Владимир Быстров: «Спартак» не мог меня удержать

10 сентября 2012 10:06

Полузащитник сборной России Владимир Быстров накануне второго отборочного матча чемпионата мира против Израиля в интервью «Спорт-Экспрессу» поделился впечатлениями от общения с главным тренером команды Фабио Капелло, оценил новые приобретения «Зенита» в лице Халка и Акселя Витселя, а также вспомнил, как восстанавливался после разрыва крестообразных связок.

- В сборной при Дике Адвокате игрокам вместо завтрака позволялось отоспаться. Для Фабио Капелло подъем в 8 утра и завтрак — обязательная программа. Утро после первой победы стало исключением?

- Нет. Живем по стандартному графику. Единственная поблажка — те, кто играл, провели восстановительное занятие в тренажерном зале. Остальные поехали тренироваться на стадион имени Стрельцова. Потом для всех была баня и массаж.

- Ужесточение распорядка команду вряд ли обрадовало?

- У каждого тренера свои взгляды на игру, требования в быту. И обсуждать в прессе их не стоит. Это наша внутренняя кухня.

- Капелло — суровый дядька?

- Мне так не показалось. По крайней мере в гневе Капелло я еще не видел. Надеюсь, и не увижу.

- Капитанская повязка обязывает Игоря Денисова быть терпимее к корреспондентам. Что-нибудь советовали другу перед его походом на первую в жизни пресс-конференцию? Читали, что он сказал журналистам?

- Давать интервью или нет — личное дело. По-моему, намного важнее, что в команде со своими обязанностями наш капитан справляется великолепно. Зачем мне читать пресс-конференцию человека, с которым общаюсь ежедневно?! Полагаете, узнаю что-то новое? Вряд ли.

- Вы постоянно возмущаетесь, что матчи чемпионата России начинаются в жару, перед играми поля не поливают, травы почти по колено. С новым президентом РФС Николаем Толстых поделились наболевшим?

- На встрече разные темы затронули. Эту в том числе. Толстых — футбольный человек, сам все понимает. Думаю, он будет считаться с мнением игроков и сделает многое, чтобы наш футбол процветал.

- Какой была ваша первая реакция, когда узнали о трансферах Халка с Витселем?

- Молодцы! Интерес к чемпионату, конечно, вырастет. Но не торопитесь делить шкуру неубитого медведя. Это я к тому, что даже раскрученным легионерам иногда не удается адаптироваться в России. Трудно здесь играть. Дело не только в климате, перелетах и древних стадионах. Сам по себе футбол непростой. Минимум свободных зон, очень жесткая опека. Спокойно обыгрывать не дают. Чуть что — сразу лупят по ногам. К этому нужно привыкнуть.

- Про вас в «Зените» говорят: «Быстров всегда на позитиве». Даже разрыв крестообразных связок и полгода без футбола не познакомили со словом «депрессия»?

- Она накатывала, когда приезжал на базу, смотрел, как играют ребята, а сам вынужден был часами закачивать колено в тренажерном зале. Психологически это действительно угнетало. Слава богу, у меня прекрасная семья, две дочки. Общение с ними помогало отвлечься от грустных мыслей. Форму, правда, набирал очень медленно. Физическое состояние не позволяло совершать, как обычно, пять рывков за три минуты. Один сделаешь — нужна пауза. Лишь к апрелю 2011-го почувствовал, что полностью восстановил кондиции. Могу ускоряться, обострять — и не оглядываться на прооперированное колено.

- Валерий Карпин упорно толкует про административный ресурс, который сопровождал ваш переход из «Спартака» в «Зенит». Дескать, Леониду Федуну позвонили из администрации президента, сказали, что Быстрова надо продавать…

- Понятия не имею, кто кому звонил. Удержать «Спартак» все равно меня не мог. Была прописана фиксированная сумма, которая позволяла выкупить мой контракт любому клубу. Разумеется, с моего согласия. Я хотел вернуться в Питер, «Зенит» выплатил эти деньги. Вот и все.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх