Тарас Тимошенко*: Слово об Акосте

18 июня 2008 22:09

Покуда Европа тихо и громко (тут возможны варианты) сходит с ума от футбола, судьбы игры под названием волейбол вершатся в районе Аравийского полуострова. Ну а раз уж канал у нас все еще называется "Спорт", а не "Футбол", то я со всей присущей мне наглостью рискну написать о своем, а не об общенациональном, пусть это и приведет скорее всего к тому, что под материалом появятся комментарии плана: "Че ты лезешь тут ваще? Там вон шведы под Полтавой, эээ, под Инсбруком, то есть!!!". Но канал все-таки по-прежнему называется "Спорт", поэтому я надежно укрепился на пьедестале собственной правоты и меня с него не спихнуть. Да, кстати, на шведов мне вообще плевать, они в волейбол толком не играют с середины 90-х. К делу.

В Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) в городе под названием Абу-Даби завершился 31 Конгресс Всемирной федерации волейбола. Конгресс – истина в последней инстанции, его решения уже никто не способен отменить, кроме самого Конгресса (следующего по счету). Так что приходится с выпущенными в свет законоутверждающими актами мириться, как с портянками в армии - носки-то точно не дадут! Обнародовать всегда есть, каждому в определенной степени интересно что-то свое, а бывает нечто, затрагивающее абсолютно всех. Вот, например, вручили высшую награду ФИВБ "Золотой крест" местному шейху Хамдану Бин Рашиду аль-Мактуму. Важно? Конечно! Для местной публики нет, вероятно, ничего интереснее, а я того шейха в глаза не видел, вы уж точно, и если все мы вместе ни разу в жизни с ним не столкнемся, то ничего не убудет от нашего астрального тела, а ментальное пространство останется нерушимым. В последний день проведения чиновничьего супер-форума официально закрыли заявочную кампанию на квалификацию чемпионата мира 2010. Всего набралось 212 национальных сборных (112 мужских и 100 женских). Это рекорд всех времен. Где-нибудь в Гренладии дико порадовались факту своего дебюта те два десятка человек, которую составляют весь игроцкий пул страны и параллельно – зрительскую аудиторию. Они молодцы, они счастливы. Нам их не понять, разумеется, со своих заоблачных высот борьбы только за первые места, но счастье – оно ведь не по рецепту в аптеке выдается, оно разное бывает. Вот то, что Станислав Шевченко, первый вице-президент Всероссийской федерации волейбола, избран в Административный совет ФИВБ – это уже интересно. АС - это круто! Это высший руководящий орган Всемирной федерации волейбола, именно он большинство проектов и выносит на рассмотрение Конгресса. Но я сейчас не об этом. С господином Шевченко лично поеду говорить в четверг днем, тогда и можно будет подробно остановиться на освещении этого вопроса. И даже не шикарную новость о возможности иметь теперь заявку на игру в 14 человек с учетом двух либеро хочется копнуть поглубже. Это все важно, но!!! Самое важное, что больше не будет теперь человека, который умел такого рода революционные изменения генерировать. Конгресс принял отставку президента ФИВБ Рубена Акоста, за два года до официального истечения срока полномочий.

Ну и? Где тут новость-то? В отставку он официально подал черт знает когда, то есть уже все свыклись, будто бы, с мыслью, что мировой волейбол избавился от человека, который просидел в самом мягком и самом кожаном кресле аж 24 года. На самом деле это не так. Мексиканец Рубен Батькович жук по жизни еще тот, жена, мадам Малю, под стать ему вполне. До последнего дня никак не верилось в то, что он все-таки на самом деле уйдет. Все должно было развиваться примерно так: Акоста подает в отставку, Конгресс обсуждает ее, не принимает, ввиду того, что так тяжко жить нам без дорогого товарища Кастро (Сталина, Ленина, Мао, Кима, Че, Хо, автору самой длинной цепочки пепельница с символикой "Спорт" бесплатно). И предлагает президенту сохранение полномочий сроком еще на четыре года! И все счастливы! Рубен Батькович убеждает всех, что он однозначно не тиран, народ ведь все решил, и попутно добавляет себе пару лет (оставалось-то всего два). Занавес, цирк уехал, клоуны остались. Но получилось так, что он на самом деле ушел. Я не могу в это поверить до сих пор. Мне было всего три, когда он взошел на трон, всю свою сознательную жизнь я интересовался волейболом и на протяжении очень длительного времени для меня это был вид спорта имени Рубена Акосты, как и для всех, кому интересна эта игра. А теперь он уходит, 24 августа в последний день Олимпиады Император официально передаст скипетр и державу (а также ключ от сейфа, где деньги лежат) первому вице-президенту китайцу Вэй Цзичжуну. Все. Финита.

Его очень много критиковали и многие, очень многие, сильно не любили. Его называли тираном, ему пеняли тем, что он постоянно дает вмешиваться в решение важнейших вопросов жене, которая откровенно по-женски сумасбродит, его готовы были съесть заживо в МОКе за то, что он никак не хочет менять самую сложную и запутанную во всех игровых видов спорта систему олимпийской квалификации, ему доставалось за то, что он почти полностью замкнул мир крупнейших международных соревнований на Азию, в первую очередь на Японию, над ним откровенно смеялись за его почти нескрываемую симпатию к сборным испаноговорящих стран (даже аргентинец Маркос Милинкович и испанец Рафаэль Паскуаль сами, я думаю, прекрасно понимают, что свои призы лучшему игроку чемпионата мира получили за паспорт, а не за совесть, в конце концов, ему доставалось даже от официальных властей Швейцарии (штаб-квартира ФИВБ находится в Лозанне), где Акосту обвиняли в уклонении от уплаты налогов (безуспешно, правда, но кто бы сомневался). Казалось бы, радуйся да и только, что мир волейбола избавляется от столь одиозной персоны. НО!!!

Рубен Акоста по сути сам придумал и продавил через все инстанции изменение правил игры, очки стали считаться совсем по другому. Ему до сих пор припоминают и это в качестве грешка, однако же волейбол, став более динамичным, стал гораздо более коммерчески успешным! Рубен Акоста по сути сам придумал идею Мировой лиги и Гран-при, теперь это турниры с восьмизначными бюджетами, и к ним относятся всерьез даже в год Олимпиады. В вопросе с появлением амплуа либеро последнее слово тоже было за ним, и теперь, благодаря этому этому, мы видим немало звезд мирового масштаба, таких как Алексей Вербов и Сержиу, которые просто не смогли бы реализовать себя в спорте высших достижений, не играй они на другой позиции. В конце концов, именно в эпоху его правления волейбол стал самым мощным с точки зрения телеаудитории видом спорта на Олимпиаде.


Меня, как журналиста и человека, Акоста всегда откровенно бесил. Мне не нравилось в нем все, мне не нравилась сама его аура, его флюиды. Однажды, когда он пришел в наш студийный блок (было это на финале Мировой лиги в Москве), чтобы записать какое-то воззвание к народам мира, я отказался дать ему свой стул. Ему принесли другой, получше. А я до сих пор страшно доволен тем, что сумел мелко напакостить самому Акосте. Сколько таких пакостников, мелких, крупных и очень крупных, он пережил и переварил за свою карьеру!!! Не счесть!!! Но продолжал шпарить вперед, как дредноут на полном ходу. Поэтому просто критиковать или просто восхвалять Акосту по итогам четверть вековой работы нельзя. Он как товарищ Сталин: и плох, и хорош, но он везде!!! Он в каждой клетке человека, имеющего отношение к волейболу, он в каждом деле, в каждой песне. А из песни слов не выкинешь.

У него есть немало миллионов, чтобы плодотворно тунеядствовать на пенсии. Удачи вам в этом деле, Рубен Батькович!!!

Тарас Тимошенко, комментатор ТК "Спорт"

© ОАО «Спортбокс» 2007 — 2017.
Для лиц старше 16 лет

Наверх