Александр Зубков: Желоб в Сочи – это не ванкуверская трасса-убийца

30 октября 2012 09:57

Двукратный призер Олимпиад россиянин Александр Зубков подробно рассказал о санно-бобслейной трассе в Сочи и отметил, что до старта Игр-2014 конфигурация ледового желоба может быть подвергнута корректировке.

- Нынешняя конфигурация трассы в Сочи не изменится, но корректировки будут, — приводит слова Зубкова «Спорт-Экспресс». — Естественно, с учетом пожеланий спортсменов, которые на Олимпийских играх в Сочи будут выступать дома.

- Иными словами, с учетом ваших пожеланий.

- В том числе. Мы как следует протестируем трассу и дадим оценку. Трасса должна быть настолько быстрой и удобной, насколько нам это необходимо. Думаю, в марте она уже примет тот вид, который будет иметь на Олимпиаде.

- Вы имеете в виду внешний вид виражей или не только? К примеру, длину стартовой эстакады тоже еще можно изменить?

- Нет. Конечно, эстакада останется в том виде, в каком она есть сейчас. Я имею в виду радиус входа-выхода виражей и скольжение льда как такового.

- Как вы в двух словах рассказали бы о сочинской трассе?

- Она с виду легкая. Но это обманчивое впечатление. Доедут до финиша все, могу вас уверить. Но вот доехать быстро сумеют единицы.

- Это не трасса-убийца, как в Ванкувере?

- Нет-нет. Скорость будет в пределах 135 — 140 км/ч. Почти все современные треки оставляют тебя в этих скоростных пределах. Исключение — Ванкувер. Когда ты идешь больше 150 км/ч и уже после третьего виража набираешь 100 км/ч — пилоту становится непросто.

- В чем это проявляется?

- В перегрузках. Давление на глаза увеличивается. Все это сказывается на скорости принятия решений.

- Саночник Альберт Демченко рассказывал, что у каждого спортсмена существует свой персональный скоростной лимит. Кому-то комфортно на 120 км/ч, а на 130 км/ч он уверенно ехать уже не может. У вас такой лимит существует?

- Каждый пилот сам выбирает самый короткий путь по виражам. Для этого требуется тщательный анализ всей трассы целиком.

- Новый главный тренер сборной России Пьер Людерс называет трассу в Сочи очень технической. Что это означает — что на ней нельзя просто «засадить» на старте, а дальше хоть руль отпускай?

- В Сочи такое невозможно. Здесь можно мощно стартовать, но растерять все по трассе. На первый план выйдет мастерство пилотов. Но и про разгон ни в коем случае забывать нельзя. Быстрый старт и техничное прохождение — вот комплекс задач, который придется решать экипажу. Если он, конечно, хочет здесь победить.

- Трассы действительно бывают разными. Какое значение будет иметь прохождение верхнего участка в Сочи?

- Ключевое. Потерянную наверху скорость просто негде будет набрать заново. Смотрите, после пятого виража — контруклон, значит, скорость будет гаситься. После седьмого виража — прямая, затем, после четырнадцатого, — еще один контруклон. Пилоту постоянно придется думать о том, как удержать темп. Это ключ к успеху.

- На разгоне у российских экипажей по идее должно быть преимущество. Вы можете позволить себе довести старт до автоматизма в то время, как другие команды будут такой возможности лишены.

- Мы очень внимательно работаем над разгоном. Смотрим, думаем, как более эффективно использовать наше преимущество, которое у нас, безусловно, есть. Изучаем траектории, анализируем видео. Пьер Людерс очень активно помогает нам в этом вопросе. Сам выходит на лед. Пробуем, ищем. Нам обоим хочется вывести идеальную формулу действий на разгоне.

- О задачах на сезон спрашивать, наверное, бессмысленно? Чемпионаты Европы и мира стоят особняком.

- Им особенное внимание. Сделаем все, чтобы правильно подготовиться именно к этим стартам. Если понадобится, предоставим посреди сезона короткий отдых сильнейшим разгоняющим. Им особенно важна свежесть перед чемпионатом Европы, так как мировое первенство начнется почти сразу следом за ним.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх