Федор Смолов: «У меня было космическое предложение из Китая, но сразу отказался»

28 декабря 2016 20:06

Нападающий «Краснодара» Федор Смолов рассказал о своем отношении к постоянным шуткам прошлого на тему его безголевой серии.

— Все это было странно. Вот возьмем условно Зорана Тошича. Сколько он не забивал? 2500 минут. Это больше, чем у меня, еще матчей на восемь или девять. А между прочим, человек играет на высочайшем уровне, в отличной команде, на атакующей позиции. Но к нему отношение как к одному из лидеров ЦСКА — российского топ-клуба. Никто его не троллил всей страной и почему-то так пристально не следили и не считали эти минуты, как в случае со мной. Я понимаю, у меня был чуть иной бэкграунд, история личного характера, что я вроде футболу мало уделял времени и все такое. Во всяком случае, так было принято считать. Но никто не разбирался, что я толком нападающего и не играл, и не выходил постоянно. За все это время я матчей пять, наверное, в основе сыграл, а все остальное — минут на 10–15 выходил. Команда ведет в счете, ты вышел, а никто уже вперед не бежит: зачем?

— Знаете, как вашу историю вообще большинство болельщиков представляет? Что жил-был обычный российский футболист Смолов. А потом у него в голове что-то щелкнуло. И он стал пахать так, что теперь у него больше трех десятков мячей за год.

— Щелкнуло, да. Сто процентов щелкнуло. Все правильно. Вот только большинство пытается это увязать с расставаниями, с какими-то там событиями в личной жизни. А это не так. У меня просто произошел разговор с самим собой. Самолюбие взыграло. Что, я не понимаю, что у меня есть талант? Я в «молодежке» забивал больше всех. И в юношеской сборной забивал больше всех, всегда и везде был на виду. А при переходе во взрослый футбол все не шло у меня и не шло. И я решил в первую очередь сам себе доказать, что способен на многое на самом деле.

— Как это произошло? Проснулись одним прекрасным утром и решили: начинаю новую жизнь?

— Все думают, что все началось в «Урале». На самом деле — гораздо раньше. Просто когда я принял это решение и поменял все, это по щелчку пальцев не могло в один момент отразиться на результатах. Но я понимал, что нужно терпеть, что нужно ждать, и если я буду продолжать работать и трудиться, то мне это все вернется. Так и произошло. И все начало возвращаться как раз в период моей игры в «Урале». Плюс хорошо, что попался Александр Федорович Тарханов, главный тренер «Урала». Он выпускал меня нападающим и не ограничивал на поле. Так и говорил: «Я вижу по твоим игровым способностям, что тебя не стоит ограничивать. Ты можешь делать на поле все что пожелаешь».

— Вы признаны лучшим футболистом года, а кого бы выделили сами?

— Промес, точно. Но это ведь опрос за год? Если бы был за полгода, я бы дальше поставил либо Халка, либо Жулиано. Так что вот моя тройка: Промес, Дзюба, Акинфеев.

— Вы говорили, что не против повторить и снова уехать в Европу. Правда, что «Лилль» выходил на вас прямо на Евро-2016?

— Ну как выходил… Ко мне в отеле подходил какой-то парень, говорил, что давай контакты, я свяжу тебя с «Лиллем», они очень хотят. Это как считается — выходил? Я допускаю, что, может быть, была какая-то бумага в клуб или обращение. Просто я этого не знаю. Но есть ли смысл рассматривать «Лилль», играя в «Краснодаре»?

— Финансовый смысл?

— У меня летом было супервыгодное предложение в финансовом плане из Китая. Клуб «Шанхай Гринлэнд Шэньхуа», кажется. Оно было действительно космическим. Думаю, во всем чемпионате России ни у кого нет таких условий. Но я отказал сразу, ни секунды не раздумывал. У меня есть цель, я к ней иду и хочу в конце концов все-таки добраться.

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх