Мартин Якубко: Когда я рядом с Навасом, всегда хочу его ударить

27 февраля 2015 17:08

26 февраля форвард «Амкара» Мартин Якубко отметил полукруглый 35-летний юбилей и душевно пообщался с обозревателем Sportbox.ru.

«Пусть будет так, как пролетело»

— Вот вы и стали совсем взрослым, Мартин…

— Да, взрослый, старый. 35 — очень приличный возраст для футболиста.

— Это всего лишь цифры, они ничего не значат.

— Ну да, так и есть, заканчивать пока не собираюсь. Все зависит от того, как человек себя чувствует, потому что в сегодняшнем футболе нагрузки даже не все молодые держат. Самое главное — «физика».

— Что у вас по «физике»?

— Сегодня, слава богу, все хорошо. Полгода назад возникла проблема с паховыми кольцами, и даже в начале зимних сборов она еще была. Я уже не знал, что с этой штукой делать. В Германию летал, везде ходил, спрашивал, обследовался, лечился — никто не знал, как помочь. А потом поехал домой, и там один словацкий доктор поставил какие-то уколы, три штуки. Вот они сработали.

— Вывод: в футбол еще не наигрались.

— Нет, конечно. У меня много травм было, и куда серьезнее, чем эта. Через все прорвался, поэтому еще одна новая ничего не значит. Просто надоело, что проблема непонятная, в этом дело. Но теперь все позади: могу работать на сто процентов.

— Ваши дни рождения, насколько понимаю, ничем друг от друга отличаются. Уж в последние лет 15 — точно.

— Да. Всегда встречаю свой новый год на сборах.

— В этот раз кто первым поздравил, что подарили?

— Рано утром позвонил брат из Словакии. Потом жена, дети. А Санька Селихов, с которым мы в одной комнате живем, сделал подарок. Он знает, что я зимой играю в хоккей, и фуфайку мне выкатил — питерский СКА, моя фамилия, номер 26.

— Почему СКА?

— Вот не знаю. Просто так получилось. А уже на завтраке вся команда поздравила.

— Еще и у Прудникова 26 февраля день рождения. Знаковое совпадение, вас ведь можно назвать конкурентами.

— А чего нас называть? Так оно и есть.

— Прудников способен выиграть конкуренцию у Якубко?

— В футболе так устроено: каждый может выиграть у каждого, если захочет стараться и биться до последнего. И потом у тренеров будут приятные проблемы — выбирать лучшего. Саша сейчас хорошо выглядит: пашет, забивает. Мне будет тяжело, но я постараюсь, чтобы ему было еще тяжелее.

— Еще вопрос, связанный с возрастом. Время — такая странная штука, оно течет сквозь пальцы, и назад его никак не вернуть. Но в день рождения — можно. Согласились бы уехать лет на 15 назад и начать все заново?

— Нет. Ничего не хочу менять, всем доволен. Если вернуть время, кто даст гарантию, что мой путь повторится? Пусть будет так, как пролетело.

«Амкар» - «Спартак». 2:1. Мартин Якубко

«Идешь в борьбу — тогда не плачь»

— По ходу спарринга с «Мордовией» возник запоминающийся эпизод: «Амкар» начинает атаку, борьба с центральным защитником — жесткий стык, падение, стоны-крики, вмешательство арбитра. По итогам сцены парень получил от вас пару ласковых…

— Там такая была ситуация. Я шел на мяч в подкате и никак не мог себя остановить, а он полетел туда, куда лететь просто не было смысла: мяч отыгранный, ты опоздал, парень. Зачем человек сунулся, я не понял. Я его задел, да. Но это он сыграл неграмотно, а не я грубо. И потом еще начал кричать и плакать. Меня вот это больше всего разозлило. Идешь в борьбу — тогда не плачь.

— Симуляция — часть игры, разве нет?

— Верно. Я и сам иногда грешный. Но там не было симуляции, он и правда получил по ахиллам. Так вышло по эпизоду.

— А мне всегда казалось, что вы «фокусами» не увлекаетесь.

— Зачем буду врать? Любой футболист использует моменты, из которых можно что-то выкрутить для команды. Мне кажется, это нереально — заставить игрока быть честным как пионер.

— Значит, «нырок», если он пошел на пользу, — зачетная штука?

— Я не знаю, как правильно сказать. Такая особенная тема… Всегда же хочешь выиграть, а все эти «нырки» и случайные падения происходят без твоего контроля. Я же не строю по ходу дела планы типа «Вот сейчас ворвусь в штрафную и занырну». Просто так складывается игровая ситуация — в один момент, мгновение, долю секунды. Это всегда было и дальше будет. Это нормально.

— Извините, но вынужден напомнить вам один неприятный факт биографии. «Рубин», Сесар Навас, у вас перелом челюсти, у него семь матчей дисквалификации. Известно, что Навас извинился публично, через прессу. А один на один?

— Нет.

— Повод, мне кажется, был.

— Знаете, пусть он со всем этим живет. Человек в моих глазах упал туда, откуда не поднимаются.

— Вы же с ним на поле после этого случая не раз пересекались.

— Раза три.

— Что-то должно было случиться, мне кажется…

— Честно скажу: когда мы рядом, мне всегда хочется его ударить. Но понимаю: если сделаю так — ослаблю команду. Только за счет этого держу себя в руках. Но желание отомстить всегда со мной, ничего не могу с ним поделать. Навас нанес вред моему здоровью, челюсть до сих пор беспокоит, и я очень часто вспоминаю его нехорошими словами. Каждый раз, когда есть повод.

— Какая травма тяжелее — челюсть или паховые кольца?

— Хуже всего та, которая тяжело лечится. Смотрите, за 15 лет у меня было 13 операций: почти в каждом отпуске я дружил с хирургом. Но челюсть прооперировали, она срослась — и все, живем дальше, пусть болит, потерплю. Мне четыре раза резали левое колено, четыре раза правое, но там все было ясно — ножиком раз-два, и через месяц ты снова бегаешь. А с кольцами непонятно, вот что плохо. Когда нет причины — нет уверенности. Хорошо, что эта проблема умерла.

«Терек» - «Амкар». 1:1. Мартин Якубко

«Надо вернуть трибунам все долги»

— Необъявленные девизы «Амкара» — борьба, заруба, смерть врагам и так далее. Со стороны игра команды выглядит именно так, хотя футболисты, уверен, думают иначе. У вас в последнее время было немало возможностей посмотреть на свою команду с трибуны или по телевизору. Что скажете? Интересный у нее футбол?

— Главное, чтобы были победы: если команда выигрывает, всем хорошо. А мы в последнее время без побед. И вы правильно сказали: «Амкар» всегда был командой, которая рвала всех подряд, даже если не могла выиграть. Мы были друг за друга горой. Думаю, людям нравится, когда игрок отдает команде свою душу, свое сердце, — такому болельщики все простят. Они оценят бойца в сто раз выше, чем красавчика, который исполнит один раз за матч, а потом стоит и думает, какая у него классная сегодня прическа и какие разноцветные бутсы.

И вот полгода назад это все куда-то ушло, исчезло. Мы не рубились, не побеждали, не играли в хороший футбол. Про пермских болельщиков я могу сказать только теплые слова, я их очень понимаю: в последнее время на трибунах не так много радости, но оттуда никогда не слышно плохого обидного слова. Надо вернуть им все долги.

— Вы уже три года в «Амкаре», и здесь при вас сменились несколько тренеров…

— Пять. Божович, Хузин, Черчесов, Муслин, Гаджиев.

— Причем с Гаджиевым вы пересекались в свое время в «Сатурне». Он вам тогда доверял?

— Нет.

— Почему?

— Это не ко мне вопрос. Я как раз и ушел из «Сатурна», когда назначили Гаджи Муслимовича. Хотел играть, но понимал, что играть не буду. Пошел в «Химки», потом в «Москву».

— А до Гаджиева в «Сатурне» был Вайсс. Знаете, где он сейчас работает?

— Конечно. В «Кайрате». Он меня, кстати, тоже поздравил сегодня с днем рождения. У Вайсса я поначалу играл, но потом возникла проблема: порвал крестообразную связку, и когда Муслимыч пришел, я еще восстанавливался. Может, потому он и не был во мне уверен тогда.

— Тут недалеко, буквально в паре километров, работает со своей командой еще один тренер, с которым у вас связана часть карьеры…

— Миодраг? Знаете, наверное, нет больше такого тренера в футболе, с кем у меня были бы такие теплые отношения. Иногда общаемся, жаль, что редко. Нет-нет смску кинет… Когда играли здесь спарринг с «Локомотивом», хорошо с ним поговорили.

«Рвать трусы и грызть горло»

— Очень интересно, Мартин, узнать ваше мнение о том, что случилось со сборной Словакии. Четыре победы из четырех возможных в квалификации Евро-2016, испанцев дернули, Украину на выезде… Вы чемпионами Европы хотите стать?

— Почему нет? Пришло хорошее поколение футболистов, четыре-пять пацанов, которые уехали за границу молодыми и прошли через академии больших клубов: Вайсс, Стох, Куцка, Хамшик. Пять лет назад, когда мы играли на чемпионате мира в Африке, они были совсем сырые, а теперь выросли. И по-футбольному выросли, и, самое главное, по жизни. Они теперь другие люди. Меня же вызывали на пару отборочных матчей, видел, знаю — вообще красавцы! И потом, в сборной есть опытные люди — Шкртел, Дюрица, Губочан, совсем старый Якубко. Они тоже приносят команде немножко пользы, делают все, чтобы эта тема правильно работала, чтобы сохранялась химия. Нет, молодежь у нас очень сильная — те, кому сейчас по 23–25.

— А следом за ними есть кто, или это просто счастливое поколение пришло?

— Там дальше тоже пять-шесть человек идут, которые росли за границей, — в Италии, в Англии, в Испании. Наша молодежка, 21 год, играла недавно квалификацию чемпионата Европы с Италией, стык был: взяли первое место в группе и попали на итальянцев. Наши выигрывали, но судья их взял и убил: такую «точку» поставил, каких просто не бывает. Очень жестко нас тогда прессанули, в Словакии потом долго эту тему обсуждали. Мы спокойно могли выйти в финальную часть, и должны были выйти, потому что молодежка — тоже сильное поколение. Но не пустили.

— Странные пенальти — часть игры. Мало ли их случается…

— Никто не убедит меня в том, что когда маленькая страна играет с большой, такие «точки» ставятся случайно. Кому надо, те хорошо понимают, что Италию выгодно пустить дальше, а Словакию — нет.

— Важнее, что сборная Словакии на Хамшике со Стохом не закончится.

— Хотелось бы верить. У нас в последнее время дует свежий ветер: четыре года назад полностью обновилось руководство футбольного союза, пришел новый президент, вся структура поменялась. Офис начал работать так, как должен, и сейчас приходят первые результаты.

— «Старый Якубко», сказали вы. Сомневаюсь, что вас не интересуют в сборной другие роли, кроме роли почетного запасного.

— Тут уж как получится. Я ведь полгода вообще не играл, а в этот момент в сборной поднялся другой наш «большой», Немец. Он мне просто шанса не дал, в каждой игре в порядке, и тренерам смысла не было что-то придумывать. Но ситуация может измениться, потому что Адам уехал играть в Америку, в MLS. Посмотрим, как он там справится, — перелеты и все такое…

— Значит, вы свой шанс в сборной все еще ловите?

— Обязательно! Но первая задача — стабильно играть за «Амкар». Сборной без клуба быть не может.

— И Франция-2016 для вас не исключена?

— Так далеко я не смотрю, конечно. Поживем, поиграем — видно будет

— Как должен завершиться этот сезон, чтобы вы сказали: супер!

— В первую очередь нужно сохранить место в премьер-лиге. Все, что было раньше, мы уже забыли, а впереди 13 матчей, в которых надо рвать всем трусы и грызть горло. Вот это самое главное. Сборную я беру как свой личный бонус: вызовут — хорошо, поеду и отдам все, что смогу, не вызовут — ничего страшного. Ну и надо, чтобы дома было хорошо. Детки маленькие еще совсем — пять и три. Хотя как маленькие… Уже на лыжах вовсю катаются.

Белек, Турция

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх