Виктор Самохин: «Верю в сборную — у нее же штаб спартаковский!»

14 ноября 2021 08:10

Один из ведущих футболистов «Спартака» 70-х не сомневается, что сборная России доберется до Катара.

Дебютант против Поркуяна

Самохин — из немногих, кто прошел с красно-белыми путь от вылета из высшей лиги до чемпионского звания 1979 года. Позже, поиграв за ЦСКА и саратовский «Сокол», вернулся в родной клуб в качестве тренера и семь лет (1996 — 2002) помогал Олегу Романцеву. А десять лет назад вновь оказался в «Спартаке» — теперь уже в качестве тренера клубной академии.

— Давайте с начала. Как вы пришли в «Спартак»?

— В юные годы я жил в Москве, в Мейеровском проезде, который теперь называется проспектом Буденного. По выходным молодые люди играли там в футбол, делая ставки по рублю. Попутно «забивали козла» и пили пиво. Привлекали к футбольным баталиям и нас, подростков. При этом Александр Горянов, будущий востоковед, сделавший карьеру на телевидении, который был годом старше меня, уже тренировался на Ширяевом поле в «Спартаке». Он и посоветовал записаться в какую-нибудь футбольную школу. Вместе с ним поехал на просмотр в «Спартак» и был принят в группу Михаила Павловича Огонькова (в прошлом защитника сборной СССР, олимпийского чемпиона Мельбурна-56. — Прим. Sportbox.ru).

До этого я занимался плаванием в бассейне на Мироновской улице. Причем известный пловец Семен Белиц-Гейман (двукратный призер Олимпийских игр 1968 года в эстафетах. — Прим. Sportbox.ru) видел у меня хорошие задатки. Но мне очень хотелось играть в футбол. Сказал родителям, что у меня якобы в воде сводит ноги. Они напугались: «Ладно, занимайся своим футболом».

Со временем меня взяли в сборную Москвы, где собралась плеяда молодых футболистов, попавших впоследствии в команды мастеров. Среди них были динамовские воспитанники Николай Толстых, Николай Колесов и Олег Родин, почти вся карьера которого прошла во львовских «Карпатах», торпедовец Юра Ванюшкин. А потом был дубль «Спартака».

— В основной команде красно-белых вы дебютировали 18-летним в конце сезона-1974 в Днепропетровске. Помните подробности?

— В том матче не смог принять участие Сергей Петрович Ольшанский. У него, кажется, уже тогда были какие-то вопросы с армией, куда его призвали в мае следующего года, после чего я его заменил на постоянной основе. Играл в центре обороны в паре с Николаем Викторовичем Осяниным.

А в матче с «Днепром» пришлось противостоять главным образом опытному Валерию Поркуяну, который прославился на чемпионате мира 1966 года, забив четыре гола. «Помотает он тебя», — посочувствовал сосед по гостиничному номеру Саша Пискарев. Но мы победили — 4:1. Поркуян не забил — значит, я сыграл неплохо.

— Благодаря участию в том октябрьском матче вы в первый раз стали серебряным призером чемпионата (Самохин повторит этот успех в 1980 и 1981 годах. — Прим. Sportbox.ru).

— Но медаль мне не вручили. Для получения награды требовалось провести 50 процентов матчей.

«Заговор против «Спартака»? Мы сами виноваты»

— Чемпионат 1975 года, в котором «Спартак» занял только 10-е место, стал предвестником еще более крупных неприятностей…

— Пошла смена поколений. Да и внутри команды происходили передряги. После сезона убрали не только главного тренера Николая Алексеевича Гуляева, но и начальника команды Николая Петровича Старостина. А ведь это основатель «Спартака». Глыба! Оставив команду без него, профсоюзное руководство допустило огромную ошибку.

— Как конкретно Старостин воздействовал на футболистов?

— Это был великий педагог, психолог. Никогда не повышал голоса. К нему в кабинет на втором этаже офиса возле метро «Красносельская» шли с любыми проблемами. Добрейшей души человек, он всегда выслушивал игроков. Для всех спартаковцев Николай Петрович был как отец родной.

А в тренировочный процесс Старостин не вмешивался. Только всегда призывал следить за весом, отдыхать и восстанавливаться. Говорил, что, если во время скачек на ипподроме где-то на лошади разместить один гвоздь, то из-за дополнительных ста граммов она, даже будучи фаворитом, может не придти к финишу первой. Так и футболист с лишним килограммом веса раньше устанет и рискует допустить роковую ошибку. «На охоту идут с голодной собакой, а вы бегаете сытыми», — наставлял Старостин.

— Не раз написано, что в 1976 году в команде сложились группировки во главе с Евгением Ловчевым и вратарем Александром Прохоровым. В чем суть их конфликта?

— Эти двое боролись за капитанскую повязку и агитировали за них голосовать, хотя в конечном итоге у каждого футболиста было свое мнение.

В принципе внутри команд всегда существовали и существуют отдельные группы. У молодежи своя компания, у старожилов — своя. Теперь между собой больше общаются, с одной стороны, россияне, с другой — иностранцы.

Кубок СССР по футболу 1972 года. Евгений Ловчев (справа) против Леонида Пахомова («Торпедо») / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

— Вы соответственно относились к молодежи, как и Олег Романцев, который тогда по ходу сезона даже уехал из «Спартака» обратно в Красноярск, настолько ему не понравилась обстановка. Лидеры и за ваши голоса боролись?

— Можно и так сказать. (Смеется.) Дистанционного голосования тогда еще не придумали, все было на бумажках, итоги же подводила счетная комиссия.

— В весеннем чемпионате 1976 года «Спартак» занял 14-е место, осенью, когда вылетел из высшей лиги, — 15-е. Получается, провал закономерен?

— Однозначно.

— В осеннем чемпионате шесть голов было на счету у Михаила Булгакова, из которых половина с пенальти, по три — у Евгения Ловчева и Валерия Гладилина, а у нападающих — один забитый мяч на всех. То есть не ладилась прежде всего атака?

— Не ладилась вся игра. Не было взаимодействия, тем более что и состав постоянно менялся. Константин Иванович Бесков в связи с этим потом вспоминал басню Крылова «Лебедь, рак и щука». Каждый тянул одеяло на себя. Накрывали голову — ноги обнажались, мчались в атаку — проваливались в защите.

Анатолий Федорович Крутиков, который в том году возглавил команду, был отличным футболистом, но в тренерском искусстве не преуспевал. Отсюда и результаты. У кого-то есть призвание, а у кого-то нет. Крутикову даже не удалось сблизиться с командой. Тем более, что он перегибал палку и допускал непонятные выпады. Мне, например, ни с того ни с сего заявил: «Ты — алкоголик». Да я в то время вообще не знал, что такое спиртное! Братья Букиевские, Кокорев, Минаев, с которыми дружил, были поражены. Они-то знали, что я даже пиво не употреблял.

— При этом не секрет, что употребляли старшие. Например, в следующем сезоне в первой лиге в «Спартаке» уже не было Николая Абрамова…

— Да, великий футболист, но с зеленым змием справиться не смог.

— Тогда в последнем туре московские команды дружно проиграли со счетом 0:1 конкурентам «Спартака»: ЦСКА — «Днепру», «Локомотив» — «Шахтеру», «Торпедо» — «Арарату». Вы ожидали такого?

— После нашего поражения в последнем туре в Киеве было уже в принципе ясно: не выкарабкаемся. Надеялись на «Торпедо», которое играло в Ереване на день позже. Но оно к тому времени уже обеспечило себе чемпионское звание.

— А спартаковские болельщики были уверены, что их команда стала жертвой заговора клубов-земляков.

— Огульно всех оклеветать и найти оправдание нетрудно. Но не стоит забывать, что все три столичные команды играли на выезде против предельно мотивированных соперников. Мы были сами виноваты в случившемся, и все рассуждения, что, мол, нас кто-то не выручил, — пустые разговоры.

Олег Блохин и Виктор Самохин / Фото: © РИА Новости / Юрий Соколов

«Немцы, говорите, прессинг прививают? А вы советский футбол видели?»

— Что изменилось, когда команду возглавил Бесков?

— Да все! И дисциплина укрепилась, и качество тренировок повысилось. Разбиралась каждая ошибка. Во время занятий то и дело звучала любимая команда Бескова: «Стоп!» После чего он объяснял, как надо было открыться, как ударить. Все же начинается с мелочей.

Показательно, что подопечные Константина Ивановича, начиная с Романцева, многое у него переняли. Вот и я в своей тренерской практике использовал методы работы Бескова.

Константин Бесков с футболистами «Спартака» Сергеем Новиковым и Владимиром Капустиным / Фото: © РИА Новости/Юрий Абрамочкин

Сейчас людям пудрят мозги, рассказывая про новаторство немецких тренеров, прививающих нашим футболистам высокий прессинг. Подождите, а вы советский футбол видели? Посмотрите матчи тех времен. Бесков, Лобановский, Базилевич, Морозов заставляли игроков атаковать соперников сразу после потери мяча, требовали не отходить тотчас назад, а стараться прерывать атаку на чужой половине поля. Именно благодаря высоким скоростям наша команда победила в финале Олимпиады-88 бразильцев.

Тогда, как и сейчас, голову на поле не давали поднять. Разница в том, что качественные футболисты были во всех клубных командах: Черенков, Гаврилов, Ярцев, Блохин, Буряк, Балтача, Бережной, Бессонов, Колотов, Газзаев, Гуцаев, Кипиани, Дараселия, Долматов, Якубик, Добровольский, Колыванов, Кобелев, Сахаров, Филатов, Круглов, Петренко… Этот перечень можно продолжать и продолжать.

Сейчас ходит слух, что «Спартак» собирается пригласить тренера, который работал ассистентом у Антонио Конте (Паоло Ваноли. — Прим. Sportbox.ru). Но почему мы не ценим собственные кадры? Есть же специалисты, продолжатели традиций отечественной школы. Чем Дмитрий Аленичев, прошедший все тренерские ступеньки, хуже итальянца? Андрей Кобелев приводил «Динамо» к медалям, Игорь Колыванов выиграл с юношами чемпионат Европы, Андрей Тихонов на днях завершил работу в Казахстане. Но им всем не дают работать, а ведь эти люди понимают в футболе.

Дмитрий Аленичев и Андрей Тихонов / Фото: © РИА Новости/Александр Ступников

— Вернемся к вашей биографии. Поначалу вы играли в центре обороны, но в недоброй памяти осеннем чемпионате 1976 года действовали на месте правого защитника. И в последующем уже Бесков использовал вас на этой позиции — в 79-м периодически, в 80-м постоянно. Вас это устраивало?

— Вполне. Более того, мне на краю нравилось больше. Там более там работа мобильная. Ты не просто отвечаешь за «своего» нападающего, а можешь подключаться в атаку. Это намного интереснее.

— Иногда вы и в средней линии выходили.

— В 79-м сыграл центрального полузащитника в ключевом матче в Киеве, завершившемся победой «Спартака» — 2:0. Причем накануне отыграл за дубль и никак не ожидал, что меня включат в стартовый состав.

— Для соперников ваше появление в роли волнореза тоже ведь стало сюрпризом?

— Может быть. Во всяком случае, я принял участие в атаке, в результате которой Юрий Гаврилов открыл счет. Тот сезон, ставший чемпионским, вообще, понятно, самый памятный.

Как Южная группа войск венгерского чемпиона громила

— В 1982 году вы оказались в ЦСКА, во многом повторив путь вашего предшественника Ольшанского. Как это случилось?

— Призвали в армию. Только в часть не отправляли, да и в Хабаровске, в отличие от Сергея Петровича, я не играл. Сразу оказался в ЦСКА, которым руководил Олег Базилевич: очевидно, он желал видеть меня в своей команде.

— Однако до 26 лет военные вас не трогали…

— Так я целую вечность студентом был! Сначала, как и большинство спартаковцев, учился в Московском технологическом институте, расположенном недалеко от клубной базы в Тарасовке (теперь там Российский государственный университет туризма и сервиса. — Прим. Sportbox.ru), потом перевелся в инфизкульт в Малаховке. И академические отпуска были, и всякие переносы. В конце концов надо было с учебой заканчивать. В сумме почти десять лет проучился, но армии все-таки не избежал.

— Как жилось и работалось в ЦСКА, который в начале 80-х бился за выживание в высшем дивизионе, а в 84-м все-таки вылетел, и вам снова пришлось играть в первой лиге?

— Со «Спартаком», конечно, сравнивать не приходилось. Хотя в армейской команде собрались отличные ребята и классные футболисты: Чесноков, Аджем, Колядко, Новиков, Штромбергер, Тарханов, Коробочка, Швецов, Пасечник. Видимо, сказалось, что каждый был сам по себе.

— Временщиками себя чувствовали?

— Многие были офицерами — какие же это временщики? Да и я со временем получил звание младшего лейтенанта. Для этого из ЦСКА командировали на курсы в Ленинград. После них я и стал офицером.

Мне был уже почти «тридцатник», рассчитывать на возвращение в «Спартак» не приходилось. Возникла, правда, возможность уйти в волгоградский «Ротор» к Анатолию Константиновичу Исаеву, моему тренеру в спартаковском дубле, но я решил остаться в Москве.

— В 87-м вы оказались в команде Южной группы войск, расквартированной в Венгрии. Что это был за коллектив и с кем он играл?

— Состав у нас был приличный: киевляне Валерий Зуев и Александр Петраков, ныне возглавляющий сборную Украины, Леонид Николаенко, с которым вместе выступали за ЦСКА, Игорь Семенко и Александр Журавлев из «Пахтакора». Компания будь здоров, так что мы выигрывали все, что можно.

Участвовали в региональной лиге Будапешта — не помню точно, как она называлось. Играли с венгерскими командами, завоевывали медали, но выше нас не пускали.

9 мая обычно приезжал в гости на товарищеские матчи «Гонвед», тоже армейская команда, которая во второй половине 80-х постоянно выигрывала чемпионат Венгрии. Мы побеждали ее с разностью в 3-4 мяча.

— Жили в гарнизоне со всеми его прелестями?

— Базировались в районе международного аэропорта, это километрах в 20 от центра Будапешта. Производились, как положено, разводы караулов и периодические проверки. Словом, дисциплина поддерживалась. Но спортивная рота, так или иначе, пользовалась поблажками. В свободное время офицеры переодевались в штатское и ехали в город — по магазинам, в кино, пивка попить. Года четыре я в Венгрии пробыл. А Семенко там даже остался. Он не был офицером, так что решил вопрос без проблем (уроженец Львова скончался в Будапеште в 2011 году. — Прим. Sportbox.ru).

— Последний воинский эшелон ушел из Венгрии в июне 1991-го. А вы когда ее покинули?

— Примерно на год раньше. Демобилизовавшись, отправился в Саратов. Знакомый по «Спартаку» Александр Корешков позвал в саратовский «Сокол», который после распада СССР получил место в первой лиге. Попросил помочь в обороне, и я почти целый сезон, пока не полетел мениск, был играющим тренером. В общей сложности проработал в Саратове три сезона с годичным перерывом.

В финал Кубка УЕФА «Спартак» не пустили судьи

— И наконец, в 1996 году Романцев пригласил вас в «Спартак».

— Позвонил не Романцев, а Ярцев. Олег Иванович как раз тогда временно покинул должность главного тренера, но оставался президентом клуба, и понятно, что мое назначение не могло пройти мимо его внимания.

В тот период у меня возник вариант принять ульяновскую «Волгу», но я, естественно, выбрал «Спартак».

Виктор Самохин, Георгий Ярцев, Олег Романцев / Фото: © Личный архив Виктора Самохина

— В начале 96-го состоялись матчи ¼ финала Лиги чемпионов с «Нантом». После 0:2 во Франции надежду на общий успех возродил в Москве впечатляющий дубль Юрия Никифорова. Увы, продолжения не последовало.

— Нас тогда швейцарский судья Серж Мументалер «убил». Оставил без внимания падение Валеры Кечинова и не назначил чистейший пенальти после того, как Сергею Нагорняку чуть ноги не сломали. К сожалению, раньше наши клубы и сборную иностранные судьи откровенно душили.

— Больше не душат — наверное, в этом просто нет особой необходимости?

— Теперь есть VAR. Был бы он в 98-м, «Спартак» прошел бы «Интер» и играл бы в финале Кубка УЕФА. В миланском матче Саморано открыл счет, облокотившись на Вадима Евсеева, а судивший игру немец Маркус Мерк — ноль внимания.

— Помню, что Романцев рассказывал после той встречи российским журналистам, что при подаче углового Бергоми нагло схватил нашего вратаря Филимонова за мужское достоинство, дезориентировал его, и «Милан», забив гол, вырвал победу 2:1.

— Так и было. А в ответной игре Диего Симеоне, ныне главный тренер «Атлетико», пошел на Филимонова прямой ногой и всю грудную клетку ему шипами расцарапал. Но и в этом случае судья никак не среагировал. Тогда «Спартак» в финал не пустили арбитры.

— За время вашей работы какой «Спартак» был самым сильным?

— Мне трудно выделить какую-то команду. В «Спартаке» в тот период всегда были креативные полузащитники: Дмитрий Аленичев, Егор Титов, Валерий Кечинов и, конечно, Илья Цымбаларь, заводила в коллективе и футболист от бога. Он в истории клуба стоит в одном ряду с Симоняном, Нетто, Черенковым, Гавриловым, Ярцевым.

С одной стороны, спартаковская средняя линия всегда могла что-то придумать, с другой, импровизация дополнялась потрясающим взаимопониманием игроков. К сожалению, сейчас в «Спартаке» нет футболиста, способного вести игру.

— Вы ушли в конце 2002 года, на полгода опередив отставку Романцева. При каких обстоятельствах это произошло?

— По решению Андрея Червиченко. Видимо, он хотел убрать из команды близких к Романцеву людей. Хотя сменивший меня Сергей Павлов тоже не был для Олега Ивановича новым человеком — они вместе работали в сборной.

«Оптимизация» Цорна

— В 2011-м вы вернулись в «Спартак» уже как тренер академии. Кого из известных игроков воспитали? И за кого особенно обидно, что не оправдал надежд?

— В команде 1996 года рождения, которую мы вели вместе с Алексеем Луниным — он теперь возглавляет молодежный «Спартак», — были Зелимхан Бакаев, вратарь Антон Митрюшкин, Владислав Пантелеев из тульского «Арсенала», Игорь Коновалов, выступающий в этом сезоне за «Ахмат», Аяз Гулиев. Последний, казалось, вырастет в игрока высокого класса, но увы… Может быть, ключики к нему не подобрали. Кроме того, я работал с командой 98-го года рождения, за которую играл Александр Ломовицкий.

Виктор Самохин с воспитанниками / Фото: © Академия «Спартак» имени Федора Черенкова

— Почему два года назад ушли?

— Из-за «оптимизации», проведенной господином Цорном. Сократили человек 12-15, в том числе Юрия Дарвина, воспитавшего многих вратарей. Конечно, Юрий Иванович уже не молод, но ему же не надо было самому прыгать и падать в воротах.

В свое время с детьми в «Спартаке» работали Игорь Нетто (его учеником был Игорь Шалимов), Анатолий Ильин, Анатолий Масленкин, в других клубах с подрастающим поколением занимались Эдуард Стрельцов, Владимир Сахаров, Вадим Никонов, Владимир Козлов. Мастера, у которых было чему научиться. Сейчас же порой детскими тренерами назначают молодых людей, которые в футбол не играли даже во второй лиге. Причем они ведут младшие группы, в которых важно заложить футбольные навыки. Вот и выходят потом на поле деревянные игрушки, как в советском мультфильме «Необыкновенный матч».

Важно также, чтобы дети впитывали клубные традиции. К их сохранению очень трепетно относился многолетний директор спартаковской школы Илья Семенович Ивиницкий, постоянно приглашавший ветеранов на встречи с детьми. Безусловно, в академии и сейчас есть известные в прошлом футболисты — Сергей Родионов, Ринат Дасаев, Евгений Сидоров, Борис Поздняков, Владимир Джубанов. Но некоторые из тех, кто там работает, «Спартак» не такого уж далекого прошлого видели, по-моему, только в телевизионной хронике.

— С Валерием Карпиным имели дело?

— Только когда он наведывался в академию как генеральный директор, и общался с тренерами.

— Романцев публично поддержал его назначение главным тренером сборной. А вы как к этому отнеслись?

— Меня тоже обрадовало, что в национальной команде работают спартаковцы, к которым причисляю и Николая Писарева с Виктором Онопко. Причем спартаковским был и предыдущий штаб сборной. Значит, бывшие футболисты чему-то научились у Олега Ивановича. Верю в спартаковский штаб и в то, что мы увидим российскую сборную на чемпионате мира в Катаре.

Читайте также:

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
© ООО «Национальный спортивный телеканал» 2007 — 2021.
Для лиц старше 16 лет

Средство массовой информации сетевое издание «www.sportbox.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-72613 от 04.04.2018
Название — www.sportbox.ru
Учредитель (соучредители) СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: ООО «Национальный спортивный телеканал»
Главный редактор СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: Гранов Д.И.
Номер телефона редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: +7 (495) 653 8419
Адрес электронной почты редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: editor@sportbox.ru

Наверх