Владимир Крамник: Хочу выиграть для России золото Олимпиады

01 ноября 2008 14:03

Экс-чемпион мира россиянин Владимир Крамник по окончании матча за мировую шахматную корону с Вишванатаном Анандом рассказал об итогах поединка, своем желании продолжить борьбу за титул чемпиона мира и выступлении в составе сборной России на шахматной Олимпиаде.

- Владимир, когда мы встречались последний раз, после Мемориала Таля, вы мне сказали: "Придет время, матч окончится, я все вам расскажу и о подготовке, и о команде". Матч окончился. Рассказывайте.

- Весь год прошел для меня под знаком подготовки к этому матчу, - рассказал Крамник "Спорт-Экспрессу". -  Пришлось пойти на многие профессиональные жертвы: играть в турнирах не совсем то, что хотел и не совсем так, как хотелось бы. Все делалось с прицелом на этот матч. Столько души вложил, столько сил - и все впустую. Понимаю, что ничего зря не бывает и уроки из поражения извлеку серьезные, но все же осталось чувство горечи: столько всего было вложено в подготовку, а она не сработала…

- Команду вы подбирали по какому принципу?

- Я всегда делаю это по единственному критерию: профессиональному уровню. Человек, который входит в команду, должен быть боеспособным шахматистом, хорошим работником, ну и, конечно, я должен ему полностью доверять.

- Появление Леко не было психологическим ходом, как некоторые расценили?

- Нет. Мне нужен был в команде шахматист очень высокого уровня. Уровень Леко именно такой.

- Он принес большую пользу?

- Да, как и все.

- И юный Фрессине тоже?

- Все хорошо работали, старались, и претензий у меня ни к кому нет. Конечно, ошибки мы допускали. Это поражение - поражение всей команды. И мое прежде всего.

- "Меран" стал для вас здесь фактически непреодолимой преградой - вы проиграли две партии белыми! Для матчей на первенство мира, согласитесь, это нонсенс!

- Да, случай редкий. Дело в том, что Ананд очень глубоко подстроил дебютный репертуар под свой стиль. Он играет не просто хорошие дебюты, а те, которые ему идеально подходят. Эта работа заняла у него не один год, но благодаря ей он сейчас показывает свои лучшие шахматы. И вся его команда при подготовке к матчу работала не просто над поиском идей, а идей конкретно "под Ананда". "Меран", который он играл, был не лучше и не хуже других вариантов, но он просто идеально подходит ему по стилю! Это счетная игра, очень трюковая, с большой долей риска, в ней можно обмануть, поставить массу ловушек. То есть абсолютно его игра!

- Многие ваши коллеги убеждены, что вы напрасно ввязались в остросчетную игру с Анандом в "Меране"…

- Мне хотелось наказать его за то, что он осознанно идет на риск. Это некая перчатка, которую мне бросили. И я ее поднял. Я ввязался в открытый бой, но противник был гораздо лучше вооружен. Возможно, главная моя ошибка - что я не смог затащить его на свою территорию. Но сделать это было не так просто. Ананд настолько хитро построил игру, что меня все время выносило на его сторону. Во второй половине матча у меня стало получаться играть в свои шахматы, но слишком много было потеряно в первой...

- В 10-й партии, когда игра шла "на вашей территории", показалось, что у Ананда вообще не было шансов… Разве нельзя было с самого начала выбирать такие варианты, где вся борьба идет на тончайших нюансах?

- В том-то и вся штука, что соперник не позволял это сделать - с помощью своей изощреннейшей подготовки. Матч - это борьба двух концепций. У нас совершенно разный стиль игры. В этой конкретной партии мне удалось затащить его на свою территорию, где он не так силен. И, действительно, я переиграл его достаточно легко. Но он очень здорово подготовился и целенаправленно навязывал мне свою игру.

- Почему вам не удалось проделать то же самое с ним?

- Не хочу вдаваться в технические детали, но, к сожалению, у меня не оказалось достаточного количества идей. В этом и заключается главная причина поражения.

- Чем особенно вас удивил Ананд в этом матче?

- Огромным количеством новых идей. Новинки у него не кончались: в любом дебюте, в любой позиции находились свежие, проработанные идеи. Вот это, честно говоря, поначалу обескуражило. Все говорило о том, что у него идет мощная подпитка идеями, и на него работает большая бригада.

- Прошел слух, что вы чуть ли не собираетесь бросать шахматы. Это не так?

- Это неправда. Я не собираюсь бросать шахматы. Напротив, теперь у меня появился хороший стимул.

- Вы сказали, что будете менять игру, означает ли это, что собираетесь сделать свой репертуар в игре черными более агрессивным?

- В принципе, я не считаю, что у меня есть какие-то игровые проблемы. Надо менять концепцию подготовки. В этом плане я отстаю от Ананда, а, может быть, и от Топалова. У меня нет постоянно работающей команды. Надо ее создавать. Именно над этим я и собираюсь работать. Если мне это удастся, уверен, что снова буду на самом верху.

- Где вы собираетесь играть в ближайшее время?

- Скорее всего это будет "Линарес", потом "Монако". Все как обычно. Ну, а через пару недель начнется Всемирная шахматная олимпиада в Дрездене и я очень хочу выиграть для России золото. Тем более, что Российская шахматная федерация так много сейчас делает для нашего вида спорта. Да и мне очень здорово помогла в подготовке к матчу. Я настроен очень серьезно, буду выкладываться в Дрездене до конца.

- Ну, а надежды вернуть титул не оставляете?

-  Я еще не старый. Ананду и Иванчуку скоро сорок, а они показывают игру высочайшего класса. У меня еще есть время. Уверен, что в этом матче не продемонстрировал весь свой потенциал и расчитываю вновь включиться в борьбу за титул чемпиона мира.

По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх