Шакил О’Нил. Слон в посудной лавке

10 апреля 2013 16:09

На минувшей неделе «Лос-Анджелес Лейкерс» торжественно подняли игровую майку своего бывшего центрового Шакила О’Нила с номером 34 под своды «Стэйплс Центра». Sportbox.ru вспоминает выдающуюся карьеру последнего доминирующего центрового в НБА.

Чтобы охарактеризовать Шака, достаточно представить себе слона в посудной лавке. Перед нами фигура неуклюжего, забавного и в тоже время мощного животного, которого лучше не выводить из себя. Его размеры слишком велики для всего, что его окружает, малейшее движение гиганта, и вот уже слышны звуки разбитого стекла. Шаку было тесно в НБА. Центровой никогда не скрывал, что баскетбол — лишь одна из его страстей, пусть и самая сильная. Он говорил, что жизнь представляется ему слоеным пирогом, который гораздо вкуснее, если просто наслаждаться его вкусом, а не пытаться распробовать, какой из ингредиентов самый-самый. Карьера Шака получилась по тому же рецепту.

Многогранность

Это один из главных компонентов, на которых замешана народная любовь к Шаку. Людям всегда очень легко удавалось ассоциировать себя с О’Нилом. Шак никогда не был трудягой и режимщиком вроде Кевина Гарнетта, Билла Рассела или Карла Мэлоуна. Вместо этого он предпочитал ненормированный график, в который помимо баскетбола входили записи рэп-альбомов, съемки в фильмах, участие в разработке компьютерных игр с собой в главной роли, выпуск серии собственных комиксов. С другой стороны, он получил степень магистра, прошел полноценную подготовку в полицейской академии, чтобы затем стать официальным представителем правоохранительных органов.

Шак хотел попробовать себя везде, и за что бы ни брался, все проделывал с неизменным чувством юмора. Его крылатые выражения — «шакизмы» — не поддаются подсчетам, как и количество его прозвищ, большинство из которых О’Нил придумал сам. Шак снискал себе славу профессионального конферансье, который четко ощущал настроение толпы. Он тонко чувствовал момент, когда можно назвать «Сакраменто Кингс» командой «королев», приложить матерком судей во время прямого эфира или прогуляться перед камерой в трусиках. И если бы Шак добился меньших успехов, большинство болельщиков все равно обожали бы его.

Доминирование

На образ балагура, каким Шак был за пределами площадки, наслаивается его поведение на матчах. О’Нил мог быть каким угодно, вальяжным, свирепым, рассеянным, но при этом он всегда оставался доминирующим игроком, которого невозможно было не заметить. В случае когда команда проигрывала, он все равно влиял на исход игры. Даже своими неточными штрафными он провоцировал дальние отскоки, после которых его команда имела шанс еще на одну атаку. Он последний в цепочке игроков, не только определяющих результаты матчей, а влияющих на баскетбол своего времени. Такими были Джордж Микан, Билл Рассел, Уилт Чемберлен, и, глядя на эволюцию баскетбола, можно предположить, что подобных им больше не будет. О’Нила роднит с великими и то, что у него были достойные соперники: Хаким Оладжувон, Дэвид Робинсон, Патрик Юинг, Алонзо Моурнинг, Дикембе Мутомбо. Без них он бы не состоялся, а мы бы не увидели яркий закат эры истинных титанов.

Достижения

Говорить о многочисленных регалиях О’Нила опасно, все равно назвать удастся лишь малую часть. Лучше отметить год, когда Шак достиг пика. И это вне всяких сомнений сезон 1999/2000. Тогда по мере приближения к плей-офф О’Нил демонстрировал, как бы он мог играть, если бы всегда фокусировался на одном баскетболе. Дело даже не в лучшей статистике, а в истинной мощи. 6 марта, в день своего рождения, он разметал «Клипперс», набрав 61 очко и сделав 23 подбора. Технически это был домашний матч «парусников», но толпа неистово ревела во славу Шака. В этом же году О’Нил показал свой лучший баскетбол в плей-офф. В финале Западной конференции «Лейкерс» в седьмом матче продрались в финал благодаря решающему аллей-упу Коби на Шака. В финале против отчаянно сопротивляющейся «Индианы» Шакил на протяжении шести матчей набирал в среднем по 38 очков и 17 подборов. При таком состоянии лучшего доминирующего игрока своего времени у «Индианы» попросту не осталось шансов, а тот год Шак завершил в качестве Лучшего игрока чемпионата, Лучшего игрока Матча звезд, Лучшего игрока финальной серии. Последний титул покорится ему еще дважды, и он стал вторым после Джордана, кому удалось стать лучшим на протяжении трех финалов. 2000-й был годом О’Нила и годом начала новой династии «Лейкерс».

Достоинство

Конфликт с Коби Брайантом разделил карьеры обоих на до и после. Уже после окончания карьеры Шак сказал, что оба они никогда не испытывали черной ненависти друг к другу. И, несмотря на все взаимные унижения, для него Коби всегда останется братом и лучшим партнером из всех. Тогда у каждого было четкое представление о том, кто прав. Прав ли был Коби, когда говорил, что Шак платит многочисленным проституткам за молчание, или Шак, который не поддержал своего товарища по команде в тяжелейший момент? Казалось, что разойтись было правильным решением, и О’Нил, и Брайант слишком уважали себя, чтобы впоследствии прикидываться, будто ничего не произошло. Никто из них не захотел поступиться собственным достоинством. И без этого у Коби не было бы 81 очка против «Торонто» и таких важных для него индивидуальных чемпионских титулов, а у Шака — триумфа с «Майами» и возможности поиграть с Леброном Джеймсом, Дуэйном Уэйдом, Стивом Нэшем, Полом Пирсом, Кевином Гарнеттом. Как и практически все в карьере О’Нила, размолвка с Коби была искренней, поэтому, наверное, и стала катализатором последних больших свершений великого центрового.

Уважение

После чемпионства-2006 теснящийся в лавке слон начал уставать. Конечно, Шак мог играть лучше, чем он делал это в «Кливленде», «Финиксе» и «Бостоне», но ему стало элементарно скучно. У О’Нила не было заметной мотивации, способной придать его существованию в лиге новый смысл. Передавать опыт было некому, не было ни одного подходящего по параметрам и возможностям игрока, все индивидуальные призы завоеваны, соперников, которым хотелось бы доказать свое превосходство, тоже не нашлось.

Вспомнить хотя бы последний год в «Селтикс», где О’Нил откровенно дурачился, а не играл. Потом его много за это критиковали, но Шак ушел именно в тот момент, когда надо, он не стал тянуть резину до последнего или наоборот заканчивать на волне успеха, непобежденным. Еще в течение нескольких лет он дал публике почувствовать то, за что она его любила: ирония, элементы импровизации, уважение, проблески величия. Наконец, любовь не только к себе, но и к тем, кому в итоге отдал 19 лет своей жизни.

Антон Шатров, Sportbox.ru

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх
Сообщение о блокировке
Видео недоступно для просмотра из-за блокировщика рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик, и смотрите Спортбокс в полном объеме. Только благодаря рекламе мы можем предоставить Вам этот контент бесплатно. Спасибо за понимание.