Роджер Федерер. В ожидании сверхчеловека

12 сентября 2013 17:22

Матч четвертого круга US Open Роджер Федерер — Томми Робредо. Третий сет, 5:4 и 40:30 в пользу испанца. Швейцарец отбивает мяч и попадает на свою половину корта. Уже на втором турнире «Большого шлема» в сезоне он не доходит даже до четвертьфинала — худший результат с 2002 года.

Сразу вспоминается недавний матч с Сергеем Стаховским на Уимблдоне, который стал далеко не первым звоночком, а уже серьезным сигналом. Как и тогда, после поражения в Нью-Йорке на лице Роджера — снисходительная улыбка, в которой нет ни капли натужности. Конечно, когда ты в своем деле живая легенда, когда у тебя счастливая семья, то в 32 года после неудач, даже нескольких подряд, можно и не закрывать лицо руками и не биться головой о стену. Со стороны Федерера такое поведение если не оправдано, то хотя бы объяснимо.

Куда сильнее удивляет сдержанное отношение публики к результатам Федерера в последние месяцы. Хотя, казалось бы, одного из двух вариантов развития событий было не избежать: или проклятия в адрес Стаховского и Робредо, которые, к слову, сразу после встреч с Роджером вылетели, или же, напротив, рефлексии о постепенном уходе любимца со сцены, неминуемом, беспощадном и разве что не бессмысленном. Однако ни то, ни другое не обрело масштаба, хоть сколько-нибудь соразмерного количеству поклонников Федерера.

Неужели теперь, когда на корте если не все, то многое решают Надаль, Джокович и Маррей, про Роджера, не просто действующего теннисиста, но игрока топ-10, все решили забыть? Конечно, в этом специфика тенниса, как и любых других индивидуальных видов спорта, — с уходом одного спортсмена волей-неволей находишь нового кумира. Но нет, Роджера не забыли. Причина в другом.

Люди ждут, что он вернется. И речь даже не о том 21-летнем мальчике, который в 2003-м выиграл Уимблдон — Энди Роддик как раз тогда же взял мэйджор, но великим-то не стал. Речь идет о более позднем периоде, который завершился поражением от Джоковича в полуфинале Australian Open-2008. Эпоха — как же часто звучало это выражение! — тотального доминирования. Тогда, с 2005-го по 2007-й Роджер был олицетворением абсолютной силы, сверхчеловека. И угроза в лице того же Надаля, не говоря уж о Джоковиче, Тсонга и прочих, попросту не рассматривалась всерьез. А как несказанно повезло тем, кто именно в то время начал по-настоящему серьезно следить за теннисом. Когда гарантированно, стопроцентно есть на кого опереться… Когда такое еще было? И будет ли?

И именно возвращения этого образа вот уже почти шесть лет ждут от Федерера. Были же и после 2008-го у него мэйджоры, тот же «Ролан Гаррос», который, кажется, только и запомнился, что карьерным «Шлемом» Роджера. А ведь Надаль, при всех его заслугах, не такой. Да, он уже десятки раз доказывал, что ровня Федереру. К тому же от 13-и «Шлемов» до 17-и рукой подать, тем более в 27 лет. Даже с щадящим графиком до этой отметки он вполне может добраться. Но в образе Рафаэля слишком уж много сказочного. В конце концов, Надаль же в буквальном смысле Колосс на глиняных ногах. Одно неверное движение, причем самое обычное, со стороны не отличимое от обычного шага, — и адская боль в колене вновь уберет его с вершины на месяцы. Вот и еще один штрих к образу Федерера-сверхчеловека — в его карьере до сих пор не было ни одной серьезной травмы. Ни одной!

Именно в надежде на возвращение «того Федерера» неожиданно проявляется чувство под названием «тоска по твердой руке», о котором так много говорят в общественно-политическом ключе, — а вот же оно, в первозданном виде еще существует, причем в спорте.

Сказочные персонажи имеют замечательную привычку возвращаться. Карлсон, например, всегда прилетит — и Надаль каждый раз прилетал вновь. А что случалось с жесткими руками, по которым тоскуют?

До Australian Open осталось всего ничего. Может, поставить на победу Роджера?

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх