекорды. Но в начале второго тайма против Гаити мы проигрывали со счетом 0:1. Понимаете, да? Италия — Гаити — 0:1! Мы не могли собраться, у нас не получалось ничего, мы были как в тумане. У нас была отличная команда, великолепные игроки, настоящие мастера — и мы раз за разом делали глупые ошибки. В конце концов победили 3:1, но играли ужасно. Я очень хорошо запомнил тот матч, он отпечатался у меня в памяти.

Кубок мира — это что-то такое особенное, понимаете? Иногда на тебя давит что-то непонятное, какой-то монстр. Никогда не знаешь, когда оно может тебя настичь, это оцепенение. Его не ждешь, нет, оно является из ниоткуда. Вроде дела идут нормально — и вдруг все ломается, и ты не понимаешь, почему игроки настолько скованны, чего они боятся, почему не уверены в себе? Очень сложно это понять, пока сам не пройдешь через такое давление.

Другой пример, «Реал». Последний тур играем дома против «Майорки», и в этом матче решается чемпионство. «Реал» только-только достал «Барселону»: был отрыв девять очков, мы его уничтожили. До «Майорки» целых 12 матчей мы провели просто фантастически, на одном дыхании! А тут раз — и вдруг игра упала. После первого тайма проигрываем 0:1, а «звезды» Мадрида выглядят против «Майорки» мальчиками. Они испуганы, у них в глазах страх, и я не могу понять — почему? В перерыве говорю: «Парни, давайте сделаем проще. Сыграйте 45 минут так, как будто вы на тренировке». В общем, тогда получилось, но я вас спрашиваю: что стряслось со «звездами» «Реала», с топ-игроками? Скажите мне, почему они встали? Кто их парализовал? Как это произошло? В какой момент?

Не скажете.

- Потому что ответа просто нет?

- Да. Паралич есть, а ответа нет. Это, кстати, довольно характерная ситуация, например, для тенниса. Когда близка победа и нужно взять последнее очко, просто перебросив мяч через сетку, — у спортсмена вдруг отказывает рука. Полезный пример для большей наглядности.

- И все это, на ваш взгляд, имеет прямое отношение к игре сборной России в Бразилии?

- Сто процентов. Особенно к первому тайму первого матча.

- С другой стороны, сборная России — ваша первая команда без «звезд». У вас теперь нет ван Бастена, Баджо, Рауля, Руни и многих-многих других. Может быть, именно в этом проблема Фабио Капелло?

- Повторяю: я стараюсь выполнять свою работу как можно лучше. Самое главное, что нам нужно было сделать, чего мы не имели права не сделать, — попасть в Бразилию. Мы туда попали. На недавнем тренерском форуме, который ФИФА провела в Санкт-Петербурге, встретились менеджеры очень хороших команд, которые высоко стоят в мировом рейтинге. Франция, Англия, Испания, Италия, Хорватия, Россия — вот кто там был. Кто из этих сборных вышел в Бразилии из группы, напомните?

Это Кубок мира, я повторяю. Это — Кубок мира.

Фото: ©Gettyimages/Fotobank.ru

«Атакующий футбол жив!»

- В активной ротации такая ваша фраза: «Атакующий футбол умер, забудьте о нем. Романтика в прошлом». Мне почему-то не верится, что вы могли быть так безапелляционны…

- Кто это сказал?

- Фабио Капелло.

- Капелло? Это невозможно! Он не мог так сказать! Никогда и ни за что! Я мог сказать, например, так: нужно быть все более и более агрессивным, футбол требует новых скоростей, особенно в фазе владения мячом. Но если вы хотите контролировать мяч и атаковать как «Барселона», нужно иметь в составе Месси, Неймара, Хави, Иньесту и всех остальных игроков, фамилии которых вы отлично и без меня знаете. Вот в чем моя идея. Согласитесь, что я не мог так быстро поменять свое мнение.

- Но романтика все-таки в прошлом?

- Она жива, когда на поле такие футболисты, которые есть у «Реала» и «Барселоны».

- Что, на ваш взгляд, нового вы привнесли в игру сборной России? Такого, что сделало ее игру лучше, чем она была до вас?

- Это не очень простой вопрос. Видите ли, стиль сборной во многом определяется тем, в какой футбол играют клубы, из которых она формируется. Сложно что-то кардинально изменить за неделю подготовки, хотя мы постоянно пытаемся это сделать. Всегда впереди маячит матч, и почти всегда он решающий. Если ты работаешь с командой ежедневно в течение, скажем, двух месяцев — тогда да, можно изменить стиль, повысить технический уровень, наладить точное взаимодействие людей, звеньев, линий, групп.

Ну как ответить на ваш вопрос? Например, так: российская премьер-лига в основном играет в расстановке 4-3-3 — да, в разных вариациях, но базовая схема именно такова. Я пытался сыграть 4-4-2. Скажем, в Швеции, когда впереди играли Кокорин и Дзюба…

Евро - 2016. Отборочный турнир. Швеция - Россия. Голы и лучшие моменты

- Майский спарринг с Норвегией мы тоже, помнится, с 4-4-2 начали, но потом перестроились.

- Да. Против Израиля еще — с Кокориным и Кержаковым. Но в целом мы все-таки исходим из того, что наиграно в клубах.

- Вы попросили РФС организовать дополнительные краткосрочные сборы — один в декабре, другой в феврале. Какова цель?

- Нужно посмотреть в деле молодых игроков. Новых.

- Но фамилии, конечно, не назовете.

- Чуть-чуть подождите. Список будет опубликован уже на следующей неделе. Декабрьский сбор, скорее всего, пройдет в Сочи и продлится только четыре дня. Про февральский говорить пока рано.

- Вам должна очень нравиться идея с командой по имени «Россия-2018», которую предлагается заявить в РФПЛ. Сколько в ней, на ваш взгляд, здравого смысла?

- Утопия.

- Можете представить, что она будет реализована?

- Нет, это невозможно.

- Найдите одно слово, чтобы охарактеризовать эмблему чемпионата мира-2018? Ваша первая ассоциация?

- Лого мне понравился. Первая эмоция, первая эмоция… По-итальянски это звучит как leggero. Светлый, вот! Легкий. Bubble, пузырь. В общем, что-то такое, что может легко взлететь…

- А знаете, какой элемент предложил включить в эмблему-2018 Павел Погребняк?

- Нет.

- Портрет Фабио Капелло.

- Ха!

- Может, он вам просто привет передает? Хочет напомнить о себе…

- Я о нем помню и знаю, как и где он играет. Хороший парень. Но сборная есть сборная. А лого есть лого.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх