Нина Мозер: В этом году с российскими фигуристами происходят необъяснимые вещи

26 января 2013 11:21

Тренер российских фигуристов Татьяны Волосожар и Максима Транькова, одержавших победу в соревнованиях пар на чемпионате Европы в Загребе, в интервью «Спорт-Экспрессу» рассказала о том, как боялась, что ее подопечные не смогут закончить выступление, и отметила, что в этом году с российскими фигуристами происходят необъяснимые вещи.

— Чего вы как тренер больше всего опасались на этом чемпионате Европы?

- Что ребята не смогут докатать программу. Эмоции — это такая сильная вещь… В хорошем настроении можно горы свернуть — даже если сил нет. И наоборот: бывает, отлично готов, а эмоции такие тяжеленные, что буквально придавливают к земле. Вот это как раз тот случай. Не знаю, как ребята выдержали, потому что даже я на этом турнире ни минуты не могла провести спокойно.

— Когда им было сложнее: в короткой или произвольной программе?

- В произвольной. Я поняла это еще утром в день проката, когда увидела ребят на разминке. Думаю, в короткой у них все-таки было побольше сил. А к произвольной почти все ушло. Таня с Максимом потом сказали: так тяжело не было никогда. Каждый человек знает, какая пустота бывает, когда у тебя такая трагедия, какая случилась у Максима (накануне чемпионата европы у Максима Транькова скоропостижно скончался отец — прим. Sportbox.ru). Как опускаются руки. А тут надо было выйти на лед и профессионально сделать свое дело.

— В данном случае, наверное, хорошо, что соревнования у пар были два дня подряд, без перерыва, как в других видах.

- Да, это абсолютное везение. На чемпионате мира будет интервал в один день — и там все будет по-другому.

— Но к тому моменту должно немного отпустить?

- Если честно — не знаю.

— Понятно, что все переживали за Максима. А вам не было в этой ситуации страшно за Татьяну?

- Я подумала об этом сразу после того, как узнала о трагедии. Позвонила мама Максима, обо всем рассказала и призналась, что не знает, как сообщить сыну. Это было ощущение катастрофы… Тем более что отец Максима провел с нами целую неделю до отъезда в Загреб… Когда я сказала Тане, ее прямо затрясло. В тот момент я подумала: бедная девочка. Ведь ей быть рядом с Максимом, помогать и поддерживать его, понимая, насколько партнеру тяжело. Хотя ей самой ничуть не легче.

— Сейчас сложно говорить о каких-то общих вещах, и все же: какое впечатление на вас производит нынешний сезон?

- Сумбурный год, непонятный. Причем не только для нас — для всех. Какие-то вещи я вообще не могу объяснить. Например, здесь, в Загребе, я видела на тренировках, что Кавагути и Смирнов в прекрасной форме. И тут они выходят — и катают совсем не так, как могут. Столбова с Климовым допускают какие-то ошибки. Почему-то в этом году у нас происходит масса необъяснимых вещей во всех видах фигурного катания. Что это?

— Может, предолимпийский сезон накануне домашних Игр сказывается?

- Не знаю. Для меня это загадка. Хотя камешек на плечиках у всех, конечно, лежит. Хочется, чтобы он не придушил тебя, не потерять веру в себя и в то же время сделать дело для Родины, хотя, может, сейчас это и звучит слишком патетично. Но у нас Максим такой максималист! Папа воспитал его удивительным человеком. Летом, когда мы смотрели летнюю Олимпиаду, было видно, как он одержим спортом. Для него это очень важно.

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
Еще
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх