Юрий Борзаковский: Не хочу мучить свой организм

16 сентября 2007 13:08

Олимпийский чемпион Юрий Борзаковский последний раз вышел на старт в этом сезоне 14-го сентября на этапе "Золотой лиги" в Брюсселе. После забега Борзаковский в интервью агентству "Весь спорт" прокомментировал свои результаты, а также дал оценку ситуации, сложившейся в сборной России.

- Юрий, как оцените свой бег в Брюсселе?
- Я никак не могу разбежаться после чемпионата мира в Японии, до сих пор чувствую себя тяжеловато. Сказался долгий перелет и последствия акклиматизации. К тому же, как такового отдыха у меня после Осаки и не было. Как только приехал, сразу пошли жесткие тренировки, потому что надо было готовиться к следующим стартам. А на тренировки тоже приходил уставшим. Думаю, на этом я сезон закончу. Зачем организм мучить?
- А как же планировавшийся Мировой легкоатлетический финал в Штутгарте 22-23 сентября?
- Откажусь. Не имеет смысла ехать в Штутгарт и бежать так, как в Брюсселе. По статусу не солидно. Ну не должны олимпийские чемпионы так бегать!
- Потерянные в Осаке пять килограммов к вам вернулись?
- Набрал дома килограмма два, но как только на старты приехал, они опять ушли. Я на самом деле чувствую, что не хватает веса, мощи. Бывает, когда вес нужно сбрасывать, но мне сейчас несколько лишних килограммов точно не помешает.
- Есть хотя бы удовлетворение, что в Брюсселе обыграли нового чемпиона мира кенийца Альфреда Йего?
- Йего тоже попал в яму. Человек поднялся на пик формы, а сейчас его начали возить всюду по турнирам. Думаю, Йего просто не успевает тренироваться. Я побывал на его месте в 2004 году, когда выиграл Олимпиаду, и тогда вообще бросил стартовать на какое-то время. Совершенно бесполезно продолжать тренироваться и выдавливать из себя что-то на фоне усталости. Каждому свое, но я бы на его месте сейчас не бегал.
- Юрий, что за странная история с письмом спортсменов в поддержку отстраненного главного тренера Валерия Куличенко, которое вы сначала подписали, а потом почему-то отозвали свою подпись?
- История действительно получилась странная. Мне дали текст на имя главы Росспорта Вячеслава Фетисова, где говорилось: пожалуйста, изберите главного тренера легкоатлетической сборной, потому что сборная в нем нуждается. Все, весь текст, без каких-то конкретных имен! К письму отдельно прилагались листы бумаги с подписями, где и я тоже расписался. Потом, когда начался ажиотаж, мне позвонили и поинтересовались, почему это я подписал письмо в поддержку Куличенко. Я удивился, ведь подписывал текст вообще без фамилий!
- Давайте поконкретнее. Кто предложил письмо, кто потом позвонил?
- Я не буду называть имена. Не хочу никого подставлять. Хотя они и подставили меня и многих других спортсменов, пусть это останется на их совести. Ко мне подошли и предложили подписать текст, который на самом деле был абсолютно безобидным: ну что тут такого в избрании главного тренера? Но видимо, листок с подписями впоследствии подложили к другому письму, и его уже положили на стол Фетисову.
- Что вы стали делать, когда узнали о подмене?
- Я позвонил и Вячеславу Александровичу, и президенту нашей федерации Валентину Балахничеву. Объяснил им, так же как и вам сейчас, ситуацию. Люди меня поняли. Я не хочу лезть во всю эту кашу, это не мои проблемы. Мне все равно, кто будет главным тренером, хоть Куличенко, хоть дядя Вася. Я ни от кого не завишу, мой тренер Вячеслав Евстратов сам пишет мне план, я его выполняю, и все!
- Но главный тренер сборной неизбежно как-то влиял на вашу подготовку.
- На мою совершенно не влиял и не влияет. Единственная его функция по отношению ко мне - это вывоз в составе сборной на официальные старты. Поэтому, кто именно будет занимать этот пост, мне абсолютно безразлично.
- Зачем тогда вы подписали пусть даже первоначальный текст?
- Валентин Маслаков являлся исполняющим обязанности, а мы просили избрать главного тренера. Ничего особенного здесь нет. Другое дело, если там стоит имя Куличенко. Таким образом, я фактически подписываю сам себе приговор, расписываюсь, что я завишу от этого человека. Но у меня ведь голова на плечах есть, я никогда бы не стал так подставляться.
- Какие отношения за годы работы у вас сложились с Куличенко?
- Ровные. Мы никогда не конфликтовали, не ругались. Он делал свою работу, я делал свою. Между нами постоянно стоял этот барьер, поэтому мы мало пересекались. Я от него ни в чем не завишу, вот и все.
- Как вам кажется, отсутствие Куличенко сказалось на результатах команды в Осаке?
- Я воздержусь от комментариев. Лично я выступил на то, на что был готов. Мог выступить лучше, но на дистанции получилось так, что меня зажали в "коробку" и я просто не смог быстро выбраться. Бег был медленный, под меня, и я обязан был выигрывать. К сожалению, судьба сложилась так, как сложилась. Слава богу, что стал в итоге третьим, мог и вообще без медали остаться. Выцарапывал эту бронзу до последнего метра.
- В Пекине на следующий год условия ожидаются еще более экстремальные, чем в Осаке. Как будете готовиться?
- Пораньше уедем на адаптационный сбор, скорее всего, в Иркутск. Там будем сидеть две-три недели, потом поедем в Пекин, чтобы там тоже пройти акклиматизацию. В общем, все сделаем заранее, чтобы никаких неожиданностей не было.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх