Валерий Газзаев: Усы не сбрею никогда

22 декабря 2008 07:48

Бывший главный тренер ЦСКА в интервью "Спорт-Экспрессу" рассказал о причинах своего ухода из команды, планах работы за рубежом, желании выиграть Лигу чемпионов и легендарном обещании сбрить усы.

- ЦСКА второй половины 2008-го - лучшая в вашей 20-летней тренерской карьере команда?

- Да. По качеству и содержанию игры, результатам, уровню игроков, психологии, тактике, сплоченности - словом, по всему. Эта команда показывала фантастический футбол. По-настоящему европейского уровня.

- Даже лучше, чем в 2005-м, когда ЦСКА выиграл Кубок УЕФА и сделал золотой дубль в России?

- Абсолютно лучше. Да, в 2005-м играли очень хорошо, но это была юная команда. Самая молодая, кстати, из всех победителей Кубка УЕФА: Вагнеру, Жиркову, Красичу, братьям Березуцким было чуть за 20, Акинфееву - меньше. С тех пор она выросла. Если бы футболисты топтались на месте и мы бы сегодня говорили: "Они играют, как в 2005 году", - гордиться этим было бы неправильно! Нужен прогресс, и я рад тому, что он есть. Моя тренерская задача в том и заключается, чтобы собирать молодых игроков и развивать их лучшие качества. К тем, кого перечислил, за последние годы добавились совсем юные Дзагоев с Мамаевым. Впереди у них всех большая спортивная карьера. Недаром к нашим игрокам сегодня огромен интерес за рубежом - они ведь обрели опыт еще и в своих сборных. Поэтому скажу: сегодня команда играет намного сильнее, чем в 2005-м.

- В эти полгода вы каждый день с удовольствием шли на работу?

- Конечно. С одной стороны, я человек прагматичный, поскольку работа требует результата. Но когда этот результат добывается еще и с удовольствием, красивой игрой, - это именно то, к чему мы стремимся. Игроки сами получали радость, что было видно. В последних 20 турах чемпионата и международных матчах наша игра действительно была как спектакль.

- Вот потому-то для меня за гранью понимания: как человек может добровольно уйти из команды своей мечты?

- Объясню. Летом, когда я обратился с просьбой об уходе к президенту клуба, меня подтолкнули к тому определенные обстоятельства. Пришел и сказал: "Больше работать не могу". Два дня мы провели в беседах, он меня уговаривал продолжить работу хотя бы до конца сезона. Я не мог отказать человеку бок о бок с которым провел столько времени и пережил столько блестящих мгновений. Но добавил: "Даже если станем чемпионами, заканчиваю работу в этом году". И решения не изменил. Конечно, мне очень сложно покидать такую хорошую команду, которую я фактически создал. Но сама стратегия клуба, начиная даже не с 2002 года, когда пригласили меня, а с 2001-го, когда в ЦСКА пришло новое руководство, была правильной. Мы брали молодых игроков и развивали их, в результате чего и имеем то, к чему пришли. Не скрою: ухожу с сожалением. Но и с гордостью за то, какую работу удалось выполнить. За 7 лет мы многого добились. Каждый игрок вырос. Каждый руководитель вырос - как президент, так и главный тренер. Мы росли все вместе и доросли до признания европейского масштаба. Но я человек слова.

- А как же, извините, знаменитая история с усами, которые вы пообещали сбрить в случае победы в Кубке УЕФА?

- Никакого обещания я не давал. На встрече в редакции одной из газет, по-моему, перед полуфиналами против "Пармы", мне задали вопрос, готов ли я пообещать сбрить усы, если мы выиграем Кубок УЕФА. Я ответил: "Вы заканчивайте это дело. Конечно, не готов". И все. А в публикации все перевернули.

- И никогда усы не сбреете?

- Нет. Даже если выиграю Лигу чемпионов.

- Скажите честно: вам жаль, что летом дали слово уйти?

- Что я могу сказать... Конечно, сожалею. Но это жизнь, а в ней ничего вечного быть не может. И абсолютно серьезно заявляю: если бы семь лет назад Евгений Гинер предложил мне подписать контракт на баснословную сумму, но при условии, что все эти семь лет я не опущусь ниже третьего места, я бы сказал "нет". Потому что это невозможно. Но, к счастью, это получилось. Удалось воспитать в игроках дух победителей. И, главное, донести до них понимание того, что мы не каждый год, а каждую игру должны доказывать свой уровень и мастерство. Несмотря на титулы. Один год закончился, а на следующий все надо доказывать заново. То же касается и 2009 года. По моему убеждению, сегодня ЦСКА как никогда готов к Лиге чемпионов. У нас восемь железных позиций игроков на уровне международного стандарта. Накоплен опыт, особенно в осенней стадии сезона. Игроки не испытывали ни малейшего комплекса ни перед кем, выходили с чувством уверенности в собственных силах.

- Что вас заставило сказать Гинеру те слова: состояние здоровья или ощущение тупика в работе?

- Ни то, ни другое. Начну издалека. Многое говорится о неудачном начале чемпионата. Да, в какой-то степени оно не сложилось. Но ничего критического не было. Уровень команды определяется тем, как она пройдет всю дистанцию, а не какую-то фазу. В этом году задачи решали поэтапно. Весной, допустим, сконцентрировали внимание на выигрыше Кубка России... Теперь к тому, что же заставило меня сделать то заявление. Накопилось много личных проблем. Мы живем не только футболом - бывает, накапливается груз, который заставляет человека взять паузу. Как раз такой период у меня тогда и был. Плюс пара неудачных игр в чемпионате - все наслаивается, и человек принимает решение. Сегодня конкретизировать, какие это были проблемы, не нужно. Сугубо личные вопросы выносить на суд общественности сложно. Но я из тех, кто слов на ветер не бросает. И когда перед игроками все четко объявил, делать шаг назад было бы неправильно. Летом я действительно не хотел работать. И будь на то воля президента, ушел бы уже тогда. Но человеку, с которым столько пройдено, отказать не мог.

- Тем не менее в концовке сезона у всех создалось впечатление, что ситуация изменилась. Тот же Гинер после матча с "Лехом" заявил, что вопрос по Газзаеву не решен и ему с вами предстоит поговорить. Коллеги рассказывали, что еще утром в день игры с "Нанси" вы строили планы на следующий сезон и производили впечатление человека, который продолжит работу с ЦСКА.

- Я профессиональный тренер и до последнего дня должен был строить планы, ставить задачи, планировать сборы и так далее. Это моя работа! Даже зная, что уйду, не мог, что называется, бросить лопату и начать относиться ко всему спустя рукава! Во-первых, я так просто не могу, а во-вторых, должен был оставить после себя хорошую, не разваленную команду. Я не мог сказать о своем уходе ни близким, ни кому-либо из ваших коллег. Я должен был вселять уверенность в тех, с кем работал, до последнего мгновения вести себя профессионально. Что и делал. А что до разговора с президентом - да, мы переговорили. Но решения я менять не стал. Поскольку не увидел для этого оснований.

- А Гинер просил вас изменить решение?

- У нас было много разговоров.

- Правда ли, что в промежутке между матчами с "Лехом" и "Нанси" Гинер без вас провел с игроками собрание и те не выразили острого желания продолжать работу с вами?

- Думаю, такого собрания не было. Даже знаю: не было. Вообще если руководитель проводит такое собрание без тренера, последний должен уже давно в этом клубе не работать. Если президент недоволен главным тренером, он должен его просто освобождать, а не спрашивать мнение игроков.

- Вас сильно напугал сердечный приступ в Казани?

- Это был как раз тот самый период, когда на меня навалились проблемы, не связанные с футболом. Всегда говорю игрокам: люди хотят видеть зрелище, их не интересует, что с вами происходило в течение этой недели. Нам нельзя оправдываться тем, что все мы - живые люди и у нас может палец заболеть. Или даже сердце.

- А как сейчас?

- Никаких проблем.

- Кто из российских специалистов по своему уровню был бы достоин работы с сегодняшним ЦСКА?

- Юрий Семин.

- Допускаете ли повторение варианта 2004 года, когда летом вы вернулись на должность главного тренера ЦСКА?

- Что называется, никогда не говори "никогда". Но не думаю, что это может повториться. У меня тоже есть свои планы. Этот этап, наверное, прошел, и вспоминать его мы все - и я, и президент клуба, и игроки, и болельщики, которым хочу сказать огромное спасибо за поддержку на протяжении всех этих лет, - думаю, будем с радостью. Это были прекрасные моменты жизни, когда мы работали на пределе своих возможностей. Но вечно сказка продолжаться не может. Хотя есть и обратный пример - "Манчестер Юнайтед". Но это - единственный клуб такого рода в мире. Если же возвращаться к ЦСКА, то о сути его эры говорит вот какой факт. В прошлом году мы заняли третье место, и все говорили: провальный сезон. Я ничего провального в этом не видел. Всегда выигрывать первое место невозможно, и если такое происходит, это говорит о деградации национального первенства. Тем более что сегодня в России помимо ЦСКА есть пять клубов, которые из года в год могут ставить и решать высшие задачи. Это "Спартак", "Локомотив", "Зенит", а в последнее время и "Динамо" с "Рубином". Это хорошо: в такой жесткой конкуренции, не сравнимой с временами, когда только-только развалился Советский Союз, выступления на стабильно высоком уровне дорогого стоят.

- А хотели бы попробовать себя в одном из ведущих чемпионатов - к примеру, в Италии?

- Такие планы у меня есть. Насколько они будут реализованы - время покажет.

- Есть агенты, которые занимаются вашим трудоустройством в дальнем зарубежье?

- Есть.

- Можно назвать этот вариант приоритетным?

- Нельзя. Есть клубы, серьезные в своих намерениях, которые меня интересуют. В моей тренерской карьере имеется цель, достижения которой мне еще не хватает. И я приложу все усилия, чтобы решить эту задачу.

- Лига чемпионов?

- Да.

По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх
Сообщение о блокировке
Видео недоступно для просмотра из-за блокировщика рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик, и смотрите Спортбокс в полном объеме. Только благодаря рекламе мы можем предоставить Вам этот контент бесплатно. Спасибо за понимание.