Почему к нам не едет Фалькао?

18 апреля 2011 15:56

После матча с «Порту» Валерий Карпин в беседе с журналистами, а затем и с болельщиками отметил, что одна из главных бед, мешающих российским клубам развиваться, — нежелание футболистов мирового уровня играть в нашем чемпионате. Sportbox.ru разбирается, почему же они к нам не едут, а если и приезжают, то кто?

На пресс-конференции после матча «Спартак» — «Порту» Валерия Карпина спросили, кого бы из игроков наставник красно-белых купил бы в свою команду.

— Фалькао за 25 миллионов евро в «Арсенал» не отдали. Не думаю, что он в Россию даже за 50 поедет.

Колумбйский форвард в данном случае только пример, и главный тренер «Спартака», его президент Леонид Федун, и президент ЦСКА Евгений Гинер не первый сезон твердят о том, что сильные футболисты к нам не едут в принципе.

Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей

 — Был удивлен тем, что Россия — абсолютно европейская страна, — рассказывал почти сразу после приезда в российскую столицу нынешний капитан «Спартака» Алекс. — Вы же сами знаете, какое представление о России в далеких от нее странах — холод, медведи… (смеется). Поэтому, увидев Москву с ее огромными дорогами, большим количеством машин, небоскребами, был приятно удивлен. Да и условия для жизни здесь просто прекрасные.

Похожими впечатлениями делятся все легионеры, только попав в наш чемпионат. Чаще всего вопрос: «Что вы знали о России до приезда?», ограничивается рассказами о «большой-большой стране, в которой зимой очень холодно», «серьезных клубах „Спартаке“, „Зените“ и ЦСКА», с упоминанием в самом лучшем случае Пушкина и Достоевского. Не раз доводилось слышать и о том, что в России почерпнуть информацию о своей родине иностранцам довольно тяжело, равно как и их родственникам получить весточку о жизни близкого человека в России.

Трудности перевода

К мнимой или реальной информационной блокаде прибавляется еще и язык. Тарабарщину, на которой общаются в нашей далекой стране, не то, что понять, прочесть даже большинству легионеров невозможно: вместо привычных букв, какие-то иероглифы. А потому большинство иностранцев, если и начинают русский учить, то вскоре это дело бросают, ограничившись лишь набором слов, который поможет объясниться на поле и в продуктовом магазине.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) утверждает что, язык играет отнюдь не последнюю роль при выборе вариантов продолжения карьеры. Согласно исследованию, если футболист впервые меняет чемпионат, то едет он в большинстве случаев в страну, в которой хоть через слово может понять местных жителей. Бразильцы едут в Португалию, шотландцы — в Англию, испаноговорящая часть Латинской Америки — на Пиренеи и в Италию. Если перенести это на наши реалии, эти переходы по сложности адаптации сравнимы с приездом Дэйвидаса Шембераса в ЦСКА и Анатолия Тимощука в «Зенит».

Прогноз погоды

Третьей бедой, откреститься от которой еще сложнее, чем от первых двух, является необходимость адаптации к холодному климату, к отсутствию на прилавках любимых бобов и мяса с соседней фермы, к особому жизненному укладу. Проблему акклиматизации отменить невозможно, и сколько бы ни кричали, что «за такие деньги могли бы на холод не жаловаться», с природой сложно поспорить. Возможно, поэтому менее теплолюбивые и более понимающие наш язык выходцы из Восточной Европы реже скучают по любимой еде, почти не меняют своих привычек и, как следствие, реже просятся домой.

Прибавьте к этому слова Евгения Гинера, что «в Россию пока звезды едут неохотно, все-таки по уровню наши команды пока не «Реал» и не «Барселона», и получается, что вроде бы ехать совсем незачем.

То, что побеждает зло

Если бы и впрямь все было так грустно, не существовало бы никакой необходимости в лимите на легионеров, и выходили бы на поле только футболисты с паспортами государств СНГ. А поскольку Роберто Карлос в «Анжи», Бруну Алвеш в футболке «Зенита» и Руд Гуллит на тренерском мостике «Терека» отнюдь не мираж, значит, к нам все же едут, и некоторые даже остаются надолго.

Как утверждает коллега Александр Тенев, главный тренер «Порту» Андре Виллаш-Боаш лукавит, и у его клуба бюджет больше, чем у «Спартака», ЦСКА и «Рубина». Скорее всего, так и есть, но есть одно «но». Если верить португальской, испанской и английской прессе, структура бюджета большинства европейских клубов примерно одинакова — большую часть денег «съедают» расходы на зарплаты и трансферы. Кто-то готов вбухать в Фернандо Торреса 50 миллионов фунтов, другой, продав испанца за эти баснословные деньги, купит на радостях Энди Кэролла за 35, а кто-то получив за Бруну Алвеша 22 миллиона евро, найдет Николаса Отаменди за 4 и будет счастлив.

Так может, дело все-таки не в величине бюджета, а в умении грамотно и экономно деньгами распоряжаться, что для клуба, не спонсируемого государственной монополией или нефтяным гигантом, крайне важно. Тогда все силы и бросаются не на аукцион «кто больше заплатит за звезду», а на поиски подающих надежды Фалькао, который, к слову, был приобретен у «Ривер Плейта» за 5,5 миллионов евро.

У нас же считается, что настоящий талант можно привлечь только денежным мешком и модным автомобилем в придачу. Хотя европейский, да и наш опыт показывает, что не только Криштиану Роналду может стать путеводной звездой в команде, а значимость футболиста не всегда определяется количеством нулей в его зарплате. Есть примеры Милоша Красича, Неманьи Видича, Бранислава Ивановича, Ивицы Олича, которые не просто блеснули в России, но и удачно использовали наш чемпионат, как стартовую площадку для продолжения карьеры.

Есть Вагнер и Веллитон, которые, что бы ни говорили об их нынешней форме, свой след в нашем чемпионате оставили и еще, думается, оставят. Но, помимо них, были ведь еще и Рамон, и Моцарт и многие другие, кто отметился лишь в бухгалтерском балансе своего клуба в графе «убыток».

Мария Маркова, Sportbox.ru

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх