Никита Крюков: Норвежцы и шведы иногда с нами не здороваются

26 февраля 2013 10:24

Россиянин Никита Крюков, завоевавший два золота на чемпионате мира по лыжным видам спорта Валь ди Фиемме, в интервью «Спорт-Экспрессу» признал, что ехал в Италию за победой, а также рассказал, что норвежцы и шведы иногда не здороваются с нашими спортсменами.

- Ехал в Италию за золотом, - сказал Крюков. - Ничего не знал, просто верил и настраивался. Кроме физической формы есть такой фактор, как волнение, чувство обязанности. Перед кем? Перед страной. Это большая ответственность, между прочим. Люди смотрели, надеялись.

- В какой момент вы поняли, что это «ваш» чемпионат?

- Мы тут сидели 17 дней на сборе. Проводили скоростные тренировки. Чувствовал, что готов неплохо. Но вот это неплохо — пальцем в небо, надо было сравнить себя с соперниками. В прологе бежалось как-то непонятно. Во всю силу не «мочил», ехал себе, ехал. Вроде ничего особенного, а потом — бах! — выиграл. Тогда и появился кураж.

- Вы слышали о том, что король лыж норвежец Петтер Нортуг назвал вас главным фаворитом чемпионата?

- Последние дней десять вообще прессу не читал. Мне это не надо, лишние мысли. Одна девочка из нашей команды спросила: «Никита, ты слышал, что Нортуг назвал тебя главным фаворитом?» Я ответил, что не слышал, а про себя подумал: «Зачем ты мне вообще это сказала?» Что почувствовал в этот момент? Ничего. Просто ближе к началу чемпионата усиливается волнение. И такими поступками вообще-то соперников вышибают.

- Не совсем понял. То есть можно сказать Сидорову: «Тебя Нортуг главным фаворитом чемпионата назвал». И у Сидорова колени задрожат?

- Именно так и бывает, поэтому я был недоволен, когда мне рассказали о словах Нортуга. Как будто не понимают, что такими жестами можно своего же подкосить.

- Победный финиш против Нортуга часто вспоминаете?

- Времени не было — нужно было к эстафете готовиться. Сейчас, конечно, повспоминаю немножко. Когда мы поехали круг по стадиону, Нортуг сказал: «Никита, все-таки ты лучший». Я ответил: «Перестань, я человек одной гонки, а ты всю программу бегаешь». Посмеялись. Он говорит: «Иди ты! На следующий чемпионат я не выйду, устал тебе проигрывать». Очень тепло с ним пообщались. Мне показалось, он был доволен серебру.

- Вы чувствуете, что отношение соперников к вам вышло на принципиально новый уровень?

- Не знаю даже. Здесь, в Италии, меня действительно как-то выделили из общей массы. В принципе после золота Ванкувера меня стали считать за серьезного соперника. Я ведь после Игр еще выиграл спринт в Стокгольме. Почувствовал, что, да, отношение изменилось.

- А вы в курсе, что с вашим тренером Юрием Каминским норвежцы до Ванкувера вообще не здоровались?

- Понятия не имел. Ну, норвежцы с нами, бывает, и сейчас не здороваются. И не только норвежцы, шведы еще. В один день здороваемся, все вроде нормально, а на следующий идем навстречу друг другу, взглядами соприкасаемся, а они голову отворачивают. Это было и до Олимпиады, есть и сейчас.

- А вы догадываетесь, откуда растут ноги у такого отношения?

- Нет.

- Может, из-за допинговых скандалов в России в 2009 году?

- Возможно. Даже не задумывался. В принципе мы своей спринтерской группой еще до 2010-го на всех углах кричали, что мы за чистый спорт. Тот же Нортуг говорил в интервью после Ванкувера, дескать, он уверен, что ребята бежали чистыми. Ребята — это мы с Сашкой Панжинским.

- Для вас это было важно?

- Очень. Спринтерская команда пыталась доказать, что можно бежать быстро без допинга, а тут, в 2009-м, скандал за скандалом. Конечно, все это было некрасиво. Когда ловили кого-то из иностранцев, мы уже смотрели на них иначе. И в какой-то момент поймали себя на мысли, что ровно так же, должно быть, смотрят и на всех нас. Ловят одного спортсмена, а косятся на всю команду.

- Вы знали, что у вашего партнера по «золотой» спринтерской эстафете Алексея Петухова болела спина?

- Да, знал. Но на этом чемпионате он на боль не жаловался, хотя мы с ним жили в одной комнате.

- Вас это обстоятельство не тревожило?

- Знаете, я в последнее время к спринтерским эстафетам отношусь легко. Понял просто, что все зависит от эффективности работы обоих спортсменов. Если у кого-то из двоих форма хуже, чем у напарника, золотой медали не видать. Я надеялся и верил, что с Алексеем все будет хорошо. Перед эстафетой тренеры даже провели специальную контрольную тренировку между Петуховым и Николаем Мориловым, чтобы определить, кто из них должен бежать. Лишний раз заставили Алексея испытать на себе этот стресс. Я очень рад, что бежал именно с Петуховым. Честное слово, рад за него больше, чем за себя.

- Как вы делили с ним финиш? Какие-то дискуссии вообще были?

- Не помню, чтобы были какие-то разговоры. По ходу сезона было видно, что финиш у меня неплохо получался.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх
Сообщение о блокировке
Видео недоступно для просмотра из-за блокировщика рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик, и смотрите Спортбокс в полном объеме. Только благодаря рекламе мы можем предоставить Вам этот контент бесплатно. Спасибо за понимание.