«Когда строишь стадион, сэкономить — не главное»

09 марта 2016 09:40

К ЧМ-2018 в России должен появиться целый ряд новых футбольных стадионов. О том, как при их возведении, грубо говоря, не вылететь в трубу, в интервью Sportbox.ru рассказал Майкл Канна — бывший генеральный директор лондонского «Уэмбли», руководивший главной спортивной ареной Англии в период ее строительства.

— Вы руководили созданием нового «Уэмбли». Что самое трудное в таком масштабном проекте?

— Самой большой проблемой, с которой мне пришлось столкнуться, было финансирование строительства. Трудностей было множество, но, сами понимаете, без денег ни одну из них преодолеть было бы невозможно.

— Если говорить о деньгах, то стоимость будущего стадиона «Зенита», который возводится в Санкт-Петербурге к ЧМ-2018, выросла уже в несколько раз, а стройка между тем еще не закончена. Неужели то, что такого рода проекты по ходу работ дорожают на глазах по сравнению с начальной сметой, действительно неизбежно?

— Оценивать удорожание проекта следует аккуратно: далеко не всегда сравнения корректны. Например, реальная стоимость строительства «Уэмбли» была значительно ниже, чем та, которую называет большинство источников (около 962 миллионов фунтов стерлингов. — Прим. Sportbox.ru). Они обычно включают в эту сумму расходы на выкуп старого стадиона, юридические издержки (а они были немалыми), расходы на маркетинг, развитие местной инфраструктуры и прочее.

И еще: не надо зацикливаться на стоимости! Нам многие давали советы, как построить стадион подешевле, и мы могли бы это сделать — но это привело бы и к снижению размеров и качества объекта, а значит, и сокращению будущих доходов. Ключевая задача здесь — не сэкономить как можно больше, а добиться нужного баланса между расходами на строительство и доходами от эксплуатации. Стадион, для которого разработан хороший бизнес-план, должен быть по определению рентабелен.

— В России к чемпионату мира по футболу появятся 11 новых стадионов и один реконструированный. Как нам избежать проблем, с которыми по окончании такого же турнира столкнулась, например, Южная Африка? У нас ведь тоже в некоторых городах, принимающих ЧМ-2018, нет клубов высшего дивизиона, а посещаемость стадионов в целом невысока.

— Отчасти на этот вопрос я уже ответил. Понятно, что каждый стадион уникален, как и его окружение. Сегодня стадион не может ограничиваться, скажем, тем же футболом — нужно строить такие арены, которые становились бы центром самой разнообразной деятельности. В Хьюстоне, к примеру, на стадионе «Релайенс» проводятся и матчи по американскому футболу, и родео. В Англии некоторые футбольные клубы делят свои стадионы с регбийными. Или устраивают у себя на аренах гостиницы и бизнес-центры, доходы от которых идут на спортивные цели.

— «Уэмбли», как и наши Лужники, — национальный стадион, где не проводит домашние матчи ни один клуб премьер-лиги. Между тем его содержание обходится весьма недешево…

— «Уэмбли» удается себя содержать и без матчей премьер-лиги, поскольку на нем проходит достаточно много коммерчески доходных мероприятий. Это и все домашние игры сборной Англии, и полуфиналы и финалы Кубка Англии, и финалы Кубка английской лиги, и концерты, и выездные матчи американской футбольной лиги НФЛ. В Лондоне все это пользуется спросом, люди охотно покупают абонементы на ВИП-трибуны и арендуют ложи, а организаторы мероприятий платят стадиону за аренду.

— Старый «Уэмбли» был одним из символов британского футбола, и тем не менее его снесли. Не было желания и возможности модернизировать его, сохранив исторический облик, как поступили с теми же Лужниками? Ну, скажем, как-то встроить в новый проект знаменитые башни?

— Новый «Уэмбли» по площади втрое больше старого, так что сохрани мы башни, они оказались бы где-то в районе 4-го ряда трибун. Боюсь, это сильно помешало бы зрителям смотреть футбол… В общем, мы решили так: старый стадион дорог нам всем — значит, на его месте надо построить нечто такое же красивое. В результате лицом новой арены стала гигантская арка. Мне она, признаться, нравится даже больше, чем башни.

А вот вам другой пример. При реконструкции стадиона «Солджер Файл» в Чикаго был сохранен его легендарный внешний облик, а вся начинка полностью переделана. На мой взгляд, это не работает ни с эстетической точки зрения, ни с эксплуатационной.

— Новый президент ФИФА Джанни Инфантино предлагает увеличить количество участников финальных турниров чемпионатов мира до 40 команд. Не приведет ли это к тому, что никто не захочет проводить их у себя из-за гигантских расходов на строительство еще большего количества стадионов и невозможности их содержать впоследствии?

— Очень может быть! Требовать от организаторов, чтобы они строили еще больше стадионов еще большей вместимости, значит толкать их на авантюру. Возможно, выход в том, чтобы позаимствовать опыт олимпийского Лондона-2012, где некоторые соревнования проводились на временных сооружениях, которые после Игр были снесены.

— Этим летом в Париже во время Евро-2016 вы будете выступать на очередном Всемирном футбольном форуме (World Football Forum 2016), главная тема которого — «Новая география футбола». Что это означает?

— Сегодня в футболе в центре внимания все чаще оказываются нарождающиеся силы. Это и новые технологии, и слияние доходов от продажи телевизионных и онлайн-прав, и выход на первый план Китая как заметной экономической силы, и расширение географии игры. Вот обо всем этом и пойдет разговор на парижском форуме.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх