Андрей Кириленко: Итудис очень похож на Блатта

02 марта 2015 23:13

Об очередном пришествии в ЦСКА, окончании карьеры, тренировках с Гарнеттом и разнице между фаст-фудом и фирменным бургером — читайте в эксклюзивном интервью Андрея Кириленко для Sportbox.ru.

— Какие эмоции и впечатления после нескольких дней в России?

— Немного сложновато в плане акклиматизации, все-таки перемена часовых поясов сказывается. Непривычно, когда ложишься спать и не можешь уснуть до трех ночи. Перестройка организма продолжается, а вот в баскетбольном плане все попроще. За прошедшие четыре-пять дней потихоньку начинаю понимать, чего хочет от меня тренер и каким видит мое место в команде. Вы и сами могли видеть в первых матчах, что сначала я действовал не очень уверенно, потом получше. То же самое касается и тренировок.

— Насколько сложно приходить в команду по ходу сезона, вливаться в уже сформированный коллектив?

— Конечно, сложно. Я бы даже сказал, экстремально сложно. Огромная часть сезона позади, у команды имеется сформированный костяк, свои лидеры, но в тоже время в профессиональном спорте это нормальная практика, когда по ходу сезона в командах появляются новые игроки. В таких случаях задача тренера и самого игрока в том, чтобы максимально сократить процесс адаптации. Сам не чувствую, что у меня какие-либо проблемы в этом плане. Я никогда не был игроком-индивидуалистом и всегда считал, что командные цели должны преобладать над личностными.

— Каким вам показался главный тренер Димитрис Итудис?

— Я уже говорил, что он мне очень напоминает Дэвида Блатта. Главное отличие от Блатта, пожалуй, в том, что Итудис более скрупулезно, въедливо подходит к некоторым деталям. Много времени уделяет разбору игры, и порой это даже немного скучновато для игроков. Но я лишь могу снять перед ним шляпу, как перед человеком, который настолько сильно посвящает себя своей работе.

Андрей Кириленко / Фото: © adidas

— На ваш взгляд, Итудис в большей степени тренер-тактик или тренер-психолог?

— Думаю, что тактик, но и как психолог он специалист высокого уровня. Бывают рабочие моменты на тренировках, когда кто-нибудь начинает заводиться или нервничать — обычное дело для профессионального спорта — так вот, Итудису удается моментально стабилизировать обстановку, причем не какими-то жесткими методами, а за счет шутки, забавного замечания. Такое умение очень помогает налаживанию контакта между тренером и игроками.

— Дебют в матче с «Фенербахче» получился немного смазанным. Были ли вы готовы к тому, что первый матч получится именно таким?

— Естественно я понимал, что «Фенер» серьезный соперник, очень уверенно выступающий в этом году, а что касается моего появления на паркете, то перед матчем мы разговаривали с Итудисом, и изначально я не должен был играть в той встрече, но потом мы договорились, что я проведу на паркете несколько минут. Главная проблема была в том, что на протяжении трех месяцев я не имел полноценной тренировочной практики, не играл пять на пять, а лишь поддерживал форму благодаря индивидуальным тренировкам. Поэтому, выходя в матче с «Фенербахче», я знал, что не готов на сто процентов, и что у меня не будет много игрового времени. Тем не менее, я был приятно удивлен собственными кондициями и уже говорил, что готов проводить гораздо больше времени на паркете. Конечно, может и хотелось бы сыграть в дебюте побольше, но договор есть договор.

— Насколько непривычно играть без партнера и друга Виктора Хряпы?

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы Витя играл, мне очень нравится находиться на площадке с таким партнером по команде. Мы понимает друг друга без слов, но, к сожалению, этот сезон складывается для него неудачно — травма. Мы с ним уже стареем, наше время потихоньку подходит к концу. Будем работать над его восстановлением, делать все для того, чтобы он как можно скорее вернулся.

— Как бы вы охарактеризовали свои физические кондиции?

— В целом все хорошо, за исключением того, что пока я еще не могу проводить долгие игровые отрезки. По матчу с ВЭФом могу сказать, что первые 6–7 минут чувствовал себя отлично. Как только начинаются быстрые отрывы, рваный темп, то начинаю «наедаться», требуется отдых две-три минуты. Думаю, это все тот же вопрос привыкания. Через неделю смогу играть в полноценном режиме.

— С вашим появлением в ЦСКА пресса мгновенно окрестила армейцев главными претендентами на победу в «Финале четырех» Евролиги. Ваше отношение к подобным заявлениям?

— Задача любой прессы в том и состоит, чтобы создавать ажиотаж и привлекать общественное внимание. Мое мнение таково, что присутствие одного игрока в такой командной игре, как баскетбол чуть, чуть повышает шансы, но не делает команду непобедимой. Тем более в таком формате, как «Финал четырех», где любой аутсайдер может выбить из розыгрыша фаворита. В одной конкретной игре может произойти все, что угодно.

— Как считаете, такая система розыгрыша предпочтительнее финальной серии в НБА, где у фаворитов больше шансов выиграть четыре матча, чем у айтсайдера?

— На этот вопрос нет ответа. Половина болельщиков, которые болеют за одну команду, скажут, что формат серии им больше нравится, другие, поддерживающие аутсайдера, скажут, что «Финал четырех» лучше. Тот же самый пример «Мартовского безумия» в США, когда лучшие колледжи разыгрывают чемпионство в играх на вылет, где нет права на ошибку. Это соревнование привлекает массу зрителей, не меньше, чем финальная серия НБА.

— Много говорилось о вашем возможном завершении карьеры. Увидим ли мы вас в следующем году на паркете, и есть ли возможность, что это будет команда НБА?

— Скорее всего, это последний год, возможно, еще один сезон. Возможно. После этого, скорее всего, уже все, хватит. Я примерно представляю, как это будет, если закончится в этом году, и как в следующем. Знаете, как гласит лозунг adidas, значение имеет только то, что происходит сейчас. Сейчас начинается самое интересное, а все, что было раньше, не важно. Сейчас у меня есть определенное задание, миссия, если хотите, и мне не хочется отвлекаться ни на что другое. Главное провести ударно концовку сезона, помочь родной команде в решении поставленных задач, а там посмотрим.

— Есть уже какие-то планы, касающиеся пост-баскетбольной карьеры? Собираетесь ли вы окончательно уйти из баскетбола, либо останетесь, но продолжите работать в другом амплуа?

— Вариантов продолжения карьеры несколько. Где-тодва-три. Один из них никак не связан с баскетболом. Обо всех вариантах мы беседовали с моей женой и сошлись на том, что было бы неправильно не использовать весь тот богатый опыт и багаж знаний, приобретенный за длительную карьеру. Я в баскетболе с семи лет, успел обзавестись многими связями, знакомствами, большинство моих друзей и знакомых так или иначе связаны с этой игрой. Все это можно использовать на благо нашего баскетбола. Сейчас очень тяжело предугадать, какое решение окажется правильным, но я думаю, так или иначе, я буду связан с баскетболом. Не думаю, что буду чувствовать себя комфортно, если буду занят в какой-то другой области, абсолютно не связанной с этой игрой.

Андрей Кириленко / Фото: © adidas

— Хотели бы, чтоб ваши дети тоже стали профессиональными спортсменами?

— Прежде всего, они должны заниматься тем, чем они хотят. Моя задача, как отца, как родителя предоставить им возможность, чтобы они пробовали то, что им интересно, а уже потом сделали самостоятельный выбор в пользу того или иного вида спорта.

— Не будет обидно, если они не проявят такого рвения в занятиях спортом, какое было у вас в сое время?

— Абсолютно не расстроит. Меня расстроит, если они не будут стараться в занятии, которое выберут сами. На сегодняшний день я вижу, у них есть такая важная черта, как ответственность. Старший, которому сейчас 13, ответственно подходит к домашнему заданию, он сам себя контролирует. Я, например, никогда подобным не отличался.

— В последние несколько месяцев было время для общения?

— Да, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вы знаете ситуацию, которая произошла, все это очень сплотило нашу семью.

— Здоровье супруги теперь в безопасности?

— Да, спасибо, сейчас все хорошо. Все удачно разрешилось. Мама и ребеночек в порядке.

— Андреем назвали в честь отца?

— В нашей семье уже третье поколение Андреев, дедушка, папа, поэтому логично решили, почему бы не назвать Андреем.

— Возвращаясь к баскетболу, скажите, в чем разница между тем ЦСКА, в который вы приходили в прошлый раз, и нынешним?

— Та команда, на мой взгляд, была немного опытнее. Играл Шишкаускас, Витя Хряпа был здоров, сейчас со стороны мне кажется, что та команда быстрее схватывала. С другой стороны, так тоже говорить неправильно. Я не начинал сезон с командой, поэтому с такого ракурса мне тяжело судить. Сейчас я постепенно вынужден привыкать ко всему, а тогда у нас был сложившийся коллектив с начала года, и было время подготовиться.

— Вы сказали, что отводите себе максимум год до завершения карьеры. Контракт с ЦСКА действует до конца этого сезона, опция с НБА все еще открыта?

— Думаю, что нет. С НБА все.

— Любой опыт полезен, как положительный, так и отрицательный. Сейчас, по прошествии времени, как бы вы охарактеризовали свой опыт в «Нетс»? Ведь вместо «Бруклина» у вас была возможность подписать соглашение с «Сан-Антонио».

— Возможность заключения контракта со «Сперс» не зависела от меня. Это не была моя опция. Я уже говорил, что доволен своей карьерой, иногда просто происходят ситуации, когда ты не в состоянии предугадать, как сложится твое будущее. Когда я подписал контракт с «Миннесотой», я думал, что и закончу свою карьеру там. Генменеджер клуба Дэвид Кан, который меня приглашал, видел меня в команде на долгие годы вперед в такой роли, какую на данный момент исполняет Кевин Гарнетт. Он видел меня ветераном, наставником для молодежи. Тренер той «Миннесоты» Рик Адельман, один из лучших тренеров, с которыми я когда-либо работал, тоже делал на меня ставку. И если бы ситуация в итоге сложилась иначе, я думаю, что остался бы «Тимбервулвз» надолго и закончил свою карьеру именно там.

Но получилось так, как получилось. Пришел другой менеджер, который имел свое видение ситуации. Я неоднократно говорил, что деньги никогда не были моим основным приоритетом, поэтому я не стал мириться с такой ситуацией и не остался в клубе еще на один год, потому что в конечном итоге все равно бы ушел оттуда. В таких ситуациях важно понимать, ради чего ты играешь. Одно дело, если бы мне был 21 год, и в моей карьере еще не было хорошего контракта, тогда может быть я остался. А на тот момент я предпочел сделать новый шаг в своей карьере и присоединиться к «Нетс». Много факторов совпало: русский владелец, новый бренд, игроки с громкими именами. Как можно отказаться от возможности поиграть в команде с Гарнеттом и Пирсом, и при этом начать сезон в ранге одного из фаворитов? То, что не получилось, это уже другое дело, но я хотел попробовать, я попробовал, оказалось не то. Я не привык жалеть о своих поступках. Я сам принимаю решения, и сам являюсь непосредственной частью их последствий.

— Каково было находиться рядом с такими мастодонтами, как Гарнетт и Пирс?

— Это как раз один из примеров того, почему я вообще не жалею о переходе в «Нетс». Воспоминания о том периоде времени, как часть моей биографии, часть альбома моей памяти, очень важны. Как мы с Гарнеттом приходили на тренировку за два-три часа, разминались и разговаривали на массу разных тем, начиная от игровых схем и заканчивая политикой и экономикой. Фантастический партнер по команде, один из лучших. Первой его фразой в раздевалке, когда он увидел меня, была: «Андрей, я ненавидел тебя, когда играл против тебя». Хотя бы только ради этого стоило играть в той команде.

— Были ли предложения из других команд, помимо ЦСКА, в частности из НБА?

— Из 16 команд, находящихся сейчас в зоне плей-офф НБА, мне предлагали контракты 15. Но я уже говорил, что на сегодняшний момент с клубами НБА меня ничего не связывает, и начинать сейчас все заново уже не имеет смысла. Это была бы такая же ситуация, как с «Миннесотой» или «Бруклином». Единственный вариант в НБА, который я рассматривал всерьез, «Юта Джаз», потому что это родная для меня команда в Америке. То же и с Европой, при всем уважении к европейским грандам, меня с ними ничего не связывает, а ЦСКА это мой домашний клуб, в котором мне хочется закончить.

— А как же петербургский «Спартак». К тому же, в городе на Неве сейчас появился амбициозный баскетбольный «Зенит»?

— С «Зенитом» меня ничего не связывает, а в ЦСКА я сформировался из мальчика в полноценного, взрослого игрока. Огромная часть моей жизни прошла в Москве, и при всей моей любви к Санкт-Петербургу, я за последние 20 лет бывал там исключительно с целью навестить родителей. «Спартак» находится лигой ниже, а свой последний год я хочу провести на высоком уровне и поддерживать свой класс. Плюс Евролига, конечно, большой приоритет.

— Кроме того, у вас ведь в Москве есть и бизнес-интерес, ресторан «Hooters». Следите за ним, участвуете в популяризации?

— Да, конечно. Приглашаю всех в Большой Златоустинский переулок, дом 9. Это спортивный бар с хорошей кухней. А если серьезно, то когда играешь, остается не так много времени на то, чтобы полностью контролировать заведение. Я привык профессионально относиться к своим первоочередным обязанностям, и основное время, конечно, уделяю баскетболу.

— А сами любите именно такую кухню: бургеры, картошка фри и прочий фаст-фуд?

— «Hooters» не фаст-фуд. У нас просто привыкли думать, что если гамбургер, значит фаст-фуд. Так и котлету можно считать за фаст-фуд, но это же не так. Фаст-фуд это когда заготовки разогревают и подают на вынос, а в «Hooters» все готовится непосредственно на месте из свежих продуктов.

— Вы неплохо подкованы. Сдается мне, ресторатор, это один из вариантов постбаскетбольной карьеры.

— Не знаю, посмотрим.

По теме
Еще

Еврокубок 2016-17. Мужчины

Группа A

Группа B

Группа C

Группа D

Группа E

Группа F

Группа G

Группа H

Во вторую групповую стадию по итогам десяти туров проходят по 4 команды из каждой группы. Из второй групповой стадии по итогам шести туров выходят по 2 команды из каждой группы. В плей-офф 8 команд, начиная со стадии четвертьфинала, будут выявлять сильнейшего в сериях до двух побед.
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх