Шамиль Тарпищев: К каждому спортсмену нужно найти свой ключик

21 сентября 2007 11:00

Президенту Федерации тенниса России и капитану национальных сборных Шамилю Тарпищеву сегодня предстоит сложная борьба в полуфинале Кубка Дэвиса с немецкой командой. Об этом турнире, недавних событиях в российском теннисе и своем пребывании в Кремле Тарпищев рассказал в "Спортклубе" газеты "Известия".

- Что вас больше всего беспокоит перед матчем с немцами?

- Германия по стилю игры — самая неудобная команда для нас. Нивелировать их достоинства за счет покрытия нельзя: Хаас отлично играет на кортах с быстрым отскоком мяча, Кольшрайбер — с медленным. К тому же за последние три года Хаас имеет положительный баланс в матчах со всей нашей сборной. В этой связи особое значение приобретает физическая форма игроков. А с этим у нас есть проблемы, особенно учитывая травму запястья у Николая Давыденко.

- Сафин советовался с вами, прежде чем отправиться в поход в Гималаи?

- Он поставил меня об этом в известность. Марат приехал с травмой кисти и честно попросил освободить его от матча.

- Как вы отнеслись к его новому увлечению?

- Если бы Сафин остался в Москве, было бы только хуже. Его окружение совершенно выдернуло бы его из нормальной жизни. А там — узкий коллектив, чистый воздух среднегорья...

- Насколько капитан в принципе может повлиять на судьбу выигранного или проигранного матча?

- Практика показывает, что судьба равного поединка зависит от исхода 5—6 самых важных розыгрышей. Кто возьмет их, тот и будет праздновать победу. Значит, важно взять именно эти очки. Как это сделать? Когда игроки устают, игра выходит за рамки заранее установленной тренерами тактики. Решающее значение начинают иметь нюансы. Тут очень важно определить, в каком состоянии находится соперник, в каком — твой игрок. Понять, что ему посоветовать для победы и самое важное — как.

Скажем, в прошлогоднем полуфинале Кубка Дэвиса Турсунов играл с американцем Роддиком. Оба — уже никакие. У Роддика ноги судорогой сводит, у Димы — руки. В перерыве пытаюсь дать ему советы, а он только бубнит под нос: "Я так хочу выиграть!". И я понимаю: его надо разозлить. В следующей паузе говорю ему: "Представь, что Волков увел твою бабу!". Сказал это не случайно: в свое время я предлагал Диме взять себе в наставники именно Волкова. Турсунов тогда подумал и отказался: дескать, тот будет ревновать его к своей девушке. И мой ход сработал: Дима вспомнил старую историю, завелся и "дожал" американца.

- Но ведь у каждого человека — свой психологический портрет?

- И поэтому к каждому нужно найти свой ключик. Скажем, раньше Марату Сафину первые полтора сета можно было вообще ничего не говорить. Он кипит, буквально фонтанирует энергией и от всех советов отмахивается: мол, все равно я сейчас соперника снесу. Стоило же ему устать, как движения становились более рациональными, а мозг — более восприимчивым к рекомендациям.

А вот был такой игрок сборной, Вадим Борисов — ярко выраженный холерик. Если он за час до встречи замыкался в себе, матч можно было считать проигранным. И я говорил партнерам — идите, завяжите с ним драку. Зато если он ходил петухом и приставал ко всем — руки выкручивал или за уши хватал — дело фактически было сделанным.

- Кажется, что во время подготовки вы не очень плотно опекаете команду.

- Для этого у меня есть помощники. Потом, своих я всех знаю. Просто по походке могу определить их состояние. А работа по изучению соперника со стороны обычно не видна. Знаете, сколько теннисных видеокассет я просматриваю за время подготовки? Вот, скажем, накануне финала Кубка Федерации с итальянками только с участием Скьявоне отсмотрел восемь матчей — более 20 часов записей. Обращал внимание на все нюансы: удары справа, слева...

- Можно сказать, что нынешняя победа в финале Кубке Федерации далась лично вам легче всего?

- Это только так кажется: многое ведь осталось за кадром. Перед матчем с итальянками Петрова не могла играть из-за травмы ноги, Кузнецова потянула косую мышцу живота и играла на обезболивающем. Вдобавок ко всем бедам за сутки до игры у Весниной подскочила температура — 37,4. Здоровой на тот момент оставалась одна Чакветадзе. Лену мы в итоге поставили на ноги, а вот Света фактически играла без подачи.

- А какой матч за последнее время оказался для вас самым тяжелым?

- Июльский полуфинал против США в Стоу. Вы помните, мне очень долго не давали въездную визу. Подготовки к матчу тогда вообще не было, все шло по телефону. За неделю я тогда наговорил порядка 10 тысяч долларов.

- Усталость накапливается?

- Сейчас, например, я очень устал: психологическая нагрузка наслоилась на физическую. Такое состояние порождает отупение нервной системы, медленную реакцию — это очень опасно. Скажем, был в сборной теннисист Александр Зверев, ему любой совет нужно было переварить. Пока дойдет, проходит пара геймов, ситуация уже меняется. Приходилось, учитывая это, давать рекомендации заранее. В моем теперешнем состоянии сыграть на опережение будет непросто.

- Показалось, что во время своего приезда в Москву Шарапова вела себя очень скромно.

- Маша — абсолютно нормальный человек, который все прекрасно понимает. Вот, к примеру, выходим мы из гостиницы на тренировку, ей предлагают "Роллс-ройс". Она отвечает: "Нет, спасибо, я поеду с девочками на автобусе". Сама, никто же ее за рукав не дергает. Уходим с заключительного банкета, я специально понаблюдал: Шарапова расцеловалась и с Кузнецовой, и с Чакветадзе.

Самое главное, что у девочек изначально не было с ней конфликта. Некий антагонизм привносили родители, другие люди, но с этим уже можно бороться. Когда мы последний раз разговаривали с Машей, я предложил: давай, приезжай на финал. Объяснил, что люди воспринимают ее уже не так как раньше. И она согласилась.

- Не боялись, что антагонизм будет раскручиваться искусственно?

- Я предпринял меры: на пресс-конференции, скажем, отвечал на все вопросы сам. А то один журналист у Маши с ходу спросил: чего вы, мол, приехали. Я ее под столом за руку придержал, взял слово и спрашиваю журналиста: а чего это вы первый вопрос сидя задали, а теперь вдруг встали? В общем, перевел стрелки...

- Можно сказать, что теперь Шарапова обязательно сыграет за сборную?

- Во время ее приезда я говорил на эту тему и с ее отцом, и с менеджером. Они сейчас собираются пересмотреть план соревнований, намеченных на будущий год, и отказаться от некоторых турниров. Но тут есть объективные сложности. К примеру, матч со сборной Израиля в рамках нового Кубка Федерации следует сразу за Открытым чемпионатом Австралии. Большой вопрос, в каком она тогда будет состоянии. С другой стороны, Маше необходимо сыграть за сборную. Иначе она может просто не попасть на Олимпийские игры в Пекин.

- Вы с большим пиететом относитесь к Борису Ельцину, что в очередной раз доказали на финале Кубка Федерации. Неужели нет обиды, что он вас убрал из советников?

- Ну я же никогда не стремился во власть. Советником я стал против своей воли, после того как дважды отказался от этой должности. Ельцину я могу быть только благодарен: он дал возможность стать настоящим профессионалом в моей области. А обижаться можно только на то, как меня убрали. Удар-то ведь был направлен против людей, к клану которых меня причисляли. Хотя потом, спустя много времени, когда я рассказал Ельцину все как было, он сказал: "Буду благодарен тебе до конца своих дней" и сжал руку.

- Своих обидчиков, которые приложили руку к отставке, вы знаете?

- Знаю. Но мы не пересекаемся.

- А есть люди, которым вы ни при каких обстоятельствах не пожмете руку?

- Есть. Тем, кто хотел меня физически устранить. Я даже знаю, как.

- Существовал заказ?

- Можно сказать и так. На турнире в Германии мне позвонили и сказали: "Меняй страну, иначе тебя убьют".

- Звонили друзья?

- Спецслужбы.

- Бытует мнение, что пребывание во власти или ломает, или закаляет. Согласны?

- Я бы сказал, что это сумасшедшая школа жизни. В Кремле быстро учишься смотреть на вещи по-другому. Особенно если учителя хорошие. Люди, которые с самого начала пришли с Ельциным к власти, были бессребрениками. Они не думали о деньгах. Какие деньги, если случись что, тебя просто поставят к стенке?! У них, быть может, было мало знаний, но они действовали сердцем. И типажи людей тогда были очень интересными...

- Правда ли, что карьера спортивного функционера негативно сказывается на состоянии печени?

- Сейчас уже нет. Все стали старше, стараются воздерживаться от излишеств. Да и нравы в нашей стране порядком изменились: теперь во время официального застолья никого насильно водку пить не заставляют. Не хочешь — не надо, твое дело. А вот раньше нагрузка на печень была действительно приличной.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх