Рикко Гросс: «Мне хотелось продолжить работу со сборной России»

27 мая 2018 10:00

Бывший старший тренер мужской сборной России по биатлону немецкий специалист Рикко Гросс не торопился давать интервью о завершении сотрудничества с СБР и только после подписания двухгодичного контракта с соседями из Австрии рассказал о деталях трехлетней работы с российской командой.

«Как тренер я не могу быть разочарован таким результатом»

— Это было интересное, богатое событиями время, — отметил Гросс в интервью корреспонденту «Матч ТВ» Иванне Никольской. — Мой контракт со сборной России истек, к сожалению, без предложений о продлении, но я никак не могу назвать этот период неудачным. Вся история с Олимпийскими играми была неприятной. До сих пор никто не назовет реальных причин случившегося. Эти события крайне негативно отразились на команде и её результатах.

— Давайте все же по порядку. В сезоне-2016/17 мужская команда хорошо смотрелась на трех этапах, а потом начался спад. В олимпийском году не было и спада как такового: весь сезон команда показывала нижайший уровень. Как такое произошло?

— Одна из главных причин неудачного сезона кроется в психологическом стрессе спортсменов и общей обстановке вокруг команды. Конечно, мы планировали выступить минимум так, как в прошлом году в Хохфильцене. Я хорошо представлял себе, как команда пройдет наработанные стадии подготовки и набирет лучшие кондиции к началу Олимпиады. Но с Играми тоже все сложилось совершенно иначе. Безусловно, нельзя не упомянуть, что общая ситуация была непростой из-за допингового скандала. Мы должны были работать с психологическим давлением в течение всего года. Это было нелегко! С этой точки зрения некоторые вещи просто нельзя переоценивать.

— Вы говорите о том, что команда не справилась психологически?

— Когда работаешь с командой на протяжении нескольких лет и спокойно готовишь ребят к главному старту, тебе хорошо известно, кто и на что способен. Но затем происходит нечто подобное, и всем становится тяжело. Неожиданно появляются сообщения о том, что ни один из спортсменов или только некоторые не смогут участвовать в Олимпийских играх. Работать в таком стрессе было очень непростым испытанием для спортсменов. Хотя я должен отметить, что даже в такой период ребята отлично справлялись. Кроме того, четыре спортсмена из команды закончили сезон в числе 25 лучших по итогам Кубка мира: как тренер я не могу быть разочарован таким результатом.

— Значит, вы оцениваете проделанную работу в сборной России положительно?

— За эти три года сильно прибавили Антон Бабиков и Матвей Елисеев, мы увидели возвращение Александра Логинова. Нужно смотреть не только на статистику результатов, а на изменения в целом. Динамика была, определенно, положительной.

— В последних интервью после окончания сезона вы говорили о сопутствующих побочных обстоятельствах в работе с командой. О чем именно шла речь?

— В тот момент, когда перед соревнованиями против команды и против некоторых спортсменов неожиданно были выдвинуты обвинения, которые при этом полностью необоснованы, ребятам было сложно сосредоточиться на работе: все переживали, не поступало никаких объяснений. Я до сих пор не могу понять, почему моей команде не разрешили участвовать в Олимпийских играх. Это было действительно нелегко. При этом тренер должен объяснить спортсменам, почему они не могут соревноваться на главном старте четырехлетия. Нам всем было очень трудно работать, когда эмоции мешали сосредоточиться, когда мы не получали ответов на вопросы.

«Еще до выборов я представлял ситуацию с российским тренером весьма вероятной»

— Вы были у руля команды на протяжении трех лет. Насколько ваши ожидания от процесса работы отличались от реальности?

— По большому счету работа и сама структура были выстроены весьма успешно. Мы многое черпаем из опыта в то время, как другие команды уделяют больше внимания наработкам. Большая разница видна в построении отчетности и различной документации, а также при желании внести какие-либо изменения в тренировочный процесс. В этом случае тренер видит, насколько сильны некоторые спортсмены и как они набирают свои лучшие кондиции, используя проверенные методики. Получается, что тренер просто следит за процессом.

— Вы действительно были разочарованы, что по окончании сезона от России не поступило предложений о продлении контракта? Повлияло ли на это решение смена руководства в СБР?

— Было четко указано, что президентские выборы не состоятся до конца мая. И только после этого будет решено, с какими тренерами команда станет работать в будущем. Лично для меня этот отрезок времени был слишком длинным. Я понимаю, что это время требовалось СБР для того, чтобы подготовить почву для нового старта. Да, в этот момент мне хотелось продолжить работу со сборной России, но произошедшие изменения открывают новые возможности развития для обеих сторон.

— Вероятно, СБР хотел в этот раз отдать предпочтение российским тренерам.

— Возможно, это так. Еще до выборов я представлял такую ситуацию весьма вероятной. Но я не знаком с внутренними делами СБР, поэтому высказываю лишь предположение.

— Вы чувствуете облегчение, что не нужно будет снова отвечать на надоевшие вопросы о допинге?

— Такое заявление – это интерпретация СМИ, я не хочу дальше это комментировать. Я видел в газетах много спекуляций и во время работы со сборной России.

— Вы всегда прямо отвечали на вопросы о допинге и не сомневались в чистоте российских спортсменов. Поменялась ли ситуация за это время?

— Информация из доклада Макларена не касалась меня, я продолжал выполнять свою работу в тренерском штабе. Не было ни одного свидетельства, которое бы относилось хотя бы к одному спортсмену из моей команды. Ни один биатлонист никак не был связан с какими-то ни было сообщениями о допинге в средствах массовой информации. Логично, что у меня не было причин сомневаться в заявлениях моих спортсменов.

Старший тренер мужской сборной России по биатлону Рикко Гросс и Антон Бабиков / Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

«Тренерский штаб был в замешательстве перед Олимпиадой»

— В олимпийский сезон ваши функции свели к работе со стрельбой, а физическую подготовку доверили Андрею Падину. Возникали ли у вас с Падиным конфликты на этой почве?

— Мы с Андреем всегда разрабатывали тренировочные планы вместе, отмечая в идеях друг друга потенциально положительные моменты. Весь тренерский штаб вел хорошую совместную работу. Падин – хороший тренер, и наше сотрудничество, как и работа с другими тренерами – Башкировым и Поповым, – всегда было на должном уровне.

— Стало ли недоверие к вам причиной такой перестановки?

— Не мне отвечать на этот вопрос. Однако в СБР должны спросить самих себя, было ли решение внести изменения в тренерский штаб накануне важнейшего олимпийского сезона хорошей идеей.

— Правда ли, что спортсмены не всегда соглашались с тренировочным планом на сто процентов и что во второй половине прошлого сезона они работали не с полной отдачей?

— Я бы так не сказал. План тренировок – это заданное направление, которого вы придерживаетесь. При этом всегда необходимо учитывать индивидуальные особенности каждого спортсмена. Таком образом, начальный план и заключительный этап подготовки временами могут иметь небольшие различия.

— Какие отношения были у вас со спортсменами? И почему они постепенно ухудшились?

— Я работал с сильной командой, которая мне нравится. У нас были хорошие рабочие отношения.

— Почему с вами отказался работать Евгений Гараничев?

— Я не хочу это комментировать.

— Значит, в команде не было плохого климата или сложных отношений?

— Нет.

— С кем из спортсменов вам понравилось работать больше всего?

— Да на самом деле мне нравилось работать со всеми.

— Каково было приехать на Олимпиаду только с двумя биатлонистами: Бабиковым и Елисеевым?

— Ребята привыкли соревноваться в большой группе, и выходить на старт в качестве двух единственных представителей команды – это, конечно, было незнакомое чувство. Безусловно, вся команда испытывала нечто подобное: тренерский штаб был в замешательстве, отправляя на Олимпиаду только двух спортсменов из сборной. Я думаю, всем должно быть понятно, что в такой ситуации спортсмены просто не могут раскрыть свой потенциал на сто процентов. В свою очередь, тренер не может требовать от спортсменов большего во время такого психологического стресса.

«За эти годы были опубликованы различные провокационные статьи в мой адрес»

— Под конец сезона стало известно о мононуклеозе Антона Шипулина. Когда вы узнали о том, что он болел?

— Вместе со всеми остальными, и я был совершенно ошарашен заявлением. За прошлый сезон Шипулин ни разу не продемонстрировал стопроцентную физическую форму, но ни о каком заболевании речь не шла.

— Значит, работа Шипулина на протяжении сезона не была никак адаптирована?

— Я получил информацию позже, чем сам Антон решил рассказать об этом. В том момент сам факт уже ни на что не влиял.

— Какими моментами вашей работы в сборной России вы довольны?

— Если говорить об отдельных спортсменах, то, как я уже говорил, я доволен прогрессом Елисеева и Бабикова. И, конечно же, очень рад нашей победе в эстафете на чемпионате мира в Хохфильцене в 2016 году. Кроме того, малый Хрустальный глобус в эстафетном зачете – это серьезный командный успех.

— В российских СМИ вас сравнивали с Вольфгангом Пихлером, который не отличился большими успехами в работе со сборной России, а затем за несколько лет поднял шведскую команду на уровень сильнейших сборных. Вы готовы сотворить чудо со сборной Австрией?

— В работе с каждой командой стоял свои цели. Для австрийцев звездный статус на данный момент не может быть достигнут в краткосрочной перспективе. Безусловно, мы хотим подняться в Кубке наций, но для начала передо мной стоят другие задачи, главная из готовых – сплотить команду в единую целостную сборную страны. До того как меня пригласили на должность главного тренера, многие австрийские спортсмены тренировались самостоятельно или в группах из двух-трех человек. Сейчас мы нацелены на общекомандную работу.

— Как бы вы охарактеризовали себя в качестве тренера?

— Мне бы не хотелось сейчас говорить о компетентности. Я делаю свою работу. За эти годы множество российских СМИ говорили обо мне и моей работе в весьма негативных тонах, и были опубликованы различные провокационные статьи в мой адрес. Что ж, не мне судить.

— Подводя итоги, хотелось бы вам сказать что-нибудь о периоде в сборной России от себя лично?

— Мне было очень приятно работать с этой командой. Я рад, что смог оценить совместный труд и познакомиться с новыми коллегами-тренерами. То же самое относится и к спортсменам. Конечно, было также очень интересно увидеть работу в такой сборной, как Россия, узнать о ее внутренних сложностях, с которыми столкнулся СБР. В целом мне очень понравились эти три года, и я желаю команде всего наилучшего в будущем! Я уверен, что, продолжив последовательную работу, россияне добьются успеха. 

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Текст: Иванна Никольская

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме

Кубок мира 2017/18. Медальный зачет

Имя З С Б В
1 Норвегия Норвегия 15 8 11 34
2 Франция Франция 13 14 11 38
3 Германия Германия 7 8 6 21

Мужчины. Кубок наций 2017/18

Команда Очки
1 Норвегия Норвегия 6458
2 Франция Франция 6129
3 Германия Германия 5910

Женщины. Кубок наций 2017/18

Команда Очки
1 Германия Германия 6179
2 Франция Франция 5887
3 Италия Италия 5407
Еще
© АО «Спортбокс» 2007 — 2018.
Для лиц старше 16 лет

Средство массовой информации сетевое издание «www.sportbox.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-65642 от 04.05.2016
Название — www.sportbox.ru
Учредитель (соучредители) СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: АО «Спортбокс», ООО «Национальный спортивный телеканал»
Главный редактор СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: Гранов Д.И.
Номер телефона редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: +7 (495) 653 8419
Адрес электронной почты редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: editor@sportbox.ru

Наверх