Игорь Захаркин: Если «Атлант» сломало удаление Федорова, значит, он не умеет держать удар

17 апреля 2011 10:35

Старший тренер новоявленного обладателя Кубка Гагарина «Салавата Юлаева» Игорь Захаркин в интервью корреспонденту Sportbox.ru Екатерине Балевой заявил, что хотел бы продолжить работу в Уфе вместе с Вячеславом Быковым и собранной в этом году командой, а также отметил профессионализм наставника «Атланта» Милоша Ржиги.

— Верили, что победите «Атлант» именно в пятом матче финала?

- Да, хотя игра до 55-й минуты была очень напряженная. При счете 1:1 мы забили неожиданные второй и третий голы, моментально пропустили нелепую вторую шайбу — разве кто-то ожидал такую развязку? А в концовке заработали удаление, «Атлант» снял вратаря, попытался устроить штурм — вот и получился такой хаотичный хоккей. Не важно, с каким счетом закончилась серия. Мы всегда говорили, что нужно выиграть четыре матча. И мы это сделали.

— Кого можно выделить в составе «Салавата Юлаева»?

- На разных этапах у нас были свои герои — очень здорово провел сезон Радулов, отлично сыграл Торесен, Григоренко я бы вообще назвал открытием, ведь никто не думал, что он так удачно сыграет в центре, а на нем держалось, наверное, лучшее звено в России — я могу рассказать вам про любого игрока, и все этой будет правдой. Да, наши опытные защитники порой нервничали и допускали ошибки, но мы ведь недаром говорили по ходу сезона, что ищем свою игру. Просто многие не понимали, о чем мы говорим, а на самом деле проводили тестовые матчи против лучших команд, хотели увидеть наш потенциал в соперничестве с клубами, которые составляют элиту отечественного хоккея. Вот так, шаг за шагом, мы шли к созданию своей игровой модели. Увидели, что у нас есть проблемы с вратарем, пригласили Эрсберга, он тоже сыграл очень здорово. Эта победа стала венцом методичной кропотливой работы всей команды, всего клуба, целого коллектива. Здесь нет ничего неожиданного.

— Наставник «Атланта» Милош Ржига предсказывал «Салавату» победу еще в начале чемпионата, а вы ожидали, что придется сыграть именно с «Атлантом»?

- Мы не просчитывали соперников. Достаточно того, что мы знаем силу нашей команды, и, в принципе, когда ты уверен в своих парнях, не важно, кто стоит на другой стороне. У нас были поэтапные задачи: сначала нужно было обыграть «Сибирь» — мы это сделали, потом «Ак Барс» — его мы также разобрали по частям, затем пришла очередь «Магнитки», и, наконец, «Атланта». Я всегда говорил, что с ними сложно играть, но мы все равно сильнее — это все понимали, и наши ребята, и сами соперники. И здесь есть тонкий психологический нюанс: мы знаем, что мы фавориты, но очень часто это приводит к провалу. Нам нужно было команду собрать, убедить, показать, мы проводили большую теоретическую подготовку. Не зря я в прошлый раз сказал, что мы разобрали эту команду по винтикам — мы действительно знали об сопернике все — как и кем они атакуют, откуда бросают — буквально все! Но вот никак не могли одолеть Барулина. Игра Кости — это даже не пятьдесят процентов, а значительно больше. Ну и, конечно, вся команда очень четко работала в обороне.

— Удивили ваши слова о том, что «Атлант» играет в примитивный хоккей — это была попытка «зацепить» соперника?

- Насколько помню, я не использовал слово «примитивный». Но в тот момент времени мне не нравилось, что вся Россия спровоцирована отдельными личностями из команды соперника, и весь акцент перемещен на работу арбитров. Здесь нужно было просто правильно сделать крен, и мне это удалось — в двух последних играх речь шла именно о хоккее. А еще я вам скажу, что мне больше всего не понравилось: когда Федоров столкнулся с Антиповым, и мы заработали пять минут большинства и забросили две шайбы, вся Россия написала, что это было самое судьбоносное решение, которое повлияло на результат. Но это была только середина второго периода! Меня это просто взбесило! Да, очень сложно играть в меньшинстве в течение пяти минут, но это не смертельно. И любой специалист должен понимать, что впереди еще полтора периода, и счет всего лишь 2:1 в нашу пользу. Ничего страшного! Ну, а если это их сломало — значит, это такая команда. Характер команды как раз и проявляется в такие моменты — если она умеет выстоять, выдержать этот удар и потом ответить.

— Однако эти ваши высказывания многие восприняли очень негативно…

- Мне было просто обидно, что никто не захотел объективно смотреть на картину, никто не захотел объективно оценивать результаты игры. Хоккей против «Атланта» мне нравился с самого первого матча финала. И, на самом деле, Ржига сделал классную работу — он создал эту команду — боевитую, задиристую. Но было видно, что они уже устали — пик этой команды пришелся на серию против Ярославля. Олег Петров там был блестящ! Сергей Мозякин был хорош! И очень жаль, что Александр Нестеров сломался — это наш армейский игрок в прошлом, которого мы помним как агрессивного, напористого нападающего. А еще — Вадим Епанчинцев, Павел Траханов — как они могут быть нам безразличны?!

— Ржиге-то руку пожали в итоге?

- Обязательно! Мы перебросились несколькими словами, я сказал: «Ты понимаешь?». И он ответил: «Все это — ерунда». Потому что он уважает нас как специалистов, а мы уважаем его. А все остальное — информационная война.

— Самым ценным игроком Кубка Гагарина признан вратарь «Атланта» Константин Барулин. Не обидно за Эрсберга?

- Безусловно, он был достойным конкурентом, но мы ведь не можем влиять на распределение призов. Если брать весь сезон, у Эрсберга коэффициент был выше, однако Костя тоже сыграл очень достойно. Не могу судить по всему плей-офф, так как следил за ним не так много, но в серии против «Салавата» он сыграл блестяще.

— Вы видите его первым вратарем сборной России на чемпионате мира?

- Нет. Я не думаю, что прямо сейчас мы можем говорить о том, что Барулин — это первый вратарь сборной. Я заявляю на полном серьезе: международный хоккей и хоккей во внутреннем чемпионате значительно разнятся. Поэтому многие хоккеисты, которые здорово играют у нас в лиге, зачастую не получают место в национальной команде. Сборная — это другая философия игры.

— Ваши ближайшие планы?

- За пару дней нам нужно закончить все дела в «Салавате», прежде всего, надо определиться, что мы будем делать в будущем — имею в виду на клубном уровне. А потом лететь в Москву, чтобы как можно быстрее присоединиться к сборной — у нас впереди следующий важнейший турнир — чемпионат мира. Он будет чрезвычайно сложным: мы видим, какой состав собирают канадцы, чехи впервые за много лет пригласили такое количество энхаэловцев, у шведов будет очень сильная команда, но Россия среди этих монстров должна быть лучшей.

— Вы намерены продолжить работу в Уфе?

- Здесь нет места чувствам — только трезвые факты. Либо предложение есть, либо его нет. Будем разговаривать с руководством. Если честно, у нас даже не было времени об этом думать. Не успели мы с Вячеславом Аркадьевичем выйти с чемпионского льда, как сразу же принялись обсуждать вопросы сборной — в частности, состав. Работа у нас никогда не заканчивается.

— Но хотя бы несколько минут отвели себе на радость?

- Конечно! Только это, пожалуй, были даже секунды — сразу после сирены, пока я пробирался к Славе, чтобы его поздравить — это и был момент радости.

— Вы бы хотели, чтобы сохранилась эта чемпионская команда?

- Ну, естественно! Но, повторю, главное, чтобы этого хотели не только мы. Команда-то действительно классная! И мы видим, что есть еще резервы для развития. Но пока мы не получали никаких предложений по работе. Поступит — мы их рассмотрим.

— Один из руководителей клуба Николай Курапов неоднократно говорил, что основной проблемой в этом плане является совмещение постов в клубе и сборной.

- Ну, значит, они не хотят. Что ж, жизнь продолжается.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх