Робертас Пошкус: Учусь на тренера. Вместе с Андреем Шевченко

12 апреля 2015 10:24

Гостем Sportbox.ru в традиционной воскресной рубрике «Как поживаете?» на этот раз стал футболист из так называемого ближнего зарубежья литовец Робертас Пошкус, который с 2002-го по 2007 год играл в России за «Крылья Советов», «Зенит», «Динамо» и «Ростов», а в 2013-м встал на тренерскую стезю.

…Кажется, это было вчера. Январь 2002-го, холл кипрской гостиницы и первое интервью литовского новичка «Крыльев» на русском языке. Когда диктофон был выключен, форвард с грустью спросил у репортера: «А скажите, там, в вашем городе, река хоть есть какая-нибудь?»

— Этого эпизода я не помню, — смеется Пошкус, один из кумиров самарских болельщиков начала 2000-х. — Но в Россию действительно ехал со смешанными чувствами — тогда меня больше тянуло в Западную Европу. А оказалось, что именно «Крылья Советов» стали главной командой в моей карьере, да и вообще самой яркой полосой в жизни. Я и тогда ловил кайф и от футбола, и от жизни в Самаре, а сейчас ностальгия становится только сильнее.

— Что больше всего запомнилось?

— Очень многое. И то, в какой футбол мы играли, и какие ребята подобрались в команде, и какие отношения были с болельщиками. Тогда мы все были вместе — это не передать словами. Помню, я получил тяжелую травму, лечился в Литве, и мне прислали диск, который записали на «Металлурге», где трибуны желали скорейшего выздоровления. Мне было очень плохо тогда, и я на своем примере убедился, как поддержка людей добавляет сил.

— Вы говорите о той травме, которую вам нанес игрок сборной Румынии Киву в товарищеском матче?

— Да. Мы бодались друг с другом, как всегда ведут себя защитник и форвард, а потом он взял и ударил меня локтем в ухо. Пробил барабанную перепонку, еще что-то внутри повредил… Одно время врачи вообще говорили, что я могу слух потерять, серьезная травма была.

— Сейчас если встретитесь, поздороваетесь? Или врежете?

— Наверное, поздороваюсь, но руки не подам. Мне потом рассказывали — он, когда в Италии играл, многих переломал, и его за это иногда специально били. Но таких людей бог должен наказывать, я-то с какой стати мараться буду.

Я играл в футбол как мог — старательно и честно. Хотя эта травма мне, конечно, сильно карьеру испортила — координация стала хуже, резкость пропала. Много где играл потом, всегда старался отдавать все силы на поле, но все время сильно переживал из-за того, что мог бы добиться большего.

— Зато тренерскую карьеру начали относительно рано — уже в 34…

— Да, уже два года отработал в «Гранитасе» из Клайпеды. Я принял команду, когда она была в первой лиге, причем мы стартовали с минус шести очков. А в итоге с отрывом стали первыми. Прошлый сезон в высшей лиге завершили восьмыми, причем о вылете вопрос вообще не стоял. «Жальгирис» обыграли, ставший чемпионом, с другой командой из Клайпеды — «Атлантасом», который Костя Сарсания тренирует — на равных боролись.

— А что же стало причиной вашего расставания с командой?

— Это мое решение. У нас и до этого-то был скромный бюджет, а тут и вовсе все порезали. Для меня в этой ситуации не деньги — главная проблема, а то, что не было бы шансов достойно выступать и поддерживать свою репутацию. Кому нужен тренер, который проигрывает всем подряд? В такой момент лучше отойти в сторонку.

— Многие болельщики прекрасно помнят футболиста Робертаса Пошкуса. А расскажите о Пошкусе-тренере.

— Честно говоря, он пока не очень силен в вопросах тактики. После каждой игры я по несколько раз пересматриваю записи и все время нахожу свои ошибки: тут замену не лучшую сделал, тут своему игроку что-то не подсказал и не уберег его от ошибки. Зато, мне кажется, у нас была неплохо поставлена командная игра — я многое запомнил из того, что нам давал Тарханов. И обстановка в команде была отличная — тут уже школа Гаджиева пригодилась.

— Где учились на лицензию Pro?

— Я завершаю обучение в Киеве, вместе с Андреем Шевченко, кстати.

— И какие планы?

— Сложно сказать — у молодых тренеров редко бывает возможность выбирать. Я готов и к работе в Евросоюзе: все-таки и на английском и на немецком свободно говорю. И в России себя очень комфортно чувствовал. Да и в Литве могут быть варианты.

— Сейчас какая пропорция местных и иностранных тренеров в высшей литовской лиге?

— Она все время меняется, но примерно 50 на 50.

— А лимит на легионеров есть?

— Да, шесть на поле.

— Зарплаты у игроков, наверное, скромные?

— Конечно. Есть клубы, где ребята получают по пятьсот евро и безо всяких премиальных. Но, насколько я знаю, во многих клубах российской второй лиги дела обстоят еще хуже. А ведь это — примерно тот же самый уровень…

— А как думаете, нынешние литовские условия могут заинтересовать молодых российских игроков?

— Пример «Атлантаса» говорит, что да. Я сразу сказал, что динамовец Панюков станет звездой нашего чемпионата. А ведь таких, как он, в России много — сейчас академии ваших клубов работают все лучше, но места в премьер-лиге и ФНЛ их выпускникам не хватает. А у нас — свой футбол, своя жизнь, да и в еврокубках засветиться можно.

Арнольд Эпштейн, Sportbox.ru

Читайте в этой же рубрике:

Юрий Гаврилов: Не думаю, что Дзюба в «Зените» будет лучше играть

Олег Веретенников: Кержакову надо стиснуть зубы и вновь начать забивать!

Александр Мостовой: Газон в Туле не хуже, чем у «Кьево»

Валерий Маслов: Перемены придут, когда мы проиграем Лихтенштейну

Александр Мирзоян: В спартаковский футбол сегодня играет «Краснодар»

По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх