Арсен Минасов: «В нашем футболе есть люди, с которыми приятно иметь дело. Но они потихоньку вымирают»

В интервью Sportbox.ru один из самых ярких представителей российского агентского бизнеса Арсен Минасов рассказал об «агентах влияния», будущем Широкова, прошлом Слуцкого, навыках Соболева и шансах Смолова. Но не только.

— Пять-десять лет назад ваша фамилия входила в топ отечественного рейтинга влияния в агентском бизнесе, а сегодня вы в тени. Что изменилось?

— Мне не нравится термин «влияние» применительно к нашей профессии. Агент, на мой взгляд, не должен быть влиятельным. «Вовлеченный» — вот хорошее слово, оно точнее отражает суть. Я по-прежнему работаю на российском рынке — не так активно, как раньше, но с сохранением ключевых интересов.

— Неужели агентский бизнес не влияет на футбол?

— А в чем должно выражаться влияние?

— В формировании трансферных цен, конечно.

— Мое глубокое убеждение, философия даже, которой я верен на протяжении многих лет: к ценовой политике, если мы говорим о трансферной или арендной стоимости, агент не должен иметь вообще никакого отношения. Наверное, примерно поэтому и объем работы в последние годы в России у меня слегка припал: некоторым клубам такая философия неинтересна.

Агент, напрямую заинтересованный в параметрах трансферной цены своего клиента, работает на клуб и на себя, но никак не на игрока. Ведь я не продаю футболистов, не покупаю их, не формирую его трансферную стоимость и, соответственно, не беру деньги с клубов и не плачу им. Важен договор игрока с клубом — вот моя зона деятельности. Мой клиент и одновременно работодатель — игрок. Точка.

Но стереотипы в нашем бизнесе — символ вечности. Даже близкие друзья регулярно радуют меня этими вопросами: «Кого продал? Кого купил?». Что остается делать? Вспоминать Сервантеса с его ветряными мельницами и ставить перед друзьями контрзадачи: «Как купить Акинфеева или продать Рассказова? Научите!».

Игорь Акинфеев / Фото: © РИА Новости / Алексей Куденко

Но я не на Марсе живу, а всего лишь в Испании, и очень хорошо понимаю, конечно, как устроен российский трансферный рынок. Агенты, которые продают/покупают/влияют, интересны некоторым руководителям некоторых клубов — пусть будет такая условная статистика. Это невыпадающее звено в цепочке, удобный и очень важный инструмент для решения личных задач. Но не задач футбола в целом.

Поэтому у нас все, мягко говоря, неважно. Поэтому мы хромаем на обе ноги.

Максимум пятнадцать стоящих матчей за полный сезон — наше российское счастье

— А мы хромаем?

— Конечно. Мое субъективное мнение: с каждым днем сильнее.

— Можно подробнее?

— Еще раз: мнение субъективное, но твердое. Тех, кто готов его оспорить, я внимательно выслушаю и готов подискутировать.

Для меня самый простой маркер — мои собственные дети. Они с малых лет живут футболом, они им, можно сказать, избалованы, но русский футбол их вообще не трогает. Так и говорят: «Неинтересно, пап. Скучно». Это задевает, но ты тут же гасишь внутренний протест фактами: семь-десять, ну максимум пятнадцать стоящих матчей за полный сезон — наше российское счастье.

Или давайте поговорим о посещаемости, если хотите. Ее рост подогрели новые стадионы, построенные к чемпионату мира, но на очень короткой дистанции. Сейчас динамика опять на нуле. В Европе на играх наших команд в Лиге чемпионов и Лиге Европы стадионы с трудом заполняются на 50-60 процентов. Или вспомним о культуре боления, которую во многом формирует фанатье. Не фанаты, не болельщики, дай им бог здоровья, а бесконечно неуважаемое мною фанатье.

По итогу я, конечно, смотрю РПЛ, потому что надо. А вот когда не только надо, но еще и хочется — сажусь в самолет и лечу в Барселону, Лиссабон, Мюнхен, Париж, Лондон. Или еду в Севилью. Смотрю не только на матчи взрослых, но и юношей разных возрастов. Вот где действительно интересно!

— Может, все несколько проще? Самые ваши известные клиенты — такие, как Роман Широков, Лима, Окоронкво — сошли со сцены. Кто на замене?

— В том, что немного остыл к чемпионату России, есть и моя вина: слишком долго живу в Испании. Как сказал мне однажды один из бывших руководителей РФС: «Собрал из нашего футбола, все что мог — и уехал», хотя, когда я переехал, Россия даже смутного представления о сути агентского бизнеса не имела.

Но сейчас начинаю перазапускаться: сделал упор на молодых ребят, они потихоньку подходят к нужному уровню, требуют внимания и участия.

На бытовом уровне российским футболом не интересуется вообще никто

— В основе вашей оценки в любом случае лежит уровень чемпионата России. Как его видят в Европе?

— Пик интереса, мне кажется, пришелся на середину-конец нулевых. Был отрезок, лет восемь-десять, когда в нашу сторону смотрели внимательно. А года, пожалуй, с 2016-го, после чемпионата Европы, интерес начал неуклонно затухать.

На бытовом уровне российским футболом не интересуется вообще никто. На профессиональном могу вспомнить за последнее время вопросы по Чалову конкретно и по ЦСКА в целом. За «Зенит» спрашивали. Еще Соболевым, Рассказовым, Сулеймановым интересовались люди. Совсем недавно был разговор о Сафонове. Пожалуй, все.

— При этом затолкать своего клиента в Россию рады все агенты мира. Где логика?

— Вы же знаете ответ. Перед каждым трансферным окном коллеги твердят одну и ту же мантру: «Арсен, помоги устроить игроков в России, у вас деньги хорошие». Но никто не скажет: «В чемпионате России можно прогрессировать». То есть интерес не футбольный, а личностный.

Магомед-Шапи Сулейманов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Помогаете?

— Избирательно. В целом роль посредника мне не интересна. Предпочитаю быть непосредственным участником процесса подписания договора игрока с клубом и разделять ответственность за контракт вместе с футболистом.

Это очень непростая история — вести дела с директорами российских клубов. Не со всеми, конечно: в нашем футболе достаточно людей, с которыми всегда приятно иметь дело, и не только по работе. Но они потихоньку вымирают. К сожалению, на первый план входит материальная сторона вопроса, а не профессиональная, спортивная. Профессионалов выдавливает популяция, не имеющая о футболе никакого понятия, но мечтающая на него влиять.

Это страшно, честно говоря. Однако от их решений в данной конкретной ситуации зависит судьба данного конкретного футболиста, за судьбу которого ты отвечаешь. Поэтому ты закрываешь рот, делаешь лицо попроще и притворяешься, будто внимаешь. А через год-два, глядишь, на твоего собеседника уголовное дело завели. Или клуб накрылся.

— Не эксклюзивная история.

— Вот именно. И я от этого начал уставать. Рома Широков, у которого есть опыт работы спортивным директором в «Динамо», говорит: «Никто не заставит меня делать то, что творят дилетанты. Спортивный директор — не бизнес, а спорт».

Роман Широков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— У Романа есть перспективы по этой линии?

— Он активен, полностью в теме, но найти себя ему будет не очень просто.

— С учетом особенностей характера?

— С учетом национальных особенностей нашего футбола. Роман грязью заниматься никогда не будет и рядом грязи не потерпит.

Для тех, кто хочет иметь серьезный, прогрессирующий футбольный клуб, Роман очень достойная кандидатура на должность генерального директора или не зависимого от него спортивного директора. Он уже сегодня — сильный менеджер, и уверен, что способен выйти в топ. У него большой опыт в футболе и хорошее образование. Пусть простят меня многие футболисты, но Широков действительно учился, а не получил свой диплом только потому, что он успешный спортсмен.

Когда начался неудачный отрезок, те, кто дышал ядом, вышли из тени, а кто восхищался — спрятались в кусты

— Есть россияне в низших испанских лигах?

— Единицы. Те, кого привезли сюда совсем детьми или кто здесь родился. Формула нехитрая: ребята, играющие на уровне РПЛ, в низшие испанские лиги не поедут, потому что маленькие деньги. А те, кто в ФНЛ и ниже, не выдержат конкуренции. Да и лимит жесткий, многие факторы не в нашу пользу.

— А клиенты-тренеры у вас есть?

— Есть.

— В этой связи вопрос: выступление Леонида Слуцкого в Европе — успех или провал? Как он презентовал российскую тренерскую школу?

— Думаю, что он презентовал главным образом Леонида Слуцкого.

— Хорошо, пусть так. Получилось?

— Не знаю, честное слово. Работа тренера настолько сложна и многообразна, что оценивать ее со стороны — последнее дело.

Один из моих клиентов, иностранец, однажды помог мне понять чуть больше. «Никогда, — говорит, — не принимай на веру разговоры о том, какая тренером была проделана работа. Все это сказки от дилетантов и для дилетантов. В моей практике бывало так и не раз: команда в недельном цикле работает шикарно, ни к кому ни малейших претензий, все получается. Но наступает день матча — мяч валится из ног, результата нет, провал. Открываешь газеты и читаешь: «Команда проделала плохую работу».

А бывало ровно наоборот: ничего на тренировках не получается, футболисты дергаются, ты психуешь, мечешься, что-то пытаешься изменить, но все идет кувырком. Однако в день игры команда летит словно на крыльях: победа, овации, фейерверки, счастье. И всем, конечно, понятно, что «командой была проделана отличная работа». Всем, кроме тебя.

Леонид Слуцкий / Фото: © Nathan Stirk / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Поэтому только сам Слуцкий в состоянии объективно оценить, какую он проделал работу. А публика судит главным образом по результату, который по определению не может быть только в плюс. Сначала все восхищались его «Витессом». Потом, когда начался неудачный отрезок, те, кто дышал ядом, вышли из тени, а кто восхищался — спрятались в кусты.

Если вам интересно знать, какой он тренер в моей системе координат, отвечу так: думающий, полностью погруженный в футбол. Очень интересный человек, любящий и умеющий учиться. Но есть вещи, которые, по моему мнению, ему мешают. Искренне хочу в этом ошибиться. Очень надеюсь, что Леонид от этого избавился.

— Вопрос, на самом деле, шире. Дело ведь не в Слуцком лично, а в том, что он — пионер, посланец российской школы.

— Не соглашусь. Анатолий Бышовец работал в «Маритиму» (Португалия), Сергей Андреев — в «Вардаре», он чемпион Македонии. Валерий Карпин — в «Мальорке», Станислав Черчесов — в «Легии», с которой стал чемпионом и выиграл Кубок Польши. Это только те, кто, работая в России, потом уезжал в европейские клубы.

— При этом по-прежнему невозможно представить, чтобы немецкая бундеслига, Эредивизи или Чемпионшип сохраняли стабильный интерес к российской тренерской школе.

— Скажу вам по секрету, что серьезные европейские клубы, практикующие шорт-листинг не только по игрокам, но и по тренерам, обязательно имеют в виду Россию. Как пример — Мончи, спортивный директор «Севильи». Или Пабло Ортэльс, его коллега из «Вильярреала». Если в России появится команда, играющая в интересный футбол, с подходящим для этих клубов стилем и философией, Мончи и Ортэльс обязательно заинтересуются тренером, чьи методы и идеи дают результат. И Мончи с Ортэльсом — не исключение из правил.

Главные козыри Чалова на этом этапе — молодость и относительно невысокая цена 

Фёдор Чалов / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Вы упомянули Чалова, к которому за границей действительно есть интерес. На чем он основан?

— При всем моем уважении к Феде, его главные козыри на этом этапе — молодость и относительно невысокая цена. То есть объективные факторы. Парень стал лучшим бомбардиром лиги, играет в одном из сильнейших клубов России, привлекается в сборную, участвовал в еврокубках — значит, что-то в нем есть, можно смотреть. Дальше начинается совсем другая история.

Чалов — хороший мальчишка. Правильно воспитанный, умный, перспективный, но интерес к нему из-за рубежа несколько условен. Наверное, правильнее говорить о любопытстве: слышали, читали, а теперь хотелось бы внимательно посмотреть. Возможно, ошибаюсь: я же не общаюсь со всей футбольной Европой, а сужу только по личному опыту.

А вот история с обратным знаком — Комличенко. Она очень характерна для России. Где были «Динамо» и остальные, когда он играл в «Краснодаре-2», «Черноморце» и молодежной сборной? Почему на парня не обратили внимание раньше? Ответ простой: «Если он «Краснодару», где его хорошо знают, не нужен, зачем мы его будем смотреть, время тратить?»

Коля в своей «Младе» дал убедительный результат. Но я вас уверяю: люди, отвечающие за селекцию «Динамо», вживую видели его игру раза два, не больше. Попалась на глаза статистика: ух ты, наш, да еще и забивает! Кто такой, сколько лет? Так это же краснодарский Комличенко! Посмотрели нарезки голов, пару матчей по ТВ, возможно, спросили мнение Черчесова, позвонили Кононову, Шалимову — картина маслом, берем, готовьте деньги.

А кто-то из купцов анализировал его возможности три-пять лет назад? Конечно же, нет! Это — уровень нашей селекции. За редкими исключениями.

Бывает, предлагаешь клубу игрока — обоснованно, аргументированно, с учетом многих факторов, а через час-два получаешь резюме: «Слушай, да у него индекс по Инстату как-то не очень, да и за основу почти не играет. Не будем смотреть, не годится». Я, клянусь, понятия не имею, из чего складывается этот индекс, как он вообще формируется. А вот кто, как и по каким параметрам описывает матчи, подсчитывая статистику игроков и команд, имею представление. Зато многие клубы по индексу миллионные трансферные бюджеты осваивают.

Николай Комличенко / Фото: © ФК «Краснодар»

Но самое главное, что такой уровень компетенции спортивных директоров полностью устраивает их руководителей, потому что в футболе они разбираются, скажем так, не очень хорошо. Круг замкнулся.

— По Соболеву, которого перехватил «Спартак», такая же картина?

— Конечно. Один в один. Вот вы — спортивной журналист, то есть, хочется верить, профессионально подготовленный человек. Задам простой вопрос: откуда Соболев попал в «Крылья»?

— В общих чертах я его биографию знаю: интересовался осенью, когда Александр шел по шикарному бомбардирскому графику.

— Тогда немного математики. В РПЛ и ФНЛ — 36 спортивных директоров и какое-то количество скаутов. Условно — 120 человек, профессионально занимающихся селекцией. Сколько из них ответят без помощи Гугла, где играл Саша Соболев до «Крыльев Советов»? Парню всего 22 года, глубоко в историю русского футбола нырять не надо, там не десять клубов в профайле.

— Один из десяти — скажет?

— Сомневаюсь. Даже сейчас. А год назад, когда его из Самары сбросили в аренду в Красноярск, про Соболева знали только одно: он большой. Где была наша селекция, когда в сезоне-2016/17 из Томска один за другим ушли почти все основные игроки, Валера Петраков с молодежью мучительно вылетал из премьер-лиги, а Соболев был в той команде одним из лучших? И потом ведь еще первая лига была, где он сразу стал одним из лидеров…

Александр Соболев / Фото: © ФК «Спартак»

Еще раз: всесторонний анализ — не про нас. Мало кто в спортивных департаментах клубов РПЛ и ФНЛ занимается своей работой глубоко и серьезно. Зачем тратить время на погружение, если можно с успехом, ни в чем себе не отказывая, прыгать по верхам?

Большие клубы никогда не покупают футболистов на эмоциях

— Один из серьезных людей, занятых в агентском бизнесе, уверяет, что крупные турниры вообще не влияют на стоимость игроков: репутация формируется только на дистанции. А мы как-то привыкли думать, что стоит «выстрелить», например, Дзюбе на чемпионате мира-2018 — и все, Европа лежит у ног…

— Любой крупный турнир — всего лишь экзамен. Конечно, его нужно сдать как можно лучше. Близкая мне аллегория: моя дочь очень хорошо учится. Я ей горжусь. За все время обучения в школе, университете и аспирантуре у нее никогда не было ни одной четверки, даже текущей. Недавно она защитила диссертацию и получила очередной красный диплом. Идеальная картина!

Андрей Аршавин, прежде чем уехать в «Арсенал», почти десять лет подтверждал уровень, играя за «Зенит» и сборную России. В последнем матче отборочного турнира на чемпионат Европы-2008 с Андоррой его удалили с поля — прямая красная. Мы еле выстояли, хорваты уложили англичан, Россия вышла на Евро.

За ним уже внимательно следили скауты серьезных европейских клубов, и дисквалифицированному Аршавину, который пропускал первые два матча Евро, с испанцами и греками, хватило времени, чтобы сдать свой экзамен на отлично. Тут же появились предложения, от которых нельзя отказываться! Даже мне два серьезных клуба задавали вопросы по Аршавину.

А вот другой сценарий. Олег Саленко, о котором в Европе мало кто слышал и знал, ввалил пять мячей Камеруну на чемпионате мира-1994 и стал лучшим бомбардиром турнира. Парень поймал удачу за хвост, так звезды сошлись на небе. Конечно, к нему появился дополнительный интерес, тем более что он к тому времени уже играл за «Логроньес».

Но кто хотел Саленко? Условные «Ливерпуль», «Барселона», «Ювентус»? Нет. При всем уважении к Олегу — условные «Вест Хэм», «Бетис» и «Валенсия», на тот момент испанский середняк. Потому что большие клубы никогда не покупают футболистов на эмоциях.

— Ваши клиенты будут сдавать экзамен на чемпионате Европы-2020? Не обязательно в составе сборной России, а вообще?

— За последнее время два футболиста, с которыми работал и работаю, пропустили серьезные форумы из-за травм: Широков — чемпионат мира-2014, Витя Васин — чемпионат мира-2018. Варианты, конечно, есть и сейчас — даже, надеюсь, на уровне главного тренера. Но я лучше придержу язык. Так-то я не суеверный, но волей-неволей приходится думать о сглазе.

— Прошлым летом российские клубы потратили на трансферном рынке приличные деньги. Мы-то привыкли думать, что сытые времена прошли — и вдруг бах, почти 250 миллионов евро! Как считаете: вспышка, эпизод или мы возвращаемся в бизнес?

— И покупать, и продавать мы можем и должны гораздо интереснее. Объем и количество на самом деле, — не главное. Кто от России играл на мировом рынке, тот своих позиций не теряет: «Зенит», «Локомотив», «Спартак», «Краснодар». Надеюсь, ЦСКА вернется в этот ряд. «Динамо», видимо, еще подтянется, хотя «Динамо» — отдельная песня. Летом 2019-го ребята потратили 30 с лишним миллионов, а годом раньше — два-три. Что-то я не вижу, как этот рост сказался на игре и результате.

Затраты европейских топ-лиг в летнее трансферное окно-2019 (в евро)

  • Англия — 1,55 миллиарда
  • Испания — 1,3 миллиарда
  • Италия — 1,15 миллиарда
  • Германия — 742 миллиона
  • Франция — 670,1 миллиона...
  • Россия — 234,82 миллиона (из них «Зенит» — 66,7, «Спартак» — 42, «Динамо» — 33,7)

Вопрос только в том, как Смолов справится с конкуренцией

— Ваше мнение: у Федора Смолова в «Сельте» есть перспективы?

— Шансы и перспективы у футболистов с неплохим бэкграундом есть всегда. Понятно, что «Сельта» на него рассчитывает, вопрос только в том, как Смолов справится с конкуренцией.

— Ну да, поди выдави из состава Аспаса

— Думаю, в этом контексте стоит иметь в виду скорее уругвайца Габриэля Фернандеса. Кроме того, у «Сельты» есть Санти Мина, о котором в последнее время немножко подзабыли.

Федор Смолов / Фото: © AFP7 / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Самый интересный, на ваш взгляд, зимний трансфер в Европе?

— Безусловно, переход Кристиана Эриксена в «Интер». Transfermarkt, если правильно помню, оценивает его в 90 миллионов евро, реальный рынок — в 70 с плюсом, а «Тоттенхэм» по факту получил 20. Очевидно, сыграл роль срок контракта, который заканчивается летом 2020-го.

— Агентский бизнес в целом доверяет оценкам Transfermarkt?

— Не возьмусь отвечать за весь бизнес, но лично для меня это не главный ориентир. Пример Эриксена, который как-то очень быстро подешевел, подоспел в этом смысле вовремя.

Интересно наблюдать за работой на рынке дортмундской «Боруссии», которая формирует сейчас очень интересную группу атаки с удивительным Холанном в одной из главных ролей. Кроме него, у Дортмунда есть еще один очень интересный молодой футболист — американец Джованни Рейна, которому недавно исполнилось 17: с хорошим объемом центральный хав, с быстрым и точным мышлением.

8-й мяч Эрлинга Холанна в четырех матчах за "Боруссию"

Переезд Бруну Фернандеша из Лиссабона еще раз подтверждает умение португальцев и выращивать, и грамотно продавать футболистов. Причем как своих, домашних, так и привозных вроде Халка и Витселя.

А мое персональное непреходящее удивление — трансфер Эстебана Гранеро из «Эспаньола» в «Марбелью», которая выступает в Сегунде B. Вряд ли эта сделка интересна кому-нибудь за пределами Испании, но, чтобы было понятнее, такая аналогия: представьте, что Ибрагим Цаллагов, один из лидеров ФК «Сочи», вдруг уезжает в какой-нибудь клуб ПФЛ…

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Спартак Динамо Черноморец Интер Локомотив ЦСКА Крылья Советов Томь Арсенал Тоттенхэм Хотспур Ливерпуль Ювентус Барселона Вильярреал Боруссия Зенит Севилья Эспаньол Валенсия Вест Хэм Юнайтед Спортинг Легия Краснодар Бетис Енисей Маритиму Сельта Вардар Млада Болеслав Марбелья Логроньес Краснодар-2 Сочи Россия Хорватия Греция Испания Англия Андорра Камерун Леонид Слуцкий Роман Широков Валерий Петраков Игорь Акинфеев Станислав Черчесов Игорь Шалимов Андрей Аршавин Валерий Карпин Артем Дзюба Халк Эстебан Гранеро Федор Смолов Кристиан Эриксен Олег Саленко Ибрагим Цаллагов Арсен Минасов Виктор Васин Лима Анатолий Бышовец Яго Аспас Сергей Андреев Олег Кононов Николай Комличенко Санти Мина Бруну Фернандеш Николай Рассказов Матвей Сафонов Магомед-Шапи Сулейманов Федор Чалов Александр Соболев Холанд Эрлинг Лейтес Фернандес Джованни Рейна Мальорка Аксель Витсель Лига чемпионов РФС РФПЛ ФНЛ Футбол Европа Англия Германия Испания Другие Нидерланды Португалия Трансферы Россия Российская Премьер-Лига Сборные Чемпионат мира Чемпионат Европы
Еще
© ООО «Национальный спортивный телеканал» 2007 — 2019.
Для лиц старше 16 лет

Средство массовой информации сетевое издание «www.sportbox.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-72613 от 04.04.2018
Название — www.sportbox.ru
Учредитель (соучредители) СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: ООО «Национальный спортивный телеканал»
Главный редактор СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: Гранов Д.И.
Номер телефона редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: +7 (495) 653 8419
Адрес электронной почты редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: editor@sportbox.ru

Наверх