Вячеслав Фетисов: До сих пор тянет на скамейку

18 апреля 2008 11:02

Глава Росспорта накануне своего 50-летнего юбилея вспоминает самые яркие моменты карьеры и делится нюансами работы чиновника.

 
"Майор Советской армии - я не мог бежать"

- В дни больших юбилеев виновники торжества обычно сетуют: мол, жизнь пролетела как один день.

- Точно. Первенство мира-78 в Праге, на котором я дебютировал в составе сборной СССР, кажется, было только вчера. Ан нет - тридцать лет прошло. И вообще все проскочило очень быстро - матчи, чемпионаты, олимпиады...

- Когда решили для себя окончательно: хватит играть в союзном чемпионате, надо ехать в НХЛ?

- Решение вызревало постепенно. Ворота на Запад потихоньку начали открываться: за границу поехали футболисты, уехали и некоторые мои партнеры. Другое дело, как все это происходило. Ребята получали копеечные зарплаты, остальное забирало государство и посредники. Естественно, такая перспектива не вдохновляла. Окончательно меня добило, когда в одной из европейских стран я увидел, как один наш известный хоккеист красит забор соседям. Денег на жизнь ему не хватало, вот он и подрабатывал. Тогда я и решил: если уезжать, то цивилизованно и на нормальные деньги.

- И все-таки трудно поверить, что вы улетали за океан без страха в душе.

- А чего я должен был бояться?

- Испортить себе репутацию, например.

- Я был уверен в своих силах. В конце концов, многократно бил этих самых американцев с канадцами на чемпионатах мира и Кубках Канады. Да и лучшим защитником планеты меня признавали не раз.

- Тогда хотя бы бытовых неудобств. Английским-то языком, насколько я понимаю, вы не владели.

- Вот это правильно. В школе у меня был немецкий, хотя и очень неплохой. Но бытовые сложности: магазины, рестораны - это полбеды. Главное - я же привык быть лидером и на площадке, и в раздевалке. А как быть лидером, когда ты "немой"?! К тому же "Нью-Джерси" в то время являлся одним из аутсайдеров НХЛ, игроки были весьма средненькие. Мое появление они встретили без особой радости. "Что делает у нас этот "красный"?!" - на первых порах такие реплики довольно часто раздавались за спиной.

- Вы понимали, что вам говорят?

- Такую фразу понять нетрудно. И потом, я был уже опытным игроком. Атмосферу в раздевалке нутром чуял.

- Не пытались авторитет кулаками насадить?

- Доказывать свою силу я привык на площадке. Но первые два года в НХЛ у меня не получалось почти ничего. Да еще к укладу жизни никак не мог приспособиться. В Москве у меня была однокомнатная квартира с "огромной" кухней в 8 квадратных метров. А тут - целый дом площадью в пятьсот метров. Вот и попробуй не растеряться...

- Как все-таки удалось переломить себя?

- Признаюсь, у меня произошел психологический надлом. Думал: "На черта мне здесь мучаться? Я в своей жизни все уже доказал". И тут вмешалась жена Лада. "Или борись, или завтра собираем чемоданы и улетаем", - заявила она. Такая реакция здорово подстегнула.

 
"На тренерскую лавку иногда тянет"

- В итоге усилия не были потрачены напрасно. Теперь вы в Америке как дома, вот и дочь там учится.

- Неправильная у тебя информация: Настя вернулась в Россию вместе с нами. Хотя как раз ей этот переезд дался тяжелее всего. В Детройте мы жили в доме площадью в 1000 метров, у нее была своя часть. В Москве у нас большая квартира - 150 метров, но все-таки не дом, согласись. Плюс - постоянные пробки, перепады погоды. Через год дочь заканчивает школу, будет определяться со своим будущим. Мы с женой на нее не давим, свой выбор она должна сделать сама. Вот это как раз то, что дала нам Америка.

- Еще она дала пенсию ветерана НХЛ.

- Такая пенсия выплачивается всем, кто провел в лиге определенное количество матчей. Чем больше сыгранных встреч, тем больше сумма. 100% пенсии получает тот, кто провел 400 игр. Деньги выплачиваются из трех источников, и размер бывшей твоей зарплаты никакого значения не имеет. Система очень справедлива: те, кто растратил свое здоровье на площадке, после окончания карьеры не окажутся на улице без средств.

- Речь идет о солидной сумме?

- Солидной. Десятки тысяч долларов в месяц.

- Не жалеете, что так круто переменили свою жизнь?

- Честно? Жалею иногда... Все-таки на лавку тянет. Но при этом сознаю, что тренером я, скорее всего, уже никогда не буду. Слишком много времени прошло.

- Правда, что с Путиным вас познакомил Шамиль Тарпищев - случайно, чуть ли не на Красной площади?

- Нет. С президентом я познакомился в 2000-м, когда устраивал в "Олимпийском" свой прощальный матч. Сумел через знающих людей раздобыть его телефон, позвонил ему лично, пригласил. А тогда как раз произошла катастрофа с подлодкой "Курск". И Путин сказал: "Спасибо, но поймите меня правильно. В такой момент я не могу пойти на хоккей". Я немного расстроился, и вдруг - звонок из Кремля. Говорят, подписан указ о вручении вам государственной награды, как раз в день матча.
После церемонии мы поговорили немного, потом Путин пригласил на обед. Он продолжался часа два - несмотря на то, что в приемной ожидало много людей. Потом мы встречались в Вашингтоне, Нью-Йорке. И когда поступило то самое предложение, мы были уже неплохо знакомы.

- Силовыми приемами вы владеете в совершенстве. А как обстоит дело с тонкостями подковерной борьбы?

- (Машет рукой.) Самое обидное, что на нее уходит 80% времени. А что было, когда я только сюда пришел! Без опыта, да на тонущий корабль... До меня должность главы Росспорта предлагали многим опытным чиновникам - все отказались. Считалось, гиблое место. На первых порах мне помогало имя. Но потом и оно стало играть против меня. Пришлось срочно освоить науку.

 
"Известия".

Видео/Хоккей

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх