Женщины и экстрим. «Мужчины иногда еще большие истерички, чем можно представить»

01 июня 2017 17:43

Удивление, осуждение, зависть. Или поддержка, восхищение, уважение. С чем сталкиваются девушки, которые решили заняться экстремальными или считающимися в обществе «неженскими» видами спорта? Что они преодолевают на своем пути и какие эмоции получают от дела, которое выбрали? Об этом мы решили поговорить с профессиональными спортсменками и райдерами команды Roxy.

Софья Федорова – восходящая звезда российского сноуборда в олимпийских дисциплинах слоупстайл, биг эйр и хафпайп, чемпионка мира среди молодежи, прокладывающая себе дорогу во взрослой сборной России. Ее ближайшая цель – Олимпиада в Пьхенчхане. Эти виды сноуборда связаны с очень сложными и высокими прыжками на больших трамплинах или в хафпайпе, представляющими опасность даже для серьезно подготовленных спортсменов.

Анна Орлова – успешная российская сноубордистка в дисциплине фрирайд, многократная победительница международных соревнований, несколько лет подряд входит в топ лучших в мире по версии Freeride World Qualifier. В минувшем сезоне она вписала свое имя в историю, став победительницей этапа Freeride World Qualifier в Японии, проходившего впервые. Фрирайд – это умопомрачительные спуски практически с отвесных скал, где бывает не так уж много снега.

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга Раскина – профессиональный виндсерфер, представляющий Россию на мировом уровне, в 2014 году завоевала серебро на чемпионате мира. В прошлом – профессиональная сноубордистка. Полтора года назад Оля стала мамой, и теперь выезжает тренироваться с мужем и сыном Львом.

Беседа с девушками состоялась в Сочи во время ежегодного сноуборд-фестиваля Quiksilver New Star Camp.

– В России довольно патриархальное общество, где существуют довольно жесткие представления о том, что подходит женщине, а что – мужчине. Приходилось ли вам сталкиваться с мнениями людей о том, что экстрим – это неженское дело? Слышали ли вы вопросы в духе: «Ты же девочка, зачем ты этим занимаешься?»

Софья Федорова: – Такие вопросы «ты же девочка, зачем тебе это?» обычно задавала моя бабушка, потому что она переживала за меня. В детстве я не была девочкой-девочкой, мне всегда хотелось отличаться от других. Мне больше нравилось слушать какую-то другую музыку, иначе одеваться, всегда хотелось иметь что-то, что выделяло бы меня. Я больше общалась с мальчишками, нравилось бегать с ними, играть в подвижные игры. Так что от друзей я таких вопросов не слышала.

Анна Орлова / Фото: © Артем Виндриевский/ / пресс-служба Quiksilver

Анна Орлова: – Конечно же, я сталкивалась с этим на каждом этапе своей карьеры. Но есть и другая сторона. Когда ты выходишь за рамки этих принятых патриархальных стандартов, то это начинает вдохновлять людей. Мужчины делятся на тех, которые тебя упрекают, возможно, завидуют тому, что они не смогли добиться такого, а женщина смогла. А есть другие мужчины, которые, наоборот, восхищаются, поддерживают. И вдохновляются тем, что если девушка добилась, то и они смогут. Поэтому я стараюсь ограждать себя от негативных мнений. Они существуют, но я к ним особо не прислушиваюсь, а, наоборот, подпитываюсь позитивной энергией от людей, которых я вдохновляю, которые меня поддерживают.

Ольга Раскина: – Наверное, мне повезло, потому что родители мне не дали каких-то чётких установок, что нужно делать вот это, а этого делать нельзя. У меня с ними был только уговор об образовании. Они просили не бросать учёбу. Было ли такое: «Ты же девочка…»? Честно говоря, нет. Потому что экстрим доступен и мужчине, и женщине, если есть соответствующая подготовка и желание. Сейчас в мировом сообществе женский экстрим, мне кажется, на большом подъёме.

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Во времена сноуборда (это было, правда, 20 лет назад) не ощущалось какого-то неравенства. Просто на 100 фрирайдеров мальчиков была одна девочка, и все друг друга знали – у нас был свой маленький тесный мирок. Сейчас, конечно, все на другом уровне, и количество девочек уже близко к количеству катающихся ребят. Но в виндсёрфинге неравенство ощущается очень сильно. В плане контрактов, спонсорской поддержки. Но при этом количество времени и сил, которые ты вкладываешь в своё мастерство, профессионализм, не меньше, а даже больше. Потому что у девушек всё идёт гораздо медленнее. Я, к сожалению, не знаю ни одной девочки, которая бы, как ребята, за неделю смогла бы выучить какой-то новый трюк. У нас всё это нарабатывается месяцами, да и, наверное, годами. Ребята, конечно, более безбашенные и бесстрашные. Хоп-хоп! – что-то сделали, всё, уже прыгают, волна 5-10 метров, упали, что-то сломали из оборудования… Но ничего, на следующий день уже опять на воду с новыми силами и запасным оборудованием…

– На горе или в океане рядом со сноубордистами и серферами вы исполняете трюки, либо спускаетесь в таких местах, которые другим недоступны. Каковы у вас взаимоотношения, есть ли зависть, либо наоборот поддержка?

Софья: – Конечно, в нашем виде спорта больше ребят, чем девушек. Среди парней, как и в детстве, я чувствую себя как рыба в воде. И мне очень помогает то, как работают мальчики. У них меньше страха, они более уверенно делают сложные трюки, быстрее прогрессируют, и когда я катаюсь с ребятами, то прогрессирую быстрее. Но бывает так, что я учу какой-то новый трюк, кто-то этого не умеет, и все тут же начинают его пробовать. Мы друг за другом повторяем и так прогрессируем. Это здорово.

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга: – В виндсёрфинге кстати часто бывают очень позитивные случаи по отношению к девочкам. На волне, например. У нас правила достаточно жёсткие. Кто первым взял волну, тот на ней и едет. Но есть такое понятие «дропнуть». Это когда ты подсаживаешься к человеку на волну и пытаешься или вместе с ним проехать, или отобрать её. И у мужчин, конечно, очень жёсткая конкуренция: один взял волну, другой тут же на неё подсел, они едут, ругаются нецензурными словами, так как мешают друг другу. Потом обоих моет… Девушек часто пропускают. Особенно на Гавайях. Если ты там надеваешь стринги и широко улыбаешься, то тебе порой отдают половину волн. Это просто рай женского сёрфинга! Там женская красота стоит на пьедестале. Но ты должна быть в самых коротеньких и самых ярких стрингах. Потому что другие стринги могут тебя затмить (смеется). Но на серьёзном уровне, когда ты придумываешь какой-то проект, девушке бывает сложно… Хочешь проехать на гигантской волне? Ты должен найти спонсоров. И, например, в Red Bull, говорят: «Да, отличная идея, шикарная волна, всё супер». А спонсоры оборудования: «Ты что? Ты там всё сломаешь. Девочка не может кататься на этих волнах. Что мы с тобой будем делать?» Поэтому что касается проектов по преодолению самых больших волн в мире, то, конечно, приходится ломать стереотипы, общественное мнение. И больше всего – договариваться с самой собой, что я действительно этого хочу, действительно это смогу. Конечно, ты должен очень сильно любить то, чем занимаешься. Это идёт изнутри, и никакие спонсоры, никто тебя не заставит прыгать с волны.

– Как вы пришли в экстрим?

Софья Федорова / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Софья: – Меня воспитал отец, он работает тренером по гимнастике. И для него нормально, что дочка занимается спортом. Он всегда поддерживал меня в этом. Бабушка, конечно, волновалась. Наверное, она хотела внучку, которая, например, платья шьет, а внучка получилась экстремалкой (смеется). В школе поначалу на мои увлечения не особо обращали внимание, говорили: «Сноуборд? Да, здорово…» А потом, когда я начала выступать на крупных соревнованиях, показывать результаты, ребята начали просить научить их тоже кататься – почти весь класс хотел кататься на сноуборде. Они видели, с кем я общаюсь, где бываю, фотографии – вокруг солнышко, красивые горы, что спорт – не только изнурительные тренировки, но и радость. Так что все потянулись к этому направлению.

Анна Орлова / Фото: © Андрей Британишский

Анна: – У меня вся семья каталась на горных лыжах. Я родилась в Красноярске, у нас много горнолыжных курортов. Там не такие больше горы, но они есть, зима длинная. Родители хорошо катались на лыжах, особенно мама. Она меня и поставила. Я очень много каталась, любила быть в горах. Начала ломать лыжи, выезжать за трассы. И тогда начал потихоньку развиваться сноубординг. Я видела, что они классно по «пухляку» (свежевыпавшему снегу – прим. Sportbox.ru) выезжают везде.

Друг мамы был инструктором по сноуборду, он мне помог. Я всё время рассказываю, как важно иметь хорошего инструктора вначале, который поставит тебе технику. Он тебе расскажет о том, как нужно себя вести на склоне с точки зрения уважения – это как правила дорожного движения. Чтобы никто друг друга не убивал. Это задача инструктора – заложить в тебя базу. И потом ты прогрессируешь сам.

Мы начали выезжать на фрирайд по нашим горам, кататься вне трасс. И учитывая, что в Красноярске не было сноуборд-парка, только подъёмники, то выезжать за трассы было каким-то разнообразием. Так я поняла, что фрирайд мне очень интересен. К тому, чтобы просто кататься в парке по одним и тем же фигурам, у меня не лежит сердце. Каждый день новые линии спусков для меня гораздо круче.

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга: – Я училась в школе в 90-х, и спорт был, скажем так, андеграундом. Особенно сноуборд. Мы все друг друга знали, была маленькая закрытая тусовка. Вокруг была финансовая нестабильность, а еще хулиганское футбольное движение, истории со скинхедами… Честно говоря, мне больше нравится современная молодежь. У нас была очень маленькая среда, она как-то функционировала. Были маленькие соревнования, выезды в небольшие лагеря. Но, конечно, это был совсем другой охват и масштаб, чем-то, что есть сейчас. Сейчас, конечно, масса возможностей. Мне безумно нравится и молодёжь, и катание, и мероприятия типа Quiksilver New Star Camp. То, что мы делаем сейчас, – это настолько мотивирует! А тогда на меня смотрели не то что с непониманием… Тогда просто был колоссальный разрыв в развитии всего экстремального в России и за рубежом, а сейчас проекты, которые мы делаем в России, уже перенимают на Западе.

– Вопрос Ольге. Как ты решилась на переход из сноуборда в сёрфинг? Что тебя подвигло?

– У меня было очень много травм в сноуборде. Сезон я нормально тренировалась, а потом, в конце марта – апреле, начинался перепад температур в течение дня. Лед утром и мягкий снег к обеду, и на одних соревнованиях у меня была одна травма, потом другая. В общем, как-то мне не везло. А в виндсерфинге – там же вода, поэтому приземления гораздо мягче. Я начала кататься, и мне сразу понравилось, да и прогресс шел без травм.

– Вы все много ездите – и тренироваться, и на соревнования. Как в этой связи вы организуете свою жизнь?

Софья Федорова / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Софья: – В основном я тренируюсь в США. В начале учебного года я переехала в Санкт-Петербург, поступала в университет физической культуры им. Лесгафта, думала, что буду учиться, тренироваться, потому что там есть горка – Охта-парк. Но потом начались соревнования, и я поняла, что так не пойдет, сейчас я беру билет в один конец в США, чтобы ехать и целенаправленно только тренироваться. В вуз я поступала потому, что родители сильно давили – нужно образование, иначе ты не выживешь без него. Так что я поступила, чтобы родителей успокоить, а так мне, конечно, хотелось только тренироваться и кататься.

Анна: – Мой багаж – это максимально легкий вариант. Все, что мне нужно, – это снаряжение. Все влезает в сноубордический чехол. Конечно, не беру свою огромную косметичку или платья на каждый день. Потому что я таскаю все на себе, и каждый грамм имеет значение. А еще фрирайд очень зависит от погоды, из-за этого большие проблемы с организацией поездок. Попробовала один раз заранее взять билеты, а соревнования отменили. Поэтому делаю все за три дня до поездки, когда организаторы подтверждают этап. Так было со Словакией. Я сидела и сутки изучала карту – куда я могу прилететь – в Прагу, Братиславу, Будапешт. И искала билеты в эти города. А потом смотрела, как оттуда можно доехать до нужного места – на автобусе или на поезде. Я ищу самый дешевый вариант, самый разумный. Обратный билет тоже не могу заранее выбрать, так как не знаю, в какой из дней будет старт – в первый или пятый – все зависит от погоды. После соревнований покупаю билет обратно и не могу ничего найти. Воскресенье, все едут обратно. Что делать? В отеле не было интернета, пришлось сидеть на улице. Я три часа так просидела… у меня просто мозг вспух. Но высветился билет, и я как-то из Братиславы вылетела.

Анна Орлова / Фото: © Артем Виндриевский/ пресс-служба Quiksilver

Одной сложно. Мне нужно с кем-то обсуждать, какую линию я выбрала, удачное ли решение. Я же не буду с соперницами обговаривать. И там все по группкам – французы, австрийцы держатся друг друга и общаются на своих языках. А мне даже поговорить не с кем. Всё на моих плечах. Сама решаю и сама несу за это ответственность.

Ольга: – Сейчас на соревнования и тренировки мы выезжаем всей семьей. Например, когда я ехала кататься в ЮАР, мы брали максимум того, что можно из оборудования. У нас было два огромных чехла с виндсерфом и серфами. У Кирилла (Кирилл Умрихин – муж Ольги, один из лучших экстремальных фотографов России, прим. Sportbox.ru) оборудование в рюкзаке, в сумке на колёсах багаж. А для Льва мы забыли коляску. И поняли это уже в аэропорту. Потому что когда мы грузились, так долго переносили из квартиры в машину все эти чемоданчики, чехлы, в лифт заталкивали, приматывали… И когда уже под конец нужно было «короля Льва» выносить, то просто его схватили и побежали, чтобы не опоздать на рейс. Уже в аэропорту поняли, что забыли самый главный транспорт. В итоге таскали его на руках. Когда прилетели, купили ему коляску. 

Ольга Раскина и ее оборудование / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Так что иногда бывают какие-то эксцессы. Но в целом ничего страшного. Мы же летаем в жаркие страны в силу специфики спорта. Поэтому везём для Льва три футболки, пару шорт. У нас то же самое. Основное – это оборудование. Но ты его сдал, потом получил. Единственное, к чему мы сейчас пришли, – нужна очень хорошая большая машина. Раньше мы всегда в аренду брали что-то, лишь бы ехала, дешёвенькая, старенькая. Сейчас мы поняли, что нужна огромная, чуть ли не микроавтобус, чтобы просто было комфортно. Потому что мы в дороге проводим больше времени, чем дома.

– Как вы соблюдаете баланс между семьей и спортом? И вопрос Софье: что ты ждешь от близких отношений с молодым человеком? Важно ли тебе, чтобы мужчина разделял твое увлечение экстремальным спортом?

Софья Федорова / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Софья: – Конечно, молодому человеку не обязательно быть сноубордистом. Главное, чтобы он понимал, что такое сноуборд и имел какое-то представление об этом. И чтобы понимал, что сейчас моя главная цель – это тренировки, что я не могу отвлекаться от этого на что-либо еще. А пока я не строю планов. С моим-то графиком… Планировать что-то просто бессмысленно – все может измениться. Очень хочу отобраться на Олимпиаду в Пьхенчхан – это моя ближайшая цель. В этом сезоне мы почти без остановки ездили по Кубкам мира, в прошлом году, выиграв молодежное первенство мира, я заработала персональную квоту и могла участвовать во всех Кубках мира без дополнительных отборов. Свои шансы поехать на Олимпиаду оцениваю позитивно. Пока я держусь в этом рейтинге, в котором нужно быть, чтобы туда отобраться. В следующем сезоне еще много соревнований перед Играми. Посмотрим, как все пойдет. Планирую на Олимпиаде выступить в двух дисциплинах – биг-эйр и слоупстайл.

Анна Орлова / Фото: © Андрей Британишский

Анна: – Я особо не расставляю приоритеты. В сезонных паузах, между сезонами я вижусь с родителями. Они меня поддерживают. Сейчас есть скайп, мессенджеры, и я могу спокойно позвонить им. Естественно, для меня спорт – не просто спорт, а образ жизни. Фрирайд – это не только соревнования. Если у меня не будет соревнований, я все равно буду кататься. Спорт сейчас – это мои амбиции. Я просто люблю кататься. Кайфую от сноубординга.

Успех в соревнованиях в нашем виде во многом зависит и от случая. Это нормально. Просто бывает неправильный выбор линии, неправильное решение. Я могу только себя винить в этом. И когда в этом сезоне не смогла отобраться во Freeride World Tour, то достаточно спокойно к этому отнеслась. Конечно же, это не пик моей карьеры. Буду ещё больше тренироваться, у меня только больше стимулов. Я ещё в игре, не надо меня списывать (смеется).

Ольга: – Ставить приоритеты дико сложно. И сейчас думаю о том, сколько времени было упущено зря. Когда не было ребёнка, кажется, можно было 500 языков выучить, научиться жонглировать, шевелить бровями, стать нейрохирургом, – всё что угодно! Потому что времени был вагон. А сейчас ребёнок маленький, он всё время хочет к маме. Если мы куда-то выезжаем, то всё висит на Кирилле. Он молодец, что с этим справляется. Но, как раньше, уехать куда-то на полгода мы уже не можем. Месяц – это счастье, если удаётся вырваться. Надо всё подгадать под сон Льва, под его отдых. Чаще всего мы приезжаем, я одной рукой собираю парус, а на другой у меня висит Лев. Потом я выхожу кататься, мы сажаем его в коляску, Кирилл идёт с ним гулять или пытается его укачать. Катаюсь я не как раньше, по 7 часов, а полтора-два часа. Но с нынешней интенсивностью я за это время еле-еле выползаю на берег. Возвращаюсь, Лев уже проснулся. Одной рукой разбираю всё это оборудование, другой держу Льва. Все по-другому. И иногда очень сложно…

– Вопрос Ане и Оле. Ваши мужчины – амбициозные люди. Молодой человек Ани – Иван Малахов – лучший российский горнолыжник в дисциплине фрирайд. Муж Оли – Кирилл Умрихин – один из лучших экстрим-фотографов России. Как вы в жизни соотносите свои амбиции? Поддерживаете ли друг друга?

Анна Орлова и Ольга Раскина / Фото: © Артем Виндриевский/ пресс-служба Quiksilver

Анна: – Да, помогаем. Катание с сильным компаньоном помогает спортсменам прогрессировать и расти. Конечно, в соревнованиях он мне не помощник, так как мы в разных категориях, и он не знает так моих соперниц, как знаю я. Он мне помогает настроиться. В данный момент мы сосредоточены каждый на своей карьере, он – в чемпионате мира FWT, я – в FWQ. Но мы просто друг друга поддерживаем, потому что нас двое, и очень важно, чтобы был командный дух. Однако видимся мы крайне редко (смеется).

Ольга: – Мы, конечно, стараемся максимально друг друга поддерживать, заботиться, помогать. И как команде райдер-фотограф нам очень повезло, что мы нашли друг друга. Конечно, мы друг на друга иногда покрикиваем. Потому что Кирилл тоже научился кататься на виндсёрфинге, и ему тоже хочется. Хорошо, что у него в приоритете фотография, ему очень нравится снимать. И во время последней поездки в Южную Африку он очень расстраивался, потому что хотел снимать, а Лев ему не давал. Сын просто висел у него на ноге, чего-то требовал. Но они нашли развлечения. Кирилл накупил игрушек, стоял со штативом, внизу лазил Лев, ковырял песок совочком. В общем, Кирилл прекрасно справился со всеми задачами. И как фотограф он очень вырос. До этого он в основном снимал с берега, горы. Сейчас, познакомившись со мной, он купил себе подводный бокс и начал снимать с воды, и ему это очень нравится. Кирилл частично пересмотрел своё видение спорта. Сказал, что виндсёрфинг, серфинг, общение со взрослой виндсерф-тусовкой его успокоили. До этого он нервничал, когда что-то не получалось. Он взрослей, серьёзней начал ко всему относиться. Молодец. А у меня всегда классные кадры, отличный Instagram – спасибо Кириллу.

– Как вы относитесь к опасности, которую несут ваши виды спорта? Оля, у тебя маленький ребенок. Что тебя мотивирует, когда ты осознанно идёшь на этот риск?

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга: – Первый год после рождения Льва у меня была цель вернуться к тому уровню, на котором была раньше. Вернулась. Каталась на больших волнах в ЮАР. И было так круто! Я по этому соскучилась, когда и сложно, и немножечко страшно. А сейчас я уже размышляю про какие-то новые места. Я более осознанно подхожу к спасательным моментам. Например, до этого я никогда не каталась с телефоном в аквапаке. Если вдруг у меня что-то происходило, думала, что когда-нибудь меня кто-нибудь спасёт. Теперь я катаюсь только с телефоном. Если что-то происходит, у меня есть номера местных спасательных служб, Кирилла. Чтобы могла вернуться на берег. Конечно, сейчас по-другому отношусь к здоровью и жизни. В плане катания… Страх, конечно, есть. Но какой-то привычный страх. Но я и не ездила на какие-нибудь «Челюсти» на Гавайях. До рождения ребенка мысли были: вот лет через пять поеду на Гавайи… А сейчас думаю о других местах и сначала планирую серьезно готовиться.

Анна: – Конечно, в моей жизни бывали опасные ситуации. У меня была лавина в Архызе во время съемок. После нее меня даже пригласили в ток-шоу (и это шоу было ужасно). И травмы были. Я в деревья врезалась. Но серьёзного не было – меня даже в лавине не закопало, просто очень сильно потрепало по скалам. Я очень аккуратно катаюсь, как бы это ни звучало – все просчитываю. Очень тщательно анализирую каждый спуск. Я все время слушаю, что происходит вокруг. Это может быть шум лавины, это могут быть люди, которые сверху катаются. Из-за этого фрирайд и интересен – ты все время должен думать. Технические виды спорта, как прыжки, гимнастика, идут на автомате, ты заучиваешь максимально и повторяешь. Во фрирайде такого не может быть, потому что каждая ситуация уникальна. На соревнованиях интересно смотреть, как разные люди смотрят на склон, как они видят свою линию. Это очень вдохновляет. Спорт интересен, раскрашивает твою жизнь разными красками.

– Суеверны ли вы?

Софья Федорова, Анна Орлова и Ольга Раскина / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Софья: – Не могу сказать, что суеверна, но у меня есть смешная и странная привычка вплетать в прическу на соревнованиях прядку розовых искусственных волос. Каждый раз, когда я выступаю, делаю это. Были случаи, что забывала про нее, и тогда плохо выступала. Не назвала бы это суеверием, но я так делаю.

Анна: – Нет, я не суеверна. И мне кажется, это не зависит от того, мужчина ты или женщина. Это может зависеть от воспитания, от семьи. Или от совпадений, которые случаются в жизни. Если человек был суеверным, и что-то совпало, он еще больше верит. Но у меня никогда не совпадало. Знаю, что зависит только от того, что я сама делаю, и больше ни от чего. Но все равно не люблю стартовать первой (смеется).

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга: – В каких-то моментах да. У меня есть небольшие ритуалы. Если я вижу, что волны очень большие, если очень страшно, то прошу Вселенную меня целой и невредимой вернуть на берег. Как-то пытаюсь успокоиться и расслабиться. Моя теория в том, что вода отражает твое внутреннее состояние. Если ты в стрессе, то у тебя все будет идти не так. Веревочка перетрётся, что-нибудь сломается. Где-то ты не так просчитаешь волну, она тебя накроет. Я всегда возвращаюсь обратно на берег, когда появляется чувство, что все, пора обратно – взяла достаточное количество волн, надо домой. И если пытаюсь на это чувство закрыть глаза, всегда что-то происходит. А еще стараюсь максимально всем посылать добрые мысли на воде. Потому что когда волны хорошие, а народу много… На Маврикии, например, есть противостояние кайтеров и виндсёрферов. Особенно в хороший день, когда и солнце, и волна огромная. Там могут быть две девочки на споте и 50 мужиков, которые будут на тебя наседать, бородой тебя щекотать, локтями расталкивать. Нужно чётко гнуть свою линию, но при этом не посылать на три буквы. А часто там бывают и крики, и драки. Мужчины иногда ещё большие истерички, чем можно представить. Поэтому на воде стараюсь думать: «Всё хорошо, сейчас я возьму свою волну, и все будет ок». Главное – четко концентрироваться на том, что ты делаешь, правильно читать океан и не отвлекаться. Потому что волна очень быстро дает по голове. Если ты чем-то недоволен, зол, тебе очень быстро это вернётся. Может, это суеверие, но лучше кататься с улыбкой…

– В чем для вас главный позитив сноуборда/ виндсерфинга?

Софья: – В совершенствовании себя. Когда я вижу прогресс, делаю новые трюки, это доставляет огромное удовольствие. Когда выезжаешь новый трюк, у меня заряд энергии на неделю вперед, я радостна и весела.

Анна Орлова / Фото: © Андрей Британишский

Анна: – Люди, конечно же. В сноубординге все очень простые. Мы получаем радость и счастье от каких-то мелочей. Если многие люди несчастны, они работают, хотят машину, квартиру, тысячи квартир, и они всё равно несчастны, то мы счастливы, когда просто солнечный день после снегопада. Ты проехал классный спуск со своим другом или подругой, разделил эти эмоции, у тебя заряд позитива, ты можешь об этом вспоминать. Я от хорошего катательного дня получаю очень много позитива, и это делает меня счастливой. Какие-то невзгоды можно залечить сноубордингом, хорошим днем катания.

Ольга: – Мне он столько всего подарил! Не говоря уже о семье, муже и ребёнке, к которым привела спортивная карьера. Все страны, которые я посетила, все языки, друзья и тот образ жизни, который есть, – конечно, это всё благодаря сноуборду и виндсёрфингу. Из-за того, что не побоялась шагнуть в какую-то альтернативную реальность. Я даже представить не могла, что такое возможно, когда начинала кататься на виндсёрфинге. Например, с Red Bull я подписала контракт на своё 30-летие. Это вообще беспрецедентный случай! Обычно такая серьёзная компания смолоду ведёт, 15-20 лет. Меня не остановил возраст. Даже когда у меня появился Лев, никто не разорвал со мной контракт. Потому что все понимают, все верят. И я считаю, что мой пример в корне переворачивает всё. Когда в 30 начинаешь кататься за Red Bull, затем рождается ребенок, и тебя продолжают поддерживать спонсоры, это о многом говорит, и мне кажется это очень показательно, тем более для российских женщин. Конечно, к этому привела долгая работа и труд, но все возможно – и это главное.

– В чем главный кайф в жизни для вас?

Софья: – Конечно же, быть счастливой. Во всем нужно находить то, что делает тебя счастливым, именно этим и заниматься.

Анна: – Я не буду говорить, что надо жить сегодняшним днем. Но просто делай то, что ты любишь, несмотря ни на что. Занимайся тем, от чего ты получаешь удовольствие. И старайся не быть злым, любить людей. Даже если тебе нагрубили, все равно надо пытаться ответить с улыбкой. Просто нести добро в мир. От этого тоже получаешь кайф. Просто больше позитива. Мир слишком злой. Улыбнитесь друг другу – и все станет намного лучше.

Ольга Раскина / Фото: © Kirill Umrikhin / Red Bull Content Pool

Ольга: – Мне кажется, в возможности открывать одну дверь за другой, полагаясь на собственную мотивацию, веру в себя, любить то, что делаешь, и не останавливаться на этом пути. И, конечно, полагаться на поддержку родных, близких. Придумывать что-то и идти напролом. И это действительно работает. Главное – не ставить на себе крест, стараться мыслить в позитивном ключе. Если я ещё не утонула во всех этих волнах, то это действительно работает. Если разговаривать со Вселенной, то она очень многое может дать.

Кстати одна из героинь нашего материала – Ольга Раскина – летом в Завидово будет давать бесплатные мастер-классы для всех, кто желает освоить виндсерфинг или усовершенствовать технику управления. Следующие бесплатные мастер-классы Ольги в Завидово на базе отдыха «Акватория Лета» пройдут 8 июля и 12 августа.

Катерина Манина, Sportbox.ru

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
© АО «Спортбокс» 2007 — 2018.
Для лиц старше 16 лет

Средство массовой информации сетевое издание «www.sportbox.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-65642 от 04.05.2016
Название — www.sportbox.ru
Учредитель (соучредители) СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: АО «Спортбокс», ООО «Национальный спортивный телеканал»
Главный редактор СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: Гранов Д.И.
Номер телефона редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: +7 (495) 653 8419
Адрес электронной почты редакции СМИ сетевого издания «www.sportbox.ru»: editor@sportbox.ru

Наверх