Илья Казаков*: Хиддинк лично встречал Погребняка

30 мая 2008 15:53

Отыграв с сербами, сборная получила небольшую передышку. Пришлось кстати: усталость-то после тренировок, матча, без малого пятичасовой поездки в автобусе накопилась нешуточная.
Адамов, прикатив на вечернее (и единственное) занятие на велосипеде, попытался всучить его у кромки поля Быстрову, зайдя с вопросом по-хитрому, в духе Тома Сойера:
— Быстрый, хочешь, обратно в отель ты на велосипеде езжай?
Спартаковец ситуацию оценил мигом и верно:
— Ага, сейчас нас так нагрузят, только на велосипеде и возвращаться…
Опасения беспочвенные. Верхейен улетел в Голландию на роды жены, в его отсутствие гонять команду у тренерского штаба, видимо, рука не поднимается. Шутка, конечно. Дело не в тренере по физподготовке, пусть Гус постоянно и улыбается с довольным видом, когда речь заходит о прогрессе функциональной готовности команды.
Четверг — восстановительная тренировка, игроки не спеша перебрасываются мячами. Пятница — вовсе выходной. Кто-то останется отдыхать в отеле, любоваться чудесными видами Роттах-Эггерна, где находится одна из самых известных в Германии и за ее пределами клиник для лечения душевнобольных — там и Вагнер успокаивал нервы, и Боб Марли пытался обрести душевный покой. Кто-то поедет гулять по Мюнхену, хотя, кажется, столицу Баварии знают как свои пять пальцев и зенитовцы, и спартаковцы, и армейцы, не говоря уже о Саенко. Но почему бы не воспользоваться случаем встряхнуться, сбежать из тренировочного лагеря.
Хиддинк на пути в отель из Бургхаузена, когда команда довольно дремала в автобусе после победы над Сербией, традиционно искал возможность пошутить, растормошить игроков. Вроде он не слышал разговор Бородюка с Корнеевым, живо обсуждавших отдельные эпизоды игры, писал кому-то длинную эсэмэску — и вдруг, услышав короткую реплику Корнеева: «Конечно», — мигом отозвался с соседнего кресла на русском, словно поняв о чем речь: «Да, конечно».
В этом весь Хиддинк. Человек, умеющий находить время шутить и время быть серьезным. Попросил вон из отеля, где квартирует команда, желтую прессу — те даже не стали спорить, поплелись к выходу. И почти сразу, несмотря на свое решение ограничить общение с журналистами пресс-конференциями, пошел с милой барышней из НТВ к озеру, что в 30 метрах от гостиницы. Пошел, как сидел в холле, прямо в шлепанцах, а оператор все никак не мог поверить в происходящее — и снимал после беседы крупным планам ноги Гуса, как он идет без кроссовок или ботинок обратно.
Он и не стал дожидаться в холле отеля Погребняка, которого врач Андрей Гришанов увез утром на обследование в Мюнхен. Журналисты караулили возвращение нападающего у входа и вдруг увидели, как Павел идет уже в сопровождении тренера, специально вышедшего навстречу игроку. Заранее. И именно Хиддинк, не врач, не игрок, не пресс-атташе, говорил о случившемся и о возможном развитии событий. Не только из-за того, что именно он главный человек здесь, на чемпионате Европы. Но и потому, что он старается уберечь игроков от дополнительного давления.
"Спорт день за днем"
Роттах-Эггерн
*Илья Казаков – комментатор телеканала "Спорт"

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх