Новая жизнь Малафеева

28 августа 2012 18:52

Пресс-атташе сборной России и комментатор ТК «Россия 2» Илья Казаков рассуждает о причинах, по которым голкипер Вячеслав Малафеев приостановил выступления в национальной команде…

Турецкая зима 2001 года была зима как зима. Плюс 15 на солнце, бесконечный ветер с моря, повсеместный стук мячей и крики на русском. Вот добердыевский «Рубин», с тоскливой надеждой посматривающий на пока еще незвездного Аршавина. Вот набирающий высоту «Сокол», который скоро рухнет. Вот ЦСКА с Садыриным, наблюдающим за тренировкой с пластикового стула, одолженного в крохотной кафешке. Рядом костыли — тренер еще не оправился от перелома. Вот «Зенит» с похожим на грозного медведя Юрием Морозовым. Овсепян, Игонин, молодые таланты. И удивительно летучий белобрысый парнишка в воротах. Слава Малафеев. Нужно было время, чтобы запомнить кто он, а кто другой молодой вратарь Бородин. После красивейшего полета Малафеева в «девятку» за безнадежным мячом запомнилось само собой.

Это была первая взрослая конкуренция в его жизни, как я понимаю. Настоящей борьбы с Березовским за право быть первым номером, по большому счету не было (или это так вспоминается сейчас). Когда Березовский был в «Зените», то преимущественно играл он. А потом Морозов с тренером вратарей Михаилом Бирюковым присматривались, выбирая — Бородин или Малафеев, Малафеев или Бородин? Выиграл Малафеев, и конкурент вскоре отправится в «Торпедо».

По-моему, обычный поворот сюжета в карьере Малафеева. Позже была конкуренция с Чонтофальски (тяжелейшая, так в 2005-м основным вратарем стал словак), Жевновым. Это «Зенит», а в сборной было еще тяжелее. После феноменального дебюта с Уэльсом пришлось пройти и через 1:7 от Португалии, и через статус «вечно третьего». При Хиддинке, например, очень четко выдерживавшем иерархию Акинфеев-Габулов-Малафеев. Хотя бывали и исключения, как серия в середине 2007-го. Акинфеев травмировался, и Гус выбирал, на кого сделать ставку. С Андоррой, Хорватией и Македонией играл Малафеев, не пропустив в трех матчах ни одного мяча. Четвертой была игра на Уэмбли. 0:3 — и следующего шанса пришлось ждать почти четыре года. Адвокат, так же как и Капелло, как и Хиддинк, сразу дал понять: если Акинфеев здоров, основной вратарь — он.

Для человека амбициозного и честолюбивого — не самая простое испытание. Особенно в тот момент, когда «Зенит» с «Рубином» отобрали у столичных команд монополию на чемпионство.

Не припомню, чтобы Малафеев показывал на публике свои эмоции по этому поводу. Прорывалась ирония с самоиронией, но лицо всегда оставалось беспристрастным, а голос ровным. Что кипело внутри, я не знаю. Малафеев редко позволял себе отходить от образа, который выбрал для себя однажды — положительного, уравновешенного, говорящего правильные слова. Разве что давняя перепалка с Широковым после матча в Раменском вывалилась из этой колеи. Но страсти быстро угасли, и тот случай так и остался исключением.

Помогло это вратарю или нет, но замкнувшись в своем мире, Малафеев сделал, казалось бы, невозможное. Совершенствуя свою игру, выходил на качественно новый уровень тогда, когда в подобное мало кто верил. Отменной игре на Евро-2012 предшествовал российский сезон - безоговорочно лучший в его карьере. Что-то аналогичное происходило, когда Чонтофальски начал выигрывать в конкурентном споре, когда Жевнов дебютировал на пять с плюсом.

И вот теперь это решение уйти из сборной. Оставляя дверь закрытой, но не на ключ: «Вы всегда можете рассчитывать на меня при форс-мажоре». Тем не менее, возврат вряд ли возможен. История ухода на пенсию Пола Скоулза и стремительного возвращения в тяжелую для "МЮ" минуту прекрасна, но нетипична. Да и все-таки клуб и национальная команда — разные вещи для игроков-ветеранов.

Малафеев признается, что решение Капелло перевести его в запас было для зенитовца тяжелым. Еще бы, после того что было в 2011-м и 2012-м годах. И он, думается, принял абсолютно правильное решение — для самого себя. Если снова не первый, то зачем? В его тридцать три с половиной.

Точно так же ушел из сборной Егор Титов. На одном из сборов спартаковец попросил Хиддинка отпустить его к беременной жене, которая была тогда на пятом месяце. Гус сказал свое «о’кей» и Титова больше в сборную не приглашал. Разница только в том, что Малафеев сейчас своей семье, безусловно, нужнее.

Я бы не противопоставлял здесь эти две темы — желание быть больше с детьми и внутреннее неприятие статуса запасного вратаря. Мне кажется, они слились в одну да так, что уже не разделить.

А Славе я вчера послал смс. Пожелал терпения в принятии самим своего же решения. В сборной его будет недоставать, но только поначалу. Обычная история, когда отсутствие многолетних членов команды замечается только на первом сборе.

И слова о том, что следующий сезон он может начать в другом клубе и даже другой стране, говорят, мне кажется, только об одном. О том, что Малафеев решил начать новый этап в своей жизни. Не имею в виду футбол. Что-то другое.

В любом случае — удачи ему. Ну и терпения, конечно.

Илья Казаков

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх