Дмитрий Ярошенко: В биатлоне слишком много лицемерия

17 марта 2009 18:54

Двукратный чемпион мира в эстафете Дмитрий Ярошенко, отстраненный от всех соревнований из-за подозрений в употреблении запрещенных веществ, рассказал в интервью своему официальному сайту, на какой стадии находится расследование по его делу и признался, что не исключает возможности возвращения в большой спорт.

- Дима, расскажи, пожалуйста, на какой стадии находится расследование по вашему делу? Насколько вы в курсе того, что происходит?

- На самом деле, сейчас все упирается в один момент – все ждут, когда IBU пришлет анализы по пробам. Я читал интервью с президентом IBU Андресом Бессебергом, где он говорит, что на одну пробу требуется 150 страниц, а у вас, дескать, шесть проб. Хотя странно, ведь по идее, это один и тот же формуляр – вставляй просто разные фамилии и разные даты, а данные-то должны быть одни и те же, раз они нас в одном уличили. Не на печатной же машинке они их печатают и не от руки пишут. Так что мы сейчас находимся точно в такой же ситуации, как те люди, которые занимаются этим расследованием в Москве – ждем. Хотя хуже этого ожидания ничего не придумаешь.

- Дата слушаний по-прежнему неизвестна?

- Нет, все будет зависеть от того, когда придут эти бумаги. Приблизительно мы знаем, что в 20-х числах марта что-то определится. Так что сидим, ждем. Кто где. Альбина Ахатова, насколько я знаю, с сыном в Лабытнанги. Катя Юрьева – в Москве.

- После того, как пройдет заседание дисциплинарного комитета, сразу будет вынесен какой-то вердикт, или IBU нужно будет еще три недели, чтобы подумать?

- Этого я не знаю. Не удивлюсь, если потребуется еще какое-то время. На самом деле, информационное голодание у нас все равно существует. Так же, как все, мы читаем какие-то статьи в интернете, и в зависимости от их содержания уровень веры в благополучный исход дела то повышается, то понижается.

- Дима, на днях появилась информация о том, что пожизненная дисквалификация финской биатлонистки Кайсы Варис признана недействительной, потому как вскрытие пробы "Б" было произведено без ее участия, при этом тут же в прессе написали, что при заборе ваших допинг-проб также имели место процессуальные нарушения. Как ты можешь это прокомментировать?

- Просто адвокаты Кайсы Варис изначально вели речь о неправильном вскрытии пробы, то есть люди фактически согласились, что у них там эритропоэтин, но нашли лазейку, через которую можно было все это аннулировать, и это их право. Хотя вроде WADA организация серьезная, и как они это допустили, уму непостижимо. Но мы-то изначально не признаем, что у нас нашли эритропоэтин. Конечно, все средства хороши для достижения цели, а цель сейчас одна – чтобы нас оправдали, но, честно говоря, не хотелось бы, чтобы получилось, как в случае с Варис. Хотелось бы все-таки, чтобы подтвердили, что препарат, который якобы они нашли, не является эритропоэтином. Мне советуют в любом случае вернуться в спорт, говорят, что ничего еще не потеряно. Имеется в виду, если все будет плохо, и будет максимальная дисквалификация. Я, честно говоря, сначала даже не думал о возвращении в этом случае, но недавно стал размышлять, начал сравнивать разных спортсменов в мировом биатлоне, и закралась мысль – а почему бы и нет? Хотя, конечно, все зависит от решения дисциплинарного комитета. Да, я продолжаю кататься на лыжах, пытаюсь поддерживать себя в форме, но тяжело тренироваться, когда нет цели. Так что время от времени приходится заставлять себя ходить на тренировки, хотя бы для того, чтобы элементарно не поправиться. Потому что, на самом деле, есть у спортсменов такая проблема. Ведь ешь ты в тех же количествах, а энергии тратишь гораздо меньше. Многие сразу начинают полнеть, если резко прекращают заниматься спортом.

- Но ведь тут еще такой момент, что тебе придется все делать самостоятельно, ведь в случае дисквалификации за употребление запрещенных препаратов федерация не имеет права поддерживать уличенных в допинге спортсменов.

- Конечно. Я уже говорил, что в этом случае нас автоматически увольняют отовсюду, и если возникнет желание продолжить, нужно будет самостоятельно находить средства на подготовку. Но, слава Богу, у меня есть друзья, которые могут меня поддержать. Так что, по большому счету, мне только будет нужна винтовка, а все остальное я смогу сам себе организовать, при помощи своих друзей. А что касается критериев отбора, если рассматривать самый честный вариант, то в декабре, если считать от пятого числа, будет и "Ижевская винтовка", и Кубки IBU – выступай, пожалуйста, отбирайся на январские этапы Кубка мира, а там своим результатом доказывай, что ты достоин бежать на чемпионате мира.

- Ну вот, чем не стимул для дальнейших тренировок?

- Согласен, отличный стимул. Но смущает сам срок, все-таки два года это очень много. Если, гипотетически, назначат именно такой срок дисквалификации, то как минимум в первые полгода я точно захочу переключиться на другую сферу деятельности.

- А не боишься, что эта другая сфера деятельности тебя затянет, и потом элементарно не захочется возвращаться?

- Так об этом и речь. Вполне вероятно, что пойму, что прелести в жизни совершенно другие. Просто я смотрю сейчас биатлон и понимаю, как много там лицемерия, и даже какое-то разочарование появилось во всем этом. И если раньше мы безоговорочно хотели, чтобы у нас сын стал спортсменом, то сейчас уже задумываемся, а есть ли смысл в этом. Так что я не исключаю возможности, что у меня появятся совершенно иные цели, и откроются другие горизонты.

- А что можешь сказать по поводу трассы в Ванкувере? Говорят, она слишком легкая для Олимпиады.

- Мне сложно судить, по телевизору показывают только небольшие участки, и не поймешь особо. Я разговаривал с Андреем Маковеевым, он сказал, что очень скоростная трасса, то есть если хорошее самочувствие, то можно очень большие скорости показывать. На самом деле, эстафету мужскую я без особых эмоций смотрел. Особенно когда начал реально понимать, что не отыграть отставание, как бы Дмитрий Губерниев не надеялся. Он молодец в этом отношении – никогда не хоронит команду заранее. Но я-то реально понимаю, насколько это сложно отыграть, когда отрыв лидеров уже полторы минуты. Грустно было смотреть, как ребята упираются из последних сил, а отрыв не сокращается. Но, с другой стороны, сейчас болельщики соскучатся по медалям. Ведь после двух побед в эстафетах на чемпионатах мира даже второе место восприняли бы как трагедию. А в свете последних выступлений команды, может, начнут ценить любое призовое место.

- Сложно отрицать, что в этом сезоне мужская российская сборная выступает совершенно на другом уровне, нежели в предыдущие два года. И, естественно, после очередной провальной эстафеты вновь полетели камни в адрес команды и тренерского штаба. Многие обвиняют Владимира Аликина в том, что он "перебрал с объемами в подготовке". Ты ведь тренировался вместе со всеми, что можешь сказать по этому поводу?

- Может быть, действительно какие-то просчеты существовали, надо просто всем сесть и разобраться, поговорить, поискать причины. И надо уметь слышать друг друга, это самое главное. А камни кидать – это самое простое. Также как мой спад списали на массажиста, очень интересно было. Я в этом сезоне ездил на этапы Кубка мира с личным массажистом, и меня обвинили в том, что он якобы меня "перемассировал". Более того, кто-то даже считал, что он повлиял на мой характер. Забавно, как 25-летний парень мог повлиять на характер Ярошенко, который "скорпион" от кончиков ногтей до корней волос?! Хочу сказать, что мы зачастую не там проблему ищем.

- Дима, а как ты можешь прокомментировать заявление представителя немецкой компании Ruhrgas о том, что холдинг собирается отказаться от спонсирования крупных биатлонных турниров в случае, если президентом IBU станет Александр Тихонов, потому как он выступил на стороне уличенных в применении допинга спортсменов?

- Я думаю, что свято место пусто не бывает. Откажутся одни – придут другие, это совершенно точно, биатлон сейчас настолько популярен, что подобные заявления выглядят блефом, и я не знаю, на кого они рассчитаны.

- Сейчас в связи с затянувшимся молчанием по вашему делу болельщики пытаются предпринять какие-то действия, чтобы помочь вам. Как ты думаешь, насколько целесообразны эти действия?

- Я боюсь, как бы это отрицательно на нас же не сказалось. Ведь в этом случае у наших иностранных друзей будет повод сказать, что в России применение допинга – это масштабное явление, которое приветствуется народом. Пусть болельщики просто едут, отдыхают, наслаждаются биатлоном и поддерживают наших ребят на трассе. А что касается писем, это, конечно, право болельщиков, но люди сейчас действительно занимаются делом, и команда профессионалов собрана для расследования, так что вряд ли им надо напоминать, что делать.

По теме
© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх