Владимир Петров: Мы выступили сверхнеудачно, но трагедии нет

16 мая 2013 23:43

Двукратный олимпийский чемпион Владимир Петров назвал поражение сборной России от американцев (3:8) в четвертьфинале чемпионата мира безвольным, увидел ошибки в комплектовании национальной команды и не поддержал призывы об отставке тренерского штаба.

- В любом результате, негативном или позитивном, надо искать что-то положительное. В данном случае мы видим, что в комплектовании национальной сборной были допущены ошибки по ряду позиций. Основная — центральный нападающий. Тренерский штаб не смог найти центрфорварда для первого звена. Переведя Алексея Терещенко в первую тройку, мы потеряли вторую, а затем и Сергея Мозякина. У нас не нашлось связующего для Александра Попова и Александра Пережогина. И дальше пошло-поехало.

- В чем причина сокрушительного поражения от американцев?

- Мы проиграли и в стратегии, и в тактике. Уступили в самоотдаче, организации игры. Винить вратарей? А чего их винить, если у нас нет обороны совершенно? Нам забивали-то в основном с пятачка… А если нет обороны, нет и атаки. Все четыре центральных нападающих сыграли в матче с американцами безобразно. Отсюда и отсутствие звеньевой игры.

- Вам не кажется, что сборная России весь турнир провалила с точки зрения тактики?

- У нас не было слитности игры атаки и обороны. Защитники раскрывали раньше времени зону, нападающие из-за этого проваливались — много игровых моментов, которые вызвали вопросы. Я просто не узнал команду Билялетдинова. Всегда считал и считаю, что Александр (так называли Билялетдинова партнеры по сборной СССР — прим. Sportbox.ru) — прекрасный стратег и тактик, и умеет потребовать от игроков выполнения той задачи, которую он ставит. Но на этом чемпионате мира не увидел именно тренерской команды.

- Тренерский штаб не сумел донести свои мысли или игроки не способны их воплотить в жизнь?

- Игроков подбирает тренер под свое видение, под свою стратегию и тактику. Если игрок не выполняет задачу, поставленную тренером, значит, ему не место в сборной. Конечно, если бы приехали Павел Дацюк и Евгений Малкин, у нас была бы совсем другая команда. Даже в матче с американцами сильнейшим был Саша Овечкин, который перенес длительный перелет и смену часовых поясов.

- Вызывают вопросы некоторые мелкие моменты: почему-то накануне четвертьфинала россияне отменили вечернюю тренировку, почему-то отказались от утренней раскатки. Не расслабило ли это команду?

- Понимаете, надо чувствовать состояние команды. Но эти мелочи могут иметь огромное значение. Если народ привык к определенному режиму действий, надо его придерживаться до конца. Со стороны, казалось бы, сейчас отдохнем и побежим, на деле же все иначе. В четвертьфинале мы увидели абсолютно безвольную команду, неспособную бороться даже с собой.

- К кому больше всего вопросов в данный момент?

- Как говорится, выигрывает команда, проигрывает тренер. Исходя из этого постулата, надо и действовать.

- Снимать тренерский штаб?

- Нет, почему? У Билялетдинова есть задача, поставленная президентом: подготовить команду к Олимпийским играм. Будем считать, что чемпионат мира — один из этапов подготовки. Пусть и неудачный этап, но бывает и на старуху проруха. Я и не помню, когда наша сборная столько пропускала. Хотя, последний звоночек был со сборной Австрии, не самой выдающейся командой современности. Уже тогда надо было сделать выводы, но, видимо, в сборной отнеслись к этому факту не совсем серьезно.

- Вы увидели в этой команде людей, способных сыграть на Олимпиаде?

- Они, конечно, есть. Но учтите, что начнется сезон, и может многое измениться. Появится кто-то, кого мы вообще сегодня не знаем. Хотя, в принципе, костяк сборной определен и Билялетдинову понятен. Нынешний результат еще шире открыл ему глаза на положение дел и на всех кандидатов. Если до чемпионата мира у него были какие-то сомнения, то сейчас уже есть твердое понимание, кто должен играть, а кто не должен.

- Есть ли предпосылки считать, что российский хоккей находится в кадровом кризисе?

- Надо лучше смотреть кадры и больше заниматься с игроками. Сейчас мало тренируются, считают, что игрок должен приходить в команду уже готовым. Это, в принципе, правильно, но на практике такого не происходит, мы получаем, как Тарасов говорил, полуфабрикатов. С молодыми игроками, которых по лимиту одевают на игру, надо постоянно работать. У нас молодые защитники не умеют кататься назад, центральные нападающие не знают функциональных обязанностей, мы постоянно проигрываем вбрасывания — твердим об этом из года в год, а воз поныне там. А ведь это все закладывается в детско-юношеском хоккее.

- Неудачи молодежки и юниоров на домашних первенствах, провал первой сборной — это звенья одной цепи?

- Причины этих поражений разные, но мы должны провести глубокий анализ выступления сборных команд на международном уровне по всем возрастам. Для этого нужна независимая экспертная группа. Я, например, считаю, что для укрепления тренерских позиций федерация должна обратиться к нашим заслуженным тренерам с предложением стать консультантами в различных сборных с правом решающего голоса. Эти специалисты должны принимать непосредственное участие в комплектовании, определении стратегии и тактики, проведении тренировочного процесса. Нам надо усиливать руководящий состав сборных и привлекать этих тренеров, которы со своим колоссальным опытом сейчас сидят без дела. Не надо их стесняться, бояться, что кто-то там капризный, такой-сякой, говорит неудобные вещи. Впереди должно идти дело, а потом уже все остальное. Но не пользоваться опытом этих людей просто преступно.

- То есть, вы не видите трагедии в этом оглушительном провале на полгода до Сочи?

- Для меня никакой трагедии нет. Трезво смотрю на ситуацию и имею свой взгляд на формирование сборной. Но карт-бланш у Билялетдинова, он определяет и отвечает. Для нашей сборной чемпионат мира закончен. Мы выступили сверхнеудачно. Время подводить итоги и учиться относиться к этому делу по государственному, а не жить местечковыми интересами и выяснять, против кого мы сегодня дружим.

Екатерина Балева, Sportbox.ru

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх