Алия Мустафина: Было очень тяжело дотерпеть до конца

21 августа 2012 09:37

Гимнастка Алия Мустафина, единственная российская спортсменка, сумевшая завоевать четыре медали на Олимпийских играх в Лондоне, в интервью «Спорт-экспрессу» рассказала о том, как возвращалась в спорт после травмы, и призналась, что только один раз испытала на себе несправедливое отношение судей.

- Как вы чувствовали себя, выступая на Играх?

- Очень сильно уставала. В первый день прошла все снаряды в квалификации. Во второй день — снова все четыре снаряда, уже в командном зачете. Потом финал многоборья. Потом еще два дня финалов — сначала на брусьях, потом в вольных упражнениях. Было очень тяжело дотерпеть до конца. Я ведь должна была выступать за команду только на двух снарядах — в опорном прыжке и на брусьях. Но после квалификации мне сказали, что нужно готовиться к тому, чтобы выступить во всех видах.

- С чем было связано такое решение?

- На бревне у нас должна была выступать Настя Гришина, но она отказалась наотрез — сказала, что боится выходить на снаряд. Маленькая еще. Ей действительно было очень страшно. Ну, а в вольных упражнениях у меня был в квалификации второй результат в команде.

- Нервировали разговоры о том, что вы уже не так сильны, как два года назад?

- Было такое. Постоянно слышала, что травма сильно выбила меня из колеи, что я потеряла целый год, что если кто и является лидерами команды, так это Вика Комова и Гришина. Хотя у Вики были свои трудности: она стала очень быстро расти, а мышцы за ростом не успевали. Пошли какие-то травмы, появилась неуверенность, и все это никак не закончится — кости с мышцами никак между собой не договорятся.

- Так ведь и у вас перед Играми все болело?

- Да. Особенно сильно — надкостница. Сказали, что нужно делать операцию. Но поскольку до Олимпиады оставалось уже совсем мало времени, решили потерпеть. Весной сильно болела спина. Половину февраля и весь март вообще ничего не могла делать на тренировках. Мне было больно лежать, сидеть, ходить. Но потом стало полегче.

- В мировой гимнастике не было прецедента, чтобы спортсмен успешно возвращался после полного разрыва передних крестообразных связок.

- Это так. Месяцев восемь после операции не прыгала вообще. Врачи категорически запретили. Пыталась уговорить своего тренера хотя бы попробовать начать пораньше, думала даже о том, что, если очень постараться, можно успеть подготовиться к чемпионату мира в Токио. Но мне сказали, что все предписания медиков должны быть выполнены досконально. Все остальные тренировочные упражнения, не требующие нагрузки на ноги, делала. Комбинацию на брусьях, например, отрабатывала от начала и до конца — с приземлением в поролоновую яму. Постоянно подкачивала мышцы: занималась даже по вечерам в гостинице — на лестничной клетке. Но, знаете, когда спортсмен полгода не прыгает, тут поневоле засомневаешься в его силах.

- Не было страшно выступать после травмы?

- Единственный страх, который у меня иногда возникает, связан с тем самым опорным прыжком в два с половиной винта, на котором я получила разрыв коленных связок. Когда хорошо себя чувствую, страха нет. Он появляется, если начинаю уставать и понимаю, что могу не сделать прыжок хорошо. Поэтому если захожу на прыжок и чувствую, что не очень хорошо попала на отталкивании «в руки», то делаю не два с половиной винта, а только два.

- Самая распространенная тема применительно к вашему виду спорта - судейство. Об этом говорят постоянно и много. Как говорили, например, на чемпионате мира в Токио, где Комова проиграла многоборье.

- Вика сама дала тогда повод. Естественно, что к ней тут же придрались. Могли снять 0,1, а сняли 0,3. Это, к сожалению, в гимнастике в порядке вещей.

- А как судили в Лондоне вас?

- Очень хорошо. От своей оценки в финале вольных упражнений вообще была в шоке. Потому что получала такие баллы только один раз — на чемпионате мира в Роттердаме.

- Но хоть когда-нибудь у был повод сказать или хотя бы подумать, что вас засудили?

- Только однажды — в том же Роттердаме на опорном прыжке. Мне неправильно посчитали базовую оценку, но протест по этому поводу у руководства команды не приняли, сославшись на то, что он подан с опозданием. Хотя опоздание составило всего 30 секунд. А на Олимпиаде в командном первенстве у мальчиков, где Украина сначала заняла третье место, а Япония — четвертое, японцы тоже подали протест поздно — намного позже положенного. Тогда вообще все говорили о том, что Кохэю Утимуре не должны засчитать соскок ни при каких протестах — он его не сделал. И все равно оценку поменяли.

- Уже успели почувствовать, что жизнь становится другой?

- Стало просто больше внимания. Для меня на самом деле это тяжело, потому что я вообще не люблю быть в центре внимания. Вообще с ужасом думаю о том, что меня могут начать узнавать в метро.

Напомним, что в Лондоне 17-летняя Мустафина выиграла золото на брусьях, а также серебро и две бронзы.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх