Павел Погребняк: Мне не в чем оправдываться

03 июля 2008 07:14

Нападающий сборной России и питерского "Зенита" о своей травме, лишившей его выступления на чемпионате Европы.

- Нам очень хочется узнать правду о вашей травме.

- Мне хочется того же.

- Тогда давайте с самого начала. Помните момент, когда сломались?

- Конечно. Все думают, что я повредил ногу во время пробития штрафного сербам. Это не так. И подкат, который совершил в той же игре, абсолютно ни при чем. А было вот что: я двигался по бровке с мячом, попытался развернуться и почувствовал резкую боль в колене. Решил, что ничего серьезного. Но попробовал пробежаться  и сразу попросил замену. 80 процентов таких травм - из-за координации. Несчастный случай, никто не застрахован.

- В первый раз проблема с коленом?

- Да. Едва сел на лавку, стало ясно, что дела мои плохи. Не важно, что говорили доктора в сборной.

- Кстати, что говорили?

- Как обычно: "Отдохнешь денька четыре и в бой..." Но я-то чувствовал, что до боя далеко. Дня через три вместе с Акинфеевым повезли меня в Мюнхен, в клинику доктора Айхорна. Игорю тоже надо было показаться. И там услышал, что лопнула капсула. По крайней мере, таким был перевод.

- Вы полагали иначе?

- Дело было не в капсуле. В конце концов, Айхорн отрезал мне мениск и сообщил, что повреждена боковая связка. С таким диагнозом на поле выходить невозможно. Не знаю, что перевели для Гуса. Скорее всего, сказали, что у Погребняка всего-навсего лопнула капсула и на восстановление потребуется дней десять. Потом сможет играть.
После консультации у Айхорна я отправился к Хиддинку, в комнате сидели все его помощники. Мы с Гусом отлично поговорили, я и сейчас ему благодарен за то, что дал возможность остаться в сборной и попытаться восстановиться к матчам чемпионата Европы.

- Кто заверил Хиддинка, что никакой опасности вашему здоровью от этой травмы нет? Айхорн?

- К Айхорну приехал доктор сборной Гришанов и физиотерапевт Арно Филипс. Вот они Хиддинку пересказывали услышанное. Сам же Айхорн мне сказал: "Если сейчас вмешаюсь, чемпионат Европы для тебя завершен. Лучше неделю подожди, вдруг удастся закачать ногу. Хотя если б не чемпионат Европы, порекомендовал бы делать операцию немедленно". Я хромал, бегать не мог. Но мне безумно хотелось сыграть на чемпионате Европы. Пять дней отдыхал, затем вместе с Арно приступили к работе. Массаж, тренажеры...

- И что?

- Нога не болела. Я подумал: может, и впрямь есть шанс? Вечером отошли подальше от журналистов и решили пробежаться по полю. И шага не успел сделать, как боль словно взорвала колено. Такой боли в жизни не испытывал! И тогда врачи сборной предложили: "Мы тебе ежедневно будем делать укол, сможешь по 15 минут тренироваться. Даем время подумать".

- Согласились?

- И на это согласился! Хоть знаю игроков, которые выходили на уколах и заканчивали с футболом из-за этого. Руслан Пименов сам мне рассказывал, как ему в "Динамо" каждый день что-то кололи, и до сих пор толком не может заиграть. Примеров тысячи. Однако мне не хотелось пропускать Евро, поэтому готов был рискнуть.
Утром мне попробовали сделать укол, но едва дотронулись шприцом до ноги, я сам дал отбой. Не знаю, кто бы вытерпел подобную боль. Да и трудно было поверить - сегодня ходить не могу, а завтра заиграю против лучших защитников Европы. Такого не бывает.

- Отказ от чемпионата Европы - ваше решение?

- Наше общее решение. Мое и всех тренеров сборной. К тому моменту прошло уже десять дней, колену становилось все хуже. Я спросил Гуса, что нам делать дальше. Он отвечает: "У тебя-то какое мнение?" Говорю: "Мне кажется, надо ложиться на операцию, дела плохи, ничего не помогает". Мы договорились, что на следующий день я поеду в Мюнхен. Напоследок задал Гусу вопрос: "Могу ли после операции остаться с командой?" И неожиданно получил отказ.

- Обиделись?

- Расстроился. Совершенно такого не ожидал. А еще больше расстроился, когда увидел на итальянской скамейке запасных Каннаваро, а у швейцарцев - Фрая с костылем.

- Гус что-то объяснил?

- Нет. Сказал лишь через переводчика: "Тебе лучше поехать домой". Я знал, что Гус очень на меня рассчитывал. Но у футболиста травма, это иногда случается! Что тут сделаешь?! Лучше было бы подвести команду - выходить на поле и столбом стоять в чужой штрафной?

- То, что не сыграли на чемпионате Европы, для вас трагедия?

- Не трагедия. Но очень неприятно. Я готовился к этому турниру. Гус наигрывал меня в основном составе. Бог даст, этот чемпионат Европы в моей жизни не последний.

- Хиддинк утверждает, что вы покинули расположение сборной под давлением клуба. Правда?

- Нет. "Зенит" к этому ни малейшего отношения не имеет. О клубном письме в сборную узнал уже после того, как решение было принято. Никакого влияния на меня оно не оказало. Если бы травма позволяла сыграть, меня ни один человек не отговорил бы.

- Как держали связь с "Зенитом" все это время?

- Врач команды Пухов справлялся о здоровье чуть ли не каждый день. Радимов еще повеселил. Он ведь пообещал в интервью вашей газете, что подарит мне "Бентли", если Россия станет чемпионом Европы. И перед моим отъездом на операцию Влад набрал мне на мобильный: "Ну и кому же теперь дарить "Бентли"?"

- Кто-то из игроков сборной советовал вам не спешить с операцией?

- Наоборот, все говорили, что надо делать ее, как можно быстрее. Семак, например, звонил, поддерживал. Потом интервью дал, дескать, Погребняк правильно поступил. Ситуация смешная. Человек получил травму, значит, должен лечится. Вместо этого на пустом месте раздули "сенсацию".

- Может, это кому-то выгодно?

- Понятия не имею. Мне не в чем оправдываться. Я не чувствую за собой никакой вины. Очень надеюсь, что это просто недоразумение. Мне сегодня хочется поскорее восстановиться и снова заиграть в сборной. Хочется, чтобы Гус на меня рассчитывал, ведь я всегда был за него. Никогда от сборной не отказывался.

- У вас есть телефон Хиддинка?

- Нет.

- Был бы, позвонили?

- Такие вещи лучше обсуждать в личной беседе, а не по телефону. Надеюсь, наша встреча с Гусом не за горами.

- Если бы можно было все отмотать назад, поступили бы так же?

- Я бы сразу поехал на операцию и не терял времени. Сейчас бы уже играл. Еще понял, что в товарищеских матчах порой следует поберечься.

- Почему легли под нож именно в клинику Айхорна?

- Это один из лучших специалистов в Европе по травмам колена. В его профессионализме никто не сомневался. Об Айхорне положительно отзывались и Акинфеев, и Олег Иванов, которые раньше у него побывали.

- Когда состоялась операция?

- 9 июня. Мне отрезали тридцать процентов мениска. Кстати, кусок этот врач подарил на память.

- И что он собой представляет?

- Обычная мягкая ткань размером с полмизинца. Лежит в банке. Такой вот "сувенир"...

- Смотрели вы на этот крошечный отросток и, наверное, думали: "Неужели все беды из-за него?"

- Нет. Повреждение мениска - наша профессиональная болезнь, с любым может приключиться. Жаль только, что так не вовремя все произошло. Какая-то неудачная накрыла полоса - сперва финал Кубка УЕФА пропустил, потом Евро. Но ничего, выдержу. Я по натуре работяга. Да и некогда раскисать. Нужно поскорее набирать форму, впереди второй круг, потом Лига чемпионов.

- Как ваша нога?

- Уже в порядке. Через пару дней после операции отправился в реабилитационный центр неподалеку от Мюнхена. Первым делом у меня там отняли костыли. Сказали: "Как хочешь, так и шагай". Проковылял кое-как. Впрочем, с каждым днем чувствовал себя все лучше и лучше. В Москву вернулся два дня назад. Завтра начну потихоньку тренироваться. А недели через полторы, бог даст, буду играть.

- Семья во время Евро находилась в Австрии?

- Да. Родителям и жене заранее купил путевки на Евро. Когда выяснилось, что там не сыграю, они хотели уехать домой, но я убедил их остаться. После операции заезжал к ним в Австрию на несколько дней. Надо было как-то развеяться. Они жили в красивом местечке в двадцати километрах от Инсбрука. Прокатился на фуникулере. Встретил там Грызлова.

- О чем говорили?

- Он спросил, как здоровье. Сказал, что в матче с испанцами меня не хватало.

- Были еще интересные встречи за эти дни?

- В клинике Айхорна сидел за одним столом с Коллером. Он заезжал туда на консультацию. Громадное впечатление произвел. Я сам не маленького роста, но даже на моем фоне двухметровый чех казался великаном. Когда поздоровались, моя ладонь просто утонула в его огромной лапе. Коллер был в очках, расспрашивал меня про Самару. "Хороший город?" - "Анюков говорит, что хороший".

- На каком языке разговаривали?

- На английском. Но и по-русски Коллер чуть-чуть понимает. Ему уже 35, но "Крыльям" наверняка поможет. Вверху точно будет все выигрывать. Таких высоких форвардов я еще не встречал. Разве что Тони на ум приходит - у него рост 197 сантиметров, а нога 49-го размера. На поле этот итальянец прет, как бульдозер.

- С игроками сборной общались?

- Конечно. Созванивался с Ивановым, Широковым, Зыряновым, Семаком. Переживал за Рому Широкова, которого после матча с испанцами пресса сделала крайним. Да, были ошибки, но зачем же на человеке сразу ставить крест? К тому же вторая игра против Испании показала, что дело было вовсе не в Широкове. Я вот в Германии видел репортаж о матче немецкой сборной. Там совсем другое отношение к собственным футболистам. Баллак ошибается в передаче, а комментатор говорит: "Это была гениальная задумка. Но Баллак немножко не рассчитал". Или Подольски бьет мимо ворот. Снова восторженная реакция: "Какой шикарный удар!"

- Все матчи сборной смотрели по телевизору?

- Да. Мог сходить с родителями на игру со Швецией, но предпочел остаться в гостинице.

- Почему?

- Находиться на трибуне в такой момент психологически было бы тяжело. Уж лучше по телеку посмотреть.

- Впечатления?

- Рад, что команду не сломало поражение в первом туре. В дальнейшем она показала отличный футбол. Особенно в матче с Голландией. Все-таки не зря нас так гоняли на тренировках перед Евро. Когда "сгорели" Испании 1:4, я подумал: "Мы столько бегали, - и все напрасно?! Куда же пропала игра?" Но следующие матчи показали - Хиддинк был на правильном пути.

- Если честно, верили, что после разгрома в первом туре Россия пробьется в четвертьфинал?

- Верил. Потому что греки со шведами на этом турнире выглядели слабо.

- Для многих игра нашей сборной с голландцами стала откровением. А для вас?

- Меня больше удивила игра самих голландцев. После ярких матчей в группе четвертьфинал они просто провалили. А мы и до этого играли в такой футбол. Но на испанцев сил уже не хватило.

- Испания заслужила чемпионство?

- Да, все по делу. На Евро эта сборная объективно была сильнее всех. В финале я за испанцев болел. Красиво играют, молодцы.

- Аршавин на днях обмолвился в интервью, что из сборников в Европу уедет только он. Это ответ и на вашу ситуацию с "Баварией"?

- Не в курсе, почему Аршавин так сказал. Может, он знает больше, чем я? Позиция руководства "Зенита" мне известна: если поступит хорошее предложение, удерживать не станут. Что касается интереса "Баварии", то клубы собирались обсудить этот вопрос после чемпионата Европы. Но пока вроде все тихо.

"Спорт-Экспресс"
 

© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх