Чакветадзе завершила карьеру

12 сентября 2013 08:27

Экс-пятая ракетка мира, победительница восьми турниров WTA и полуфиналистка US Open-2007 россиянка Анна Чакветадзе официально объявила о завершении профессиональной карьеры в возрасте 26 лет.

- Я не вижу себя больше в профессиональном теннисе, поэтому готова сказать: моя карьера окончена, - приводит слова двукратной победительницы Кубка федерации в составе сборной России «Спорт-Экспресс». - Конечно, это было сложное решение, я еще немного себя помучила, но сейчас уже окончательно созрела. Поняла, что точка возврата в теннис осталась позади. У меня хроническая травма спины. Так что я решила остановиться и начать новую жизнь.

- Когда впервые дали знать о себе проблемы со спиной?

- В 2011 году. После семимесячного перерыва я опять начала тренироваться, а мое тело оказалось абсолютно неподготовленным. На фоне физических нагрузок я и получила травму, которая усугубилась по ходу следующего сезона. Причем случилось это во время занятий ОФП, когда я бросала мяч. Сама в тот момент считала, что недостаточно готова именно физически, и от желания поскорее набрать кондиции, видимо, перетрудилась. Для себя я после этого поняла, что большинство опасных травм, которые могут повлиять на карьеру спортсмена, мы получаем во время занятий физической подготовкой.

- Получив эту травму, вы не думали, что она станет хронической?

- Нет. Но по мере того как регулярно происходили рецидивы, оптимизма поубавилось. А потом все просто надоело. За тот период времени видела такое количество врачей, которые постоянно говорили мне разные вещи... Понимаю, что это их работа. Но мне хотелось четко знать: можно вылечиться или нет. А конкретики не было. Врачи говорили: «Давай попробуем гормональные уколы, но мы не знаем, как ты будешь чувствовать себя через полгода». Поэтому я решила не рисковать своим здоровьем окончательно.

- Какой диагноз вам поставили?

- Межпозвоночная грыжа шейного и поясничного отдела. Врачи посоветовали мне закачивать спину, и стало вроде бы лучше. Но затем я приезжала на турнир, начинала неплохо играть и чувствовала, что боль возвращается.

- Операцию предлагали?

- Нет. Речь шла только о гормональных уколах.

- Вы испытывали боль при подаче или при ударах?

- При скручивающихся движениях, которые в теннисе нужны постоянно. Я абсолютно перестала чувствовать свой бекхэнд, и вообще в левую сторону мне было тяжело раскрутиться. А при подаче спина не беспокоила.

- В обычной жизни дискомфорт ощущаете?

- После того как в сентябре 2012 года я вернулась домой из Ташкента со своего последнего за карьеру турнира, спина болела сильно. Я лежала несколько недель дома в специальном поясе, так как врачи советовали мне минимум движений. Но все это не помогало. Меня тогда поддерживали родители и друзья. Последние вообще постоянно приезжали и привозили разные вкусности - тортики, пирожные... Я сразу поправилась на несколько килограммов. Во-первых, мне нельзя было двигаться, да еще и такая еда вокруг. За день я могла съесть торт целиком, плюс первое, второе и компот. Конечно, на самом деле никто из близких до конца не знал, насколько погано я себя чувствовала в тот момент. Просто я не очень люблю выставлять подобные вещи на показ. Но их поддержка, конечно, была приятна. С другой стороны, мне было сложно осознать, что я больше никогда не буду играть в теннис. Затем пришлось начать делать специальные упражнения, лечиться, и вроде бы в обычной жизни спина болеть перестала. За исключением отдельных случаев, когда я, например, долго сижу. Я теперь даже в теннис немножко играю.

- В 2011 году вы несколько раз падали в обморок прямо на корте. Почему?

- На турнире в Дубае в матче с Возняцки просто было неудачное стечение обстоятельств. Все до кучи в один день сошлось. Никто из врачей так ничего и не понял, мне сказали немного отдохнуть и потерпеть. На самом деле у меня в те дни болело ухо, на которое тогда никто не обратил внимания. Хотя я врачам говорила об этом. Но у нас же идет борьба с допингом, и мы не можем ничего капать себе в уши - это запрещено. Поэтому мне сказали: покапай себе в нос что-то вроде морской воды. В итоге все усугубилось до такой степени, что в Штутгарте обморок повторился. Чуть позже медики наконец поняли, что у меня изначально был отит внутреннего уха, а затем пошло осложнение. Я лечила все это долго, но опять же до операции дело не дошло. Сейчас уже все нормально.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх