Александр Кержаков: Девиз "Бил, бью и буду бить" остается в силе

07 марта 2008 10:38

- Со стороны создается впечатление, что ваша жизнь в "Севилье" разделилась на две части: счастливую - при Хуанде Рамосе, и невеселую - при Маноло Хименесе.

- Нет, не соглашусь с этим. Я начал задумываться о том, чтобы покинуть клуб, еще до ухода из "Севильи" Хуанде Рамоса. Уже при нем перестал получать столько игрового времени, сколько в прошлом сезоне. А быть третьим нападающим мне не хотелось.

- С приходом Хименеса сразу почувствовали, что на лучшее рассчитывать не приходится?

- Да, новый тренер незамедлительно дал понять, что я остаюсь в запасе. Во всех интервью Хименес подчеркивал: для него лучшие форварды на свете - Кануте и Луис Фабиану.

- У вас совесть чиста: сделали все, чтобы завоевать расположение тренеров?

- Я старался по максимуму, но Кануте и Луис Фабиану действительно играют очень здорово. Они много забивают, а именно это и требуется от нападающих.

- Конкурировать было невозможно?

- В ближайшей перспективе изменить ситуацию не представлялось реальным. Им доверяли, а они оправдывали доверие. Кто же станет убирать успешных форвардов? Понимаю, что в футболе все может в любой момент развернуться на 180 градусов, я мог начать попадать в состав. Иногда ведь выпускали все же с первых минут. Однако мне не нравится подход, когда говорят: минуте на 50-й тебя заменю. Я не чувствовал доверия, возможно, из-за этого и проявлял себя хуже, чем мог.

- Серьезно переживали ситуацию?

- Относился к ней философски. В жизни бывает всякое. Главное, что уяснил: в моем возрасте надо играть, а не сидеть на скамейке запасных.

- Что помогало не раскисать?

- Я не был на грани срыва, не собирался расклеиваться. Так что помогало воспитание, отношение к жизни, к футболу. Конечно, и семья поддерживала.

- А в "Севилье" обрели хороших товарищей?

- Лучше всего у меня сложились отношения с защитником Хинкелем, уехавшим в Шотландию, а также с голкипером Палопом. Мы и теперь поддерживаем связь. Они говорили: ты можешь попасть в состав, давай, работай. Но даже в отсутствие Кануте я играл всего 45 - 50 минут.

- Недавно Андрей Аршавин в интервью "СЭ" поведал со слов наших легионеров, что за границей жизнь прекрасна, но только в случае, если играешь. Уж не вы ли рассказали об этом бывшему одноклубнику?

- Отчасти эти слова - правда, хотя, думаю, они подходят не только для заграницы. С другой стороны - все зависит от команды. Возможно, в суперклубе можно наслаждаться жизнью и не попадая в состав. "Севилью" же я к суперклубам по организации дела не отнес бы.

- Тем не менее первые полгода в испанском клубе стали самыми прекрасными в вашей жизни?

- В футбольной жизни - пожалуй. Мы много побеждали, выиграли за полгода Кубок УЕФА, Кубок Испании и Суперкубок страны. Все для меня было в новинку, все - интересно. Но если говорить о делах за пределами стадиона, случались и более счастливые отрезки в жизни.

- Когда ехали в Испанию, сомневались - получится или нет?

- Уверенность в своих силах присутствовала, но и без сомнений, естественно, не обойтись. Я отправлялся пробовать себя на новом уровне, понять, что такое сильнейший наряду с английским чемпионат, который раньше видел только по телевидению. Если есть возможность, каждый футболист должен испытать себя подобным образом.

- Какие выводы сделали по итогам пребывания в Севилье?

- Что никого не надо бояться. Там играют в футбол такие же живые люди, с которыми можно находиться на одном уровне, обыгрывать их. Все реально, надо лишь верить в свои силы.

- Много в России игроков, которые не затерялись бы в топ-чемпионатах?

- Хотя мне трудно оценивать коллег, уверен: у нас достаточно футболистов, которые не слабее тех, кто играет в сильнейших первенствах. Главное, попасть в "свою" команду, многое зависит от везения.

- Почему же тогда почти никто не уезжает?

- Мне это неизвестно.

- Рамос принял правильное решение, отправившись в Англию?

- Считаю, правильное. В "Севилье" Рамос проработал довольно долго, у него была возможность сравнить, что он имеет и что может получить. Не думаю, что дело исключительно в деньгах. Наверное, по организации "Тоттенхэм" и все английские клубы на более высокой ступеньке по сравнению с Испанией. Соответственно лучше и перспективы.

- Общались с Рамосом после его ухода из "Севильи"?

- Нет. Только с его помощником, который передавал мне от главного слова поддержки. А когда перешел в "Динамо", Рамос прислал sms-сообщение, в котором пожелал удачи. Заявил, что верит в меня.

- Что-то стояло за слухами об интересе к вам "Тоттенхэма"?

- Скорее всего, нет. У нас хорошие взаимоотношения с Рамосом, но не было даже намека на его приглашение или на то, чтобы я просился к нему в команду. Этот тренер когда-то настоял на моем приобретении "Севильей", у нас сохранился контакт, что, видимо, и породило слухи об интересе английского клуба.

- В декабре вы отвергали возможность возвращения в Россию. Когда изменили позицию?

- Шел к этому постепенно. В конце года было много вариантов, которые надо было взвесить, после чего и принимать решение. На это требовалось время.

- Судя по интервью в одном из изданий подзаголовком "Если вернусь, то в "Спартак", первым вариантом для вас был этот клуб?

- Во время трансферного окна я, кроме "СЭ", никому интервью не давал. До меня доходила информация, что публикации с моими словами появляются то тут, то там, но это все было неправдой.

- Знаете о негативной реакции петербургских болельщиков на ваш возможный переход в стан принципиального соперника?

- Знаю. Мне она небезразлична, поскольку "Зенит" - не чужой для меня клуб. Однако оправдываться за то, чего не совершал, смысла не видел.

- Из "Спартака" к вам так и не обращались?

- Мне бы не хотелось обсуждать, от кого были предложения, а от кого их не поступало.

- Не проводись в этом году чемпионат Европы, это что-то меняло бы?

- Нет. Все равно я хотел бы играть, следовательно, требовалось уходить из "Севильи". Если стану постоянно выходить на поле, проявлять себя, получу вызов в сборную, о чем мечтает любой футболист. А проводится чемпионат Европы в этом году или в следующем, не важно.

- Не возникало опасений, что "Зенит" использует право наложить вето на переход?

- Я не думал об этом. И уж точно не учитывал существования такого пункта при выборе команды.

- А что учитывали? "Динамо" ведь только в прошлом году начало выбираться из кризиса, давно не участвует в еврокубках.

- На мое решение повлияло то, как динамовские руководители общались со мной и с моим агентом. Все было четко и по делу. Кроме того, важную роль сыграла фигура главного тренера - мы хорошо знакомы с Андреем Кобелевым.

- Ваш девиз - "Бил, бью и буду бить" - по-прежнему в силе?

- Стараюсь его придерживаться. Действую, конечно, по ситуации: могу и передачу сделать. Но чем больше бьешь, тем больше забиваешь.

- Ваш трансфер стал самым громким нынешней зимой. Чувствуете, что болельщики ждут от вас чудес?

- Есть такое. Но это нормально в отношении игрока, перешедшего из испанского чемпионата. Буду стараться оправдать надежды.

- Спокойно переносите подобное давление?

- Спокойно. Предпочтительнее, чтобы о тебе говорили, нежели игнорировали. Тем более многое зависит не от меня лично, а от всей команды. Если "Динамо" станет выигрывать, не важно, сколько я буду забивать.

- На какую встречу рассчитываете в Петербурге?

- Пока не задумывался. Это зависит от болельщиков, а не от меня. Со своей стороны я делал все, чтобы им не в чем было меня упрекнуть, отдавался в "Зените" на сто процентов. Но теперь моя команда - "Динамо", все мысли связаны только с ней.

"Спорт-Экспресс"

Видео/Футбол

 

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх