Гюнтер Бош: Беккера сожрала звездная болезнь

05 марта 2009 20:23

Гюнтер Бош – бодрый пожилой мужчина в очках в серебристой оправе – личность приметная и колоритная. И не только внешне. Его биография не менее богата, чем облик и также солидна, как дорогой светло-зеленый костюм. Бош знаменит тем, что привел в большой теннис суперзвезду – Бориса Беккера. Этнический немец, Бош родился в Румынии и до бегства от режима Николая Чаушеску тренировал команду этой страны. Cегодня он живет в Берлине и тренирует команду талантливых подростков из германской столицы.

Бош по-прежнему следит за происходящем в большом теннисе и дал Sportbox.ru прогноз на матч 1/8 финала Кубка Дэвиса, в котором сборная России встретится с командой Румынии.

– Господин Бош, кому вы отдаете предпочтение в грядущем противостоянии России и Румынии?

– Думаю, что у россиян более предпочтительные шансы на победу в этом матче. Примерно 60 на 40 процентов. Все-таки тренерский штаб сборной России располагает опытными игроками, в то время как за команду Румынии будет выступать, главным образом, молодежь. Самый известный румынский игрок последних лет Андрей Павел уже завершил карьеру и сейчас возглавляет национальную сборную. Матч пройдет в маленьком городе и, насколько мне известно, зал там вмещает около 3000 болельщиков.

– В состав сборной России попал опытный Марат Сафин. Его появление в сборной – преимущество для российской команды?

– Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Не думаю, что Сафин сможет сыграть все три матча. Скорее всего, капитан сборной России Шамиль Тарпищев сделает на него ставку, как на джокера. В хорошей форме сейчас находится Михаил Южный. В грядущих матчах именно он может принести России важные очки.

Второго Беккера было найти нереально

– В середине 70-х годов вы убежали из Румынии в Германию, где достигли головокружительных успехов.

– Из Румынии я сбежал, потому что моя фамилия Бош, а Чаушеску хотел, чтобы я изменил ее на румынскую, типа на Бошеску. На тот момент я выиграл как тренер свой первый крупный турнир – "Ролан Гаррос" - и решил покинуть Румынию, не видя там шансов на продолжение работы. После Парижа мы поехали в Голландию, Бельгию и Германию, где я и остался. Тут же возникли проблемы в личной жизни: моя семья осталась в Румынии, а меня самого там заочно приговорили к семи годам лишения свободы. Однако известному немецкому политику Гельмуту Колю, ставшему позже канцлером, во время личных переговоров с Чаушеску удалось убедить его отпустить мою семью в Германию.

– И тут вы встретили Беккера?

– Будучи тренером сборной ФРГ, мне приходилось много колесить по стране в поиске новых талантов. В городке Биберах под Штутгартом мне представили Беккера и Штеффи Граф. Впервые увидев его на корте, я понял, что у него огромный талантище. Я немедленно выхлопотал для него в Федерации тенниса ФРГ материальную поддержку и добился того, чтобы он каждый месяц на неделю приезжал на базу сборной в Ганновер, где мы начали вместе работать.

– Вы наверняка считаете Беккера своим лучшим учеником? Как и почему вы расстались?


– Расстались мы мирно, когда Борис уже пребывал в зените славы. К тому моменту он решил, что уже всему научился и предложил мне работать с ним не на постоянной основе, а лишь во время подготовки к крупным турнирам. Меня это, конечно же, не устроило, и я расторг контракт. Впоследствии я искал игрока, обладающего похожим потенциалом, но, увы, не нашел.

Борис не всегда менял женщин, как перчатки

– Вы надеялись, что после завершения карьеры Беккер станет не гламурным повесой, а тренером?

– Чтобы состояться как тренер, нужно ощутить себя молодым игроком, установить с подопечными человеческий контакт. А все попытки Беккера-наставника терпели неудачу из-за того, что он позиционировал себя в качестве возвышающегося над всеми божка, не пытаясь сблизиться с игроками.

– Скажите, а Беккер уже в молодости проявлял наклонности плейбоя, меняя женщин, словно перчатки?

– Нет, ни в коем случае! Всей его жизнью являлся теннис, а спутницей – теннисная ракетка. Однако периодически у него появлялись подружки. Отношениям с ними я не препятствовал, а даже способствовал. С одной из девушек, некой Бенедиктой, даже сам его познакомил в Монте-Карло. Однако эти отношения расстроились, поскольку она хотела, чтобы Борис меньше тренировался, а больше времени уделял ей и разгульному образу жизни. Однако Беккер не поддавался на провокации. Правда, эта Бенедикта стала одной из причин прекращения нашей работы с Борисом.

– Правда, что еще в восьмидесятые годы Беккер безнадежно заболел звездной болезнью.

– Да, это так! Помню, были мы с ним где-то в Юго-Восточной Азии, то ли в Малайзии, то ли в Сингапуре. Нашим спонсором был тогда Deutsche Bahn, который решил устроить встречу с Беккером для немецких топ-менеджеров, работавших в том регионе, а также в Австралии. И вот эти люди прилетели, а Беккеру забыли заранее сказать об этой встрече и он начал отказываться от нее. Мне с трудом удалось уговорить его, чтобы он вышел к ним. Вот такой штришок к его портрету.

– Какие мысли приходят вам в голову сегодня, когда видите фамилию Беккер в скандальных заголовках в немецкой желтой прессе?

– Очень жаль, что этот парень не посвящает свою жизнь или хотя бы ее толику теннису. Я уже не говорю про Федерацию тенниса ФРГ, которая столько сделала для него в начале карьеры. Я надеялся, что он будет показывать молодежи путь к теннисным вершинам, а не прожиганию жизни. Ведь в молодости он столько принес на алтарь спорта. Во время своего первого Уимблдона он жил не в гостиницах класса люкс, а вместе со мной в обычном молодежном общежитии.

– Сегодня первой ракеткой мира является Рафаэль Надаль. Если бы Беккер в свои лучшие годы встретился с Надалем, кто одержал бы победу?

– В этом поединке все бы решила тактика. Беккер в лучшие годы был очень неудобен для соперников. Он был игроком, который сам зарабатывал очки, а не полагался на ошибки соперников. Он был очень агрессивен на корте. Действуя у сетки, он совершал прыжки, словно футбольный вратарь. Думаю, что Беккер в любом случае сыграл бы лучше Надаля и Роджера Федерера в защите. Беккер неоднократно побеждал Сампраса, а Пит однажды встречался с Федерером и победил его, несмотря на то, что долгое время не брал ракетку в руки.

Водку из бутылки меня научил пить Тарпищев

– Сегодня в российском мужском теннисе наблюдается некоторый спад. В чем причина?

– До этого российский теннис достиг огромных успехов. Не в последнюю очередь благодаря Сафину. Но, к сожалению, проблема многих хороших теннисистов в том, что все ждут от них повторения великих побед. И тренеры вновь и вновь делают на них ставку. На мой взгляд, следует искать новых, молодых и перспективных ребят, агрессивных, играющих у сетки. Хорошим примером является Надаль. Будучи уже первой ракеткой мира, он нашел в себе резервы развиваться дальше. Это как раз то, на что в России не обращали внимание. Ваши звезды остались на прежнем уровне. Они не смогли или же не захотели развиваться дальше.

– В чем проблема? В самих игроках, в тренерских методиках или же в главном тренере?

– Шамиль Тарпищев – мой хороший друг. Когда я тренировал сборную Германии, то мы неоднократно встречались с русскими на Кубке Дэвиса. Поскольку хорошо знаю Тарпищева, могу сказать, что он не виноват в этих проблемах. Проблема в том, что после определенного этапа каждый игрок решает идти своим путем, не обращая внимания на тренерские установки. Также многие игроки уехали из России – кто в Испанию, кто в Америку. Думаю, что россиянам пошло бы на пользу, если бы все известные игроки вернулись в Россию из-за границы и начали совместно тренироваться.

– Вы упомянули, что Тарпищев – один из ваших друзей. Наверняка вы с ним попадали и в забавные ситуации.

– Да, помнится, как-то после игры в Москве немецкие теннисисты вместе с русскими на одном автобусе возвращались из "Лужников" в гостиницу. И вдруг Тарпищев достал бутылку водки. Русские показали нам, как следует пить из горлышка, и пустили бутылку по кругу. Каждый сделал по глотку.

Александр ПАВЛОВ, Sportbox.ru

По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх