Александр Семин: Силенок мне пока не хватает

20 ноября 2012 13:33

Нападающий нижегородского «Торпедо» Александр Семин в интервью «Спорт-Экспрессу» объяснил, почему у него вызывают смех разговоры о локауте, и отметил что соскучился по игре в России.

— Вы провели в КХЛ восемь матчей. Что можете сказать про уровень игры в лиге?

- Здесь стал точно такой же хоккей, как в НХЛ, — быстрый и силовой. С тех пор как я в начале века уехал за океан, игра в России, конечно, изменилась — стала, можно сказать, более простой. До красной доехали, кинули шайбу в зону и побежали бороться. Связываю это с тем, что в КХЛ появилось много иностранных специалистов.

— Значит ли это, что нужно и дальше копировать североамериканскую манеру игры и перейти на маленькие площадки?

- Не думаю. Тяжело будет. Такая упрощенная тактика привычна для легионеров, а русские игроки привыкли играть через пас. Это у нас в крови. Я тоже не могу играть, как иностранцы. Контролировать шайбу, а затем взять и просто отдать ее сопернику? Нет, это не мой стиль!

— В КХЛ с этого сезона выступают клубы из Чехии и Словакии. Насколько игрокам интересны матчи против таких команд?

- По мне, чем больше игр, тем лучше. Чем больше команд, тем разнообразнее стили. КХЛ от этого только выиграет.

— Во время матчей в Нижнем Новгороде болельщики порой ведут себя по отношению к лидерам соперников очень агрессивно. В конце матча с «Динамо» досталось и Александру Овечкину. Как отреагировали, когда освистывали вашего товарища?

- Товарищи мы вне льда. Совершенно нормально отношусь к таким вещам. Если бы я был на месте Овечкина, то просто не обращал бы на свист внимания. Сам я, когда играю на выезде, вообще не слышу, что кричат болельщики и кому. Привык к этому в Америке. Там еще громче бывает.

— В НХЛ громче болеют?

- Все зависит от того, какая игра и где она проходит. В Вашингтоне, когда были аншлаги, зал прямо ревел.

— На вашем игровом свитере в КХЛ фамилия изначально была написана иначе, чем сейчас. Это вы настояли на смене букв?

- Я спросил у руководства клуба, можно ли написать по-другому. Сначала сказали, что нельзя, что таковы правила лиги. Ну и ладно, думаю. После перерыва приезжаю, смотрю, уже по-другому написано. Говорят, что разрешили.

— Для вас это принципиальный вопрос?

- Нет, а зачем фамилию коверкать? Если она в паспорте написана вот так, то зачем ее на игровом свитере писать иначе?

— Теперь вопрос о локауте. Что лучше — призрачная надежда на скорый старт сезона или окончательная его отмена, что позволит четко распланировать нынешний сезон?

- Об этом вообще можно не говорить. Бесполезная тема. Что будет-то будет. Уже даже неинтересно и смешно. Сначала заявляют: «Все-все, договариваемся на днях», затем встречаются неделями по семь-восемь часов, а потом признаются: «Мы далеки от сделки». Я закрыл для себя эту тему и ни с кем по этому поводу не разговариваю.

— Возможен ли в этой связи какой-то бунт со стороны игроков против главы профсоюзов?

- Бунта никакого быть не может. Все просто: если игроки скажут профсоюзу, который представляет их интересы, что готовы отдать свои деньги, то договор будет подписан.

— Когда в Нижний Новгород приезжал ЦСКА, то Александру Радулову после утренней тренировки сильно не хватало тренажерного зала. А чего не хватает вам?

- Силенок мне пока не хватает. Но все придет со временем. Ничего сразу не бывает.

— Самое яркое впечатление от игры в КХЛ?

-То, что я играю в России. Давно здесь не играл, соскучился. Поэтому готов оставаться в КХЛ подольше.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх