«Государственного финансирования неолимпийских видов спорта никогда не будет»

23 января 2017 13:58

«Конный мир ТВ» закрывает серию интервью о конноспортивном драйвинге на официальной ноте. Наш последний по счёту, но не по важности гость — Александр Викторович Рогожкин, председатель Комитета ФКСР по драйвингу. Мы расспросили Александра о положении дел в России, возможных перспективах и преодолении трудностей.

— В России пока не так много людей занимаются драйвингом. Как вы оцениваете развитие этой дисциплины в Москве и в регионах?

—Прогресс есть, медленный, но стабильный. Если учесть, что в России драйвинг, как профессиональная дисциплина, начал развиваться с 2009 года, то те восемь вовлечённых регионов и почти 80 экипажей, что мы имеем на сегодняшний день, — это очень даже хорошо! Сразу оговорюсь: я ни в коем случае не умаляю достижения спортсменов конца девяностых-начала двухтысячных, но это только период становления,

—Александр Викторович, вы не только возглавляете комитет по драйвингу, но и сами спортсмен со стажем. Расскажите, какими качествами должна обладать драйвинговая лошадь? Знаю, что Международные правила не оговаривают специализированную породу, но наверняка есть какие-то предпочтения?

—Понятно, что лошадь — это основа драйвинга, как и всего конного спорта. В мире есть много достойных пород под этот вид спорта, и, как правило, все хвалят свои. У нас в стране востребованы орловцы. Почему? Да всё просто. Это самая доступная легкоупряжная лошадь в России. В большинстве своём орловцы не пугливые, выносливые, обучаемые. Немаловажно, что цена этих лошадей доступна.

Однако у них есть и очень много минусов, и главный в том, что орловец — это рысак, и с этим ничего не поделаешь. Своеобразный рысачий ход никуда не спрячешь. Отсюда — масса проблем в дрессаже: прибавленную и собранную рысь нужно учить отдельно, галоп тоже. Часто вместо прибавленной рыси идёт мах и размашка. Всё потому, что орловцы выводились под другую упряжь, под прямые дороги, под бега. В русской упряжи лошадь находится в станке: у вас есть две оглобли, дуга и больше ничего. В драйвинге же лошадь управляется как верховая, со всеми вытекающими требованиями.

Такие популярные в Европе породы, как, например, ольденбургская, голландская полукровная, великопольская больше приспособлены к драйвингу, чем орловец. У них совершенно другой природный аллюр. Как с орловцем такого достичь? У меня, например, в работе два орловца 8 и 12 лет. У одного проблема: вместо прибавок идёт размашка. Занимаемся, занимаемся, вроде всё хорошо, как вдруг в самый неподходящий момент, на турнире, раз и вылезет природный мах. Рысак — это такой длинненький «вагончик», который просто не может нормально, в понимании классики дрессажа, держать спинку, никогда у него не будет движения от задних ног, как у верховой лошади, у него задние ноги работают как циркуль. Для соревнований в нашей стране эти лошади ещё годятся, но на международный уровень — сильно сомневаюсь. В девяностые годы в Европе ещё покупали наших орловцев для драйвинга, но сегодня… посмотрите результаты чемпионата в марте прошлого года в Австрии — нет ни одного.

—Неужели всё зависит только от породы?

—Не последнюю роль играет и тактика. Если ваша лошадь «манерная», под дрессаж, значит вам с ней надо набрать по минимуму штрафов в дрессаже и паркуре, но марафон вы вероятнее всего провалите. А если крепкая, значит нужно выжать по максимуму именно в марафоне.

—Какой идеальный возраст для драйвинговой лошади? Когда она достигает расцвета сил?

—Идеальный возраст в нашей дисциплине — от 11 до 16 лет. В драйвинге семилетние лошади всё ещё участвуют в соревнованиях для молодых лошадей, потому что нельзя требовать от них собранной рыси, управления одной рукой, прибавок, ориентации в лабиринте с массой поворотов и сбоев дыхания, ощущения створов конус-препятствий, надёжного преодоления воды и горы. Вообще самое главное — это доверие. Бежать на галопе в створ препятствия шириной 1,6 метра, а затем через 1,5 м огибать стенку лабиринта лошадь без доверия не станет. Она должна доверять драйверу и понимать, что от неё хотят. Если по ходу трассы вода — значит надо идти в воду, если гора или мост — то в гору или на мост.

—Как проходит тренинг лошадей?

— Сначала планируется подготовительный период тренинга лошадей. У каждой из них свой график подготовки. В недельном цикле учитываются все виды работ: от основ верховой езды до упряжных аэробных и анаэробных нагрузок. В месячном цикле немало внимания уделяется выносливости.

​ Драйвинг включает три этапа: паркур, дрессаж и марафон. Также он развивается по двум направлениям: в манеже и на открытых площадках. Так называемый indoor (драйвинг в закрытом помещении) имеет серьёзные отличия от драйвинга на открытом воздухе, в манеже свои особенности. Я больше чем уверен, что лошади участников мирового кубка четвериков, которые бегают в закрытых помещениях, на открытых площадках не выступают.

Но у нас зима длинная, стартов мало, и приходится выступать и в манежах, и на улице на одних и тех же лошадях, поэтому их приучают к самым разным условиям соревнований.

Я почти всегда работаю лошадей на улице. Здесь у них куча раздражающих факторов. Погодные условия, шумы, смена обстановки должны быть для любой лошади предсказуемыми. В то же время в помещении у моих лошадей всегда возникают проблемы. Свои особенности есть у закрытого манежа, особенно на разминке, когда на одной площадке одновременно находится порядка пяти упряжек и столько же лошадей в поводу — сложный эмоциональный фактор. Здесь теряется бесстрашие уличной лошади.

—Сколько человек должны управлять парой и четвериком? Какие у каждого функции?

— И в одиночной и парной упряжках два спортсмена — драйвер и грум. В четвериках три. Драйвер выполняет функции управления экипажем. Грум играет роль штурмана в марафоне, мини-марафоне и комбинированном марафоне и удерживает экипаж на траектории. Подготовленный грум — это половина успеха в марафонных дисциплинах, здесь он просто король. В дрессаже и паркуре грум уравновешивает экипаж и помогает драйверу только в сложных ситуациях.

Что касается спортивных четвериков, то в России их почти нет, как и пар. В связи с этим дисциплину драйвинг у нас в стране в 2016 году переименовали в «Драйвинг одиночных упряжек» и «Драйвинг одиночных упряжек лошадей ниже 150 см (пони)». Это даёт право проводить полноценные турниры, такие, как Кубок России и Чемпионат России. Также мы ввели отдельную категорию «Пони до 120 см». Лошадь ниже 120 см в холке не может выполнить все необходимые требования международного регламента, а у нас ну очень много шетландов, поэтому и были сделаны эти допущения.

— С какого возраста дети допускаются до тренировок и соревнований? Много ли молодёжи сейчас в этой дисциплине?

— В России есть 40 экипажей детей. Два года назад Международными правилами разрешили детский драйвинг, они могут заниматься с восьми лет, но я не очень хорошо к этому отношусь. Раньше 12 лет, на мой взгляд, ребёнку в драйвинге вообще делать нечего. Права на управление автомашиной вообще в 18 дают. Начинать лучше в 13-14, до этого возраста, мне кажется, у ребёнка нет достаточных сил. Но это лично моё субъективное мнение. К решению Комитета отношения не имеет. Есть у нас прекрасные детские клубы: «Зоопарк», «Белка», Музей Орловского рысака, где ребята занимаются и достойно выступают. Но, в этой дисциплине есть очень много моментов, для которых нужна банальная физическая сила. Даже чтобы остановить маленького пони если лошадь понесёт или перевернёт экипаж. Обратите внимание, все наши взрослые девушки, занимающиеся драйвингом, физически очень сильные.

— Получается драйвинг довольно экстремальный вид спорта?

— Категорически против, чтобы драйвинг называли экстремальным. Экстремальный драйвинг — это шоу, в котором на одной площадке четыре четверика. А когда едет ребёнок на пони со скоростью 8 км/ч… Травматичность драйвинга ниже, чем в конкуре, и уж гораздо ниже по сравнению с троеборьем. Последняя гибель на соревнованиях случилась лет 20-25 назад, в те времена, когда ещё судья ехал с экипажем.

—Приходилось ли сталкиваться со скептическим отношением к драйвингу в России? Попадались ли те, кто считают, что у нас он нежизнеспособен?

— Да какая разница, кто что говорит. Есть разные точки зрения. Есть дисциплина конного спорта. Она признана в мире. Она развивается. Движение вперёд есть и ощутимое. Это главное!

—Достаточно ли у нас в стране квалифицированных специалистов — спортсменов, судей, грумов? Налажен ли обмен опытом с зарубежными коллегами?

— Потихоньку стали появляться судьи. Мы уже проводим национальные турниры без привлечения зарубежных специалистов. И это отлично, надо учиться. Тогда у нас в стране будут свои звёздные техделегаты, судьи, курс-дизайнеры. А стюарды, кстати уже есть. Мы плотно работаем с поляками, одно время сотрудничали с немцами, венграми. Но рабочие контакты на уровне профессионального спорта появились опять же именно после 2008 года.

— Драйвинг, безусловно, очень зрелищная дисциплина. Какие предпринимаются шаги для популяризации и привлечения спортсменов к занятиям драйвингом?

— На мой взгляд, только турниры по драйвингу могут привлечь новых людей в эту дисциплину. Чем больше турниров, тем больше потенциальных спортсменов. Но, к сожалению, мы испытываем финансовые затруднения. Нужно понимать, что государственного финансирования неолимпийских видов спорта никогда не будет, нужны частные инвесторы. До определённого времени они были. Сейчас их число уменьшилось.

—Как известно, спрос рождает предложение. Если у нас мало турниров, мало спортсменов, мало площадок, то, наверное, и с экипировкой проблемы? Где спортсмены достают всё необходимое?

—Действительно, в конных магазинах для драйвинга нет ничего. Даже профессиональных перчаток купить невозможно! Верховых хватает на неделю. Заказываем через интернет-магазины, привозим из Европы. Раньше многое шили самостоятельно, но сейчас уже почти никто этого не делает.

Есть, впрочем, шорники, которые под заказ шьют прекрасную надёжную упряжь.

Я, например, заказываю в Белоруссии, там есть хороший мастер Александр Знак, у него упряжь европейского качества.

— Неужели амуниция и экипировка играют такую важную роль?

— Спортсмена могут наказать за несоблюдение требований по внешнему виду. Например, за шорты, майки без рукавов, отсутствие бича и т.д. Есть необходимые требования к форме, упряжке и экипажу, их надо выполнять. Эти требования четко прописаны в регламенте. Да бесспорно, существует отдельный пункт в дрессаже — «Внешний вид», но следует помнить, что это лишь один из 20-25 других пунктов оценки манежной езды. В первую очередь, драйвинг — это спорт, достижение результата, а не самолюбование.

— В Европе проходит Кубок мира FEI по драйвингу 2016/2017. Следите ли вы за результатами состязаний? Как оцениваете шансы российских спортсменов в обозримом будущем оказаться в числе его участников?

— России на Кубке мира четвериков не будет ещё лет 20. Чтобы содержать спортивный четверик нужно иметь примерно 12 лошадей плюс коневоз на 6 голов и экипаж, а ещё выполнять квалификационные спортивный требования. И нужны деньги, так как должна выезжать полноценная команда, чтобы не было такой ситуации, как у нас, когда сам готовишь экипаж, упряжь, смотришь маршрут и т.д.

—Но в 2016 году на Чемпионате мира по драйвингу в Австрии впервые в истории была представлена и Россия – Екатерина Попова и Бурбанк...

— Давайте не будем путать две фактически разные дисциплины: Кубок мира четвериков в закрытых помещениях и Чемпионат мира среди одиночных экипажей. Это совсем разные дисциплины. Кубок — это фактически Формула 1 в автогонках. Одиночные экипажи — это проще и доступнее. Да, хорошо, что Попова и Бурбанк выступили на чемпионате мира. Для первого раза 62-е место — наверное, неплохо.

Но если чемпионка России приезжает на Чемпионат мира и занимает 62 место... то остальные наши спортсмены тогда где? Повторюсь. Для развития драйвинга в России нужны только деньги. Остальное у нас уже есть. Но следующий шаг без спонсорства, финансирования сделать невозможно.

Пока не будет специализированных площадок, пока не будет возможности покупать спортивных лошадей международного уровня, пока не будет постоянных турниров, которые проводятся не по остаточному принципу («сегодня площадка пустая, можете пользоваться, что с вами поделаешь»), а профессионально, мы будем в хвосте списка.

Я действительно серьёзно думаю, как сделать следующий шаг для развития драйвинга в нашей стране. Три основных спонсора перестали финансировать эту дисциплину. Были пропущены и Кубок России и Чемпионат России. Сегодня крайне остро стоит вопрос со стадионами для драйвинга. Их три, и все они требуют переоборудования. 2017 год будет сложным в плане проведения турниров.

Но дорогу осилит идущий! В нашем случае едущий. 

Юлия Карташова

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх