«Это не футбол, тут не заработаешь миллионы. Это страсть!» Спортсмены о главном

18 апреля 2017 19:14

Когда профессионалы говорят друг с другом, это завораживает. Перед вами беседа двух сноубордистов — прорайдера команды Quiksilver Russia Евгения «Жуна» Иванова и Матье Крепеля, первого француза, выигравшего чемпионат мира в дисциплинах биг-эйр и хафпайп, райдера международной команды Quiksilver. Оба живут сноубордом и увлекаются серфингом, оба приехали на олимпийские склоны Розы Хутор в сноуборд-лагерь Quiksilver New Star Camp. Жун выступил в роли интервьюера и расспросил Матье о главном — самых интересных склонах, самых рискованных ситуациях и, конечно, о девушках.

Жун: Почему ты выбрал сноуборд, как это произошло?

Матье: Как только я научился ходить, встал на горные лыжи. Занимался с отцом, который был инструктором по горным лыжам. Отец любил пробовать всякие новшества, и как-то он с друзьями начал осваивать сноуборд. Получается, они были первопроходцами этого вида спорта в Пиренеях. Сноуборд меня увлек, потому что на лыжах можно было только очень быстро спускаться из одной точки в другую, а доска давала свободу. Мне было десять, когда я забросил эти дурацкие лыжи и сосредоточился на сноуборде.

Матье Крепель / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Жун: Я вырос на северо-западе Сибири, в маленьком городе Надым, который окружен горами, снег у нас лежал с сентября по конец мая. Как и ты, я начал кататься на лыжах. Однажды увидел парня с доской и воскликнул: «Мама, смотри, какая штука!» Она ответила, что это сноуборд, очень опасная вещь, и мне не стоит на него заглядываться. «Опасно? Это точно для меня!» – подумал я. Сноуборд и серфинг привлекают меня тем, что это общение с природой, осознание ее силы, она постоянно меняется, и тут просто нет места для скуки.

В чем для тебя основная мотивация в занятиях сноубордом и серфингом?

Матье: Как ты и сказал, это природа. Она меняется каждый день. Когда ты выходишь на гору или становишься на волну, каждый день – другой. Это мощная энергия, стихия. Она заставляет осознавать себя всего лишь маленькой песчинкой мироздания. Она заставляет тебя быть собой, не подстраиваться под кого-то, кого-то из себя изображать. Она заставляет уважать себя. Это удивительно! Именно поэтому я занимаюсь сноубордом и серфингом. И каждый день – это новый вызов, каждый день ты можешь учиться чему-то.

Жун: Я знаю, что на сноуборде ты катаешься в стойке «регуляр» (левая нога впереди), а на серфе – «гуффи» (впереди правая). Как это возможно? Ты нас все время обманываешь?

Матье: Я начал кататься на сноуборде и серфе в разное время. Когда в детстве я осваивал сноуборд, мой отец катался в стойке «регуляр», и он решил, что мне это тоже подойдет. Когда я начинал осваивать серф, то катался в стойке «регуляр», это видно по моим старым фото, но очень быстро я перешел в стойку «гуффи», потому что мне было так удобнее.

Матье Крепель / Фото: © Артем Виндриевский/ пресс-служба Quiksilver

Жун: Сноубордисты много путешествуют. Расскажи о самом запоминающемся месте, где ты катался.

Матье: У меня была совершенно потрясающая поездка в Гренландию. Мне было десять лет, и я поехал с прорайдерами команды Quiksilver. Впервые увидел, как люди там, в этом диком крае, катаются на сноубордах. Мне было десять, и тогда я думал: «Хм, что ж, да, мы там катались, ничего такого…» Но спустя несколько лет, когда я вырос, то осознал, насколько увиденное мной было удивительно. С тех пор я побывал во многих местах и думаю, что Аляска – это особое, совершенно дикое место, где можно кататься и на сноуборде, и на серфе. Здесь ты можешь выйти на совершенно иной уровень и катания, да и жизни в целом.

Жун: Для меня самым впечатляющим местом, где я когда-либо катался, стала Камчатка. Я бы сказал, что это Мекка борд-культуры. Тут ты можешь кататься и на сноуборде, и на серфе. Это совершенно дикое место, с особой силой. Бэккантри, сплитбординг – все это возможно на бескрайних просторах этого полуострова.

Матье: Мне бы хотелось съездить на Камчатку.

Жун: Расскажи о своем участии в глобальном проекте Quiksilver Radical Times

Матье: Radical Times – это история о том, как можно проводить время со своими друзьями, делать то, что вы любите больше всего – кататься на скейтах, серфе и сноуборде. Знакомиться с разными культурами. Мы проехали через несколько совершенно разных мест в Испании, в некоторых я никогда не был, и в то же время одно было недалеко от моего родного города. Radical Times особенно заинтересует тех, кто думает о путешествии со скейтом, серфом и сноубордом.

Смотреть на YouTube

Жун: Мой новый проект называется DAVAI – Sochi, New Star Camp. В нашем ролике вся съемка идет от первого лица, будто все происходит одним дублем в один день – так я решил показать свою поездку на Quiksilver New Star Camp. С кучей невероятного экшена. Сцены меняются внезапно, это придает динамики. Здесь акцент не на трюки на сноуборде, а на смену действия. Катание – это не основа сюжета.

Эту историю предложил мне мой видеооператор. Он показал видеоролик одного известного американского BMX-спортсмена, который выходит из дома, чтобы покататься, и с ним по дороге происходит много интересных вещей. Мой товарищ спросил: «Почему у нас до сих пор никто ничего подобного не сделал?» Я подумал: «И правда почему?». В нашем ролике нет ничего нереального, нет спецэффектов, ничто не снято на «зеленый экран». Сюжет и сценарий продуманы достаточно реалистично – примерно так и происходит.

Евгений "Жун" Иванов / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Мы все еще в процессе съемок, и это должна быть бомба. Ролик должен выйти в середине или конце апреля. Нас поддерживали с самого начала. Нам дали специальную маску, как из фильма «Хардкор», единственного полнометражного фильма, снятого от первого лица, где вся картинка выглядит одним кадром.

Название мы долго придумывали, ломали голову. Надо было устроить мозговой штурм. Трезвый мозг никак не хотел давать никаких адекватных названий (смеется).

А следующий вопрос будет про девушек. Где самые красивые девушки? Сноубордистки на горном склоне или девушки на пляже с серфом?

Матье: Думаю, это будет битва между моими русскими друзьями (смеется). Мне нравятся девушки, которые занимаются экстремальными видами спорта.

Жун: Единственный минус у сноуборда в том, что ты не можешь представить, как девушка выглядит на самом деле из-за большой маски, объемных штанов и куртки с защитой.

Матье: Иногда это действительно обманывает тебя. Ты думаешь: «Вау, какая красотка, у нее такие струящиеся волосы, она наверняка очень мила». А потом она может снять очки, и ты немножко разочарован.

Евгений "Жун" Иванов / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Жун: Меня часто спрашивают, сколько зарабатывает спортсмен, который профессионально занимается сноубордингом. И обычно я отвечаю, что сноуборд – это не о деньгах. Это о возможности путешествовать и посмотреть мир. Достают ли тебя такими вопросами?

Матье: Не особо. Во Франции люди обычно не интересуются твоими доходами, этот вопрос иногда задают журналисты. И, как ты сказал, сноуборд – это не для того, чтобы зарабатывать. Ты связываешь с этим жизнь. Мы счастливчики, потому что можем так жить. Это не как футбол или другой вид спорта, где можно заработать миллионы. Здесь на первом месте – твоя страсть, твое увлечение. И да, сноуборд – это мой единственный доход.

Жун: Ты упомянул о футболе. Думал ли ты когда-нибудь, что можешь быть футболистом, зарабатывать намного больше?

Матье: Нет, точно нет. Уже когда я был ребенком, мне было необходимо быть с природой, на просторе. Я никогда не любил находиться на стадионах, закрытых аренах. Они ограничивают. Мне нужны горы, океан.

Матье Крепель / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Жун: Следующим летом в России пройдет чемпионат мира по футболу, некоторые матчи состоятся в Сочи, недалеко от того места, где мы с тобой находимся. И это здорово. Мне нравится играть в футбол, но я за ним не слежу, не смотрю матчи. Если друзья собираются, зовут меня, с удовольствием играю. Но я не очень люблю футбол из-за той культуры, что вокруг – фанаты, драки. Мне как сноубордисту это чуждо. Зачем они дерутся? Этой движухи мне не понять. Наверное, именно это меня немного отталкивает от футбола.

Матье, а какой самый необычный или странный приз ты получил за победу в сноуборд-контесте?

Матье (долго думает): Однажды я выиграл квадроцикл. В итоге я пользовался им примерно месяц, а потом продал его, потому что… это слишком опасно. Это для сумасшедших (смеется).

Жун: К слову об опасности. К счастью, я никогда не был в лавине… Попадал в маленькую, она сбила меня с ног, но в тот момент знал, что со мной ничего не случится, меня не засыпет, находился все время на поверхности. Я был впечатлен мощью даже такой маленькой лавины и тем, что ты ничего не можешь сделать. Это было здесь, на Розе Хутор, она несла меня через часть леса – вот ты катишься в деревья и не можешь от них никуда увернуться. Я не боялся, потому что видел своих друзей, они видели, что со мной происходит, и даже если бы меня присыпало, они тут же подлетели бы и меня откопали.

Евгений "Жун" Иванов и Матье Крепель / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Лавины – это очень страшная вещь, впервые я с ними столкнулся на Камчатке. Мы были на съемках сноуборд-фильма, была непогода в течение 5-6 дней, шел снег, вьюга – ничего не было видно в радиусе двух метров. Мы просто сидели и ждали. Затем вышло солнце, мы поехали строить трамплин и отправили нашего оператора на точку. Ему нужно было перейти кулуар и встать на противоположную сторону, чтобы занять позицию для съемки. Он решил дойти пешком, хотя расстояние было приличным, логичнее было бы ехать на сноуборде. Он пошел, спровоцировав сход лавины, и она была гигантской. Мы стояли на трамплине, тряслась земля, раздался страшный треск, звук движущегося снега… До этого я видел фильмы, где сходят лавины. Да, мы прошли курсы лавинной безопасности, знали, что делать… Но мы просто оцепенели, не могли сказать ни слова. Мы видели, как несет нашего оператора и застыли… К счастью, с ним ничего не случилось, его немного присыпало, голова у него оставалась на поверхности, мы быстро его выкопали. С тех пор я не попадал в серьезную лавину и надеюсь, что не попаду.

Матье, расскажи о самой опасной ситуации, которая с тобой произошла.

Матье: Я достаточно удачлив, практически не бывал в очень опасных ситуациях. Но вот лавины – это отдельная тема. Однажды я попал в лавину, меня не засыпало совсем, я из нее выбрался, но это меня сильно напугало. А еще однажды на соревнованиях Кандида Товекса Candide Invitational был большой трамплин метров на 40-45, все мои друзья прыгали, и Кандид в том числе. Подумал, что тоже могу сделать какой-нибудь трюк на нем. Вылетел слишком высоко и не смог нормально приземлиться. Падение было неудачным, и мне просто очень повезло, что я отделался переломом запястья. После этого случая я завязал с прыжками с таких больших трамплинов.

Матье Крепель / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Жун: У меня были травмы и переломы на трамплинах… Но это часть игры, к этому просто нужно подходить с головой и заниматься. Сноуборд – это не спорт, это культура, образ жизни. Но если ты профессиональный сноубордист, недостаточно просто кататься. Любые травмы заживают, их не избежать, но их можно минимизировать. Обычно ты этим не занимаешься, пока не получишь травму. Надо ходить в зал, закачивать мышцы, готовить себя к сноуборду. Очень важны физическая подготовка и специальная работа.

Происходило ли что-то опасное с тобой в обычной жизни, не связанной с экстримом?

Матье: Я уже успел об этом забыть, но однажды я попал в страшную ситуацию за рулем автомобиля. Поднимался в горы по дороге, завернул за поворот на спуск к мосту и внезапно впереди увидел много машин, которые врезались друг в друга. Я начал тормозить, но ничего не происходило! Потому что дорога была сплошным ледяным катком. Хорошо, что я ехал довольно медленно. Старался избежать столкновения с теми машинами, но это не удалось. Я тут же выскочил из авто и постарался уйти от этого места как можно дальше, потому что за мной тоже ехали автомобили, которые не могли затормозить. В итоге там врезалось около 15 машин. И этот звук визжащих и проскальзывающих тормозов, и звуки ударов… Это был очень страшный опыт.

Жун: Однажды во время полета наш самолет попал в шторм, жутко трясло, на борту активировалась система безопасности, люди начали паниковать, а самолет в течение пяти или шести секунд просто падал. И это была самая страшная вещь, которую мне пришлось испытать в своей жизни. Люди плакали, молились. И за эти 5-6 секунд перед глазами пронеслась вся жизнь. Я просто вцепился в кресло и думал: «Мое время пришло. Сейчас я умру». И самое плохое во всем этом то, что ты ничего не можешь поделать. Ты просто сидишь и ждешь.

Евгений "Жун" Иванов / Фото: © Кирилл Умрихин/ пресс-служба Quiksilver

Ты суеверный человек? Есть ли у тебя какие-то свои ритуалы?

Матье: Не сказал бы, что я суеверный. Точно не до одержимости.

Жун: Большинство друзей и коллег меня всегда поправляют на слово «крайний». Потому что я всегда говорю «последний». Я не парюсь по этому поводу, не придаю много значения этому слову. Почти все мои друзья и почти все, кто катается, всегда говорят «крайний» или «заключительный». Что ты думаешь о суеверных людях?

Матье: Я никого не сужу. Иногда это веселит. Когда люди начинают нервничать: «Я должен обязательно первым надеть левый ботинок…»

Записала Катерина Манина,

Sportbox.ru

Роза Хутор 

По теме
Еще

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх