Курбан Бердыев. Невольные аналогии

08 декабря 2008 14:52

Жил-был тренер. Хороший тренер. В первой лиге он работал недолго и, только дебютировав в элите, сразу произвел там со своей командой легкий фурор. Многие посчитали это случайностью, но дальнейшей работой он доказал, что это не так. Самых больших успехов он добился в своем втором клубе, там он работал долго - как никто из коллег. Ему очень доверяло руководство республики, говорят, он даже имел доступ к первому лицу. Однажды, когда его команда выступила очень неудачно и заняла десятое место, многие ждали его отставки, но наверху было принято решение в его пользу. На следующий год он досрочно, за несколько туров до конца, привел свой клуб к званию чемпиона страны. Оставшиеся по расписанию матчи команда тогда проиграла, и репортеры набросились на него так, словно он с треском провалил сезон. Его отношения с прессой, особенно московской, вообще складывались непросто. Газетчики подозревали его в высокомерии, а он досадовал на их недостаточный профессионализм и потому разговаривал с ними только тогда, когда сам считал нужным, а не когда хотели они. Время от времени он «закрывал» команду от корреспондентов, поскольку считал, что «медные трубы» затрудняют ему работу с футболистами.

Несмотря на победы, его часто упрекали в излишне схематичной, запрограммированной игре, в необоснованной осторожности. Он говорил критикам, что самое красивое в футболе - счет на табло. Когда игру его команды называли простой, он считал это высшим комплиментом. Если его спрашивали, что для него важнее, игроки или схема, он отвечал: схема. В тактике он вообще видел бесконечные возможности, взаимодействие на поле его команда отрабатывала часами. Его любимым тактическим приемом был прессинг. Зрители со стажем удивлялись его перемене, потому что игроком он был совсем иного плана - созидателем, эстетом, хитрецом. Теперь он редко улыбался, обычно бывал немногословен, серьезен, порой хмур. Даже на скамье запасных он вел себя не так, как другие тренеры, и телевизионщики любили следить за ним во время матчей. Говорят, о футболе он думал двадцать четыре часа в сутки. Его интерес не ограничивался только командой, он понимал, что фундамент успеха шире, и потому занимался делами всего футбольного хозяйства. Был сторонником жесткой дисциплины, от подчиненных, равно как и от игроков, требовал максимальной отдачи, что не мешало тем и другим относиться к нему с искренним уважением. Он умел ровно вести себя со всеми футболистам вне зависимости от заслуг: и с новичками, и со звездами. Считался большим умельцем настроить игроков на матч. Подключал науку, тщательно изучал соперника. Так вот и жил-поживал, добра, в смысле побед и титулов, наживал.

Узнали? Это Лобановский. Если кому-то показалось, что это Бердыев, ничего странного: почти все из написанного выше вполне может быть отнесено и к нему.

Между двумя этими тренерами столько параллелей - как общих, так и частных, - что не заметить их невозможно. Сергей Ребров, поигравший у того и другого, сказал об этом после первых же дней, проведенных в «Рубине». Конечно, и различий немало. Один уже в 36 лет выиграл первый европейский кубок, другой лишь в 56 - первый чемпионат страны. Один неоднократно назначался главным тренером сборной, другой даже среди кандидатов на этот пост не рассматривался ни разу. Авторитет одного признан в мире, другой и дома убедил далеко не всех. Справедливости ради следует признать, что условиями они располагали разными. Если один работал в футбольной столице, то другой пришел в город, считавшийся футбольным захолустьем. Если один сразу получил в свое распоряжение состав, вызывавший зависть всех тренеров страны, то другой, кажется, ни разу еще не сыграл футболистами, о которых мечтал.

Но оба они - люди со стержнем, это главное, что их объединяет. Быть не таким, как все, и верить в правильность того, что делаешь, когда из окружающих в это не верит почти никто, очень непросто. В тяжелые дни Лобановский вспоминал любимые строки Пастернака: «Но пораженья от победы ты сам не должен отличать». Бердыев обращается к Аллаху: «Он испытывает нас - и сильных, и слабых».

«По отношению к зрителям мы, тренеры футбольных команд, особенно популярных, должны быть постановщиками ни с чем не сравнимого спортивного зрелища. Когда-то мне, кого часто называют прагматиком, эта мысль докучала. О какой режиссуре может идти речь, когда нужно набирать турнирные очки и бороться за максимальный спортивный результат? - убеждал я себя. Но с годами пришло чувство общности с теми, кто сидит на трибунах. Оно не могло не прийти. Игроки, тренеры, зрители - единый футбольный организм. Я по-прежнему считаю главным показателем игры результат, но, чтобы не огорчать зрителей, чтобы получать удовлетворение от своей профессиональной деятельности, одного результата мало…» Это Лобановский. Тренер, которому посчастливилось выразить себя полностью, которому довелось пережить со своими командами прекрасные моменты гармонии игры и результата.

Тренерский путь Бердыева не завершен, и результат, похоже, пока устраивает его больше, чем игра. Но ведь футбол Бердыева - это не только то, что мы видим на поле в исполнении «Рубина». Это еще и то, о чем мы можем догадываться. По симпатии к команде Арсена Венгера, по лаконичным, но глубоким оценкам игрового стиля европейских грандов (такой, например: «В «Арсенале» очень высокий интеллектуальный уровень, он играет тоньше, чем «Барселона»). По не излеченной временем досаде от потери Домингеса. По возможностям так и не заигравших в Казани Кинкладзе, Бенашура, Широкова, Ребко. По неслучившимся трансферам Измайлова, Лоськова (еще из «Локомотива»), Зырянова (еще из «Торпедо»), Семшова…

Чемпионство как-то изменит Бердыева, не может не изменить. И ситуация вокруг него наверняка изменится. Наблюдать за этими переменами будет очень интересно. Потенциальный футбол Бердыева в сочетании с реальным - это интрига.

Андрей Колесников, Sportbox.ru

По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх