Станислав Черчесов: Я привык отвечать за свои ошибки

26 июня 2007 05:28

Главный тренер ФК "Спартак" Станислав Черчесов дал интервью ведущему программы "Футбол России" Илье Казакову.

 

- Многие считают Вас жестким, авторитарным тренером, скорее диктатором, чем демократом. Но с другой стороны, Вы обнимали игроков, которые уходили с поля в результате замены, Вы поздравили всю скамейку с забитым мячом. Как это сочетается в Вас? В глазах общественности Вы диктатор, но тогда откуда такая мягкая, дружественная, семейная политика?

- Я бы сказал, что я демократичный диктатор. Есть вещи, которые нужно делать "от и до", в чем-то у меня есть только "белое" и "черное", и нет полутонов. Есть моменты, когда нужно сразу принимать решения, есть принципы, которыми я не буду торговать ни в каких ситуациях. Ребята знают, что я сам был не самым последним футболистом, поэтому чувствую, когда похвалить, когда отругать. В любом случае - это должно делаться вовремя.

- Вратарь, как и тренер, наблюдает за игрой как бы со стороны, больше играя "головой", а не ногами. Откуда взялся этот миф, что из вратаря никогда не получится хороший тренер?

- Сложно сказать. Вратарей – чисто арифметически – меньше, чем полевых игроков. Поэтому у вратаря, разумеется, шансов стать тренером меньше, чем у футболистов других амплуа. Я вообще считаю, что вратари – это команда в команде. Иногда их лучше не трогать, даже не замечать…

- Проекции игры с тренерской скамейки и от ворот – схожи?

- Нет. Когда я начинал работать тренером, я даже ходил смотреть игру за ворота – так было удобнее. Потом привык следить за футболом от бровки.

- Как Вы думаете, Вы через год изменитесь?

- Люди меняются. Становятся взрослее, мудрее. Тренер тоже мужает с каждым днем. Кожа должна становиться толще, чтобы тебя не "пробивали". Чтобы любой слон тебе завидовал.

- Вот как раз о "пробиваемости". У нас в России, в том числе в футболе, как-то не принято учиться на чужих ошибках. Вы для себя решили, как не повторить ошибок своих предшественников в "Спартаке", как не наступить на те же грабли – если они еще где-то в Тарасовке валяются?

- Во-первых, в Тарасовке уже давно работают трактора, граблями мы не пользуемся. Во-вторых, "Спартак" – такой клуб, в котором перемены всегда всеми обсуждаются – тем более, смена главного тренера. Говорить будут всегда. Я привык отвечать за свои ошибки. Еще будучи вратарем понял, что это такое – ответственность. Так что буду отвечать. Надо это выдерживать.

- Вы сказали в одном интервью, что должность спортивного директора клубу не нужна…

- Я такого сказать не мог. Надо отдать должное российским журналистам – за то время, пока я был за границей, они тоже научились делать сенсации. Видимо, журналисты меня поняли так, как им было выгодно. Надо уважать друг друга. Я всегда относился к вашей работе уважительно, и буду требовать того же в ответ. Кстати, заранее приношу извинения – сейчас интервью буду давать меньше, чем раньше – очень много работы.

- "Спартаку" нужны ныне игроки за 11 миллионов долларов? Говорят, столько просят за Питера Одемвинджи. А ведь еще не стерлась из памяти история с Кавенаги…

- Я еще когда работал спортивным директором, подчас удивлялся, откуда берутся те или иные имена и цифры применительно к "Спартаку". Могу сказать: Одемвинджи за 11 миллионов у нас никогда не будет. Подчеркиваю: за 11 миллионов.

- Последний вопрос. Как Вы думаете, за кого теперь будут болеть в Вашей родной Осетии? Вы – в "Спартаке", а Газзаев – в ЦСКА.

- Когда я играл за "Спартак" против "Алании" во Владикавказе, во время игры все меня ненавидели, а после матча – все-таки признавали своим. В Осетии умеют переживать за футбол и не зацикливаться на понятиях "свой" и "чужой".

© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх
Сообщение о блокировке
Видео недоступно для просмотра из-за блокировщика рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик, и смотрите Спортбокс в полном объеме. Только благодаря рекламе мы можем предоставить Вам этот контент бесплатно. Спасибо за понимание.