Александр Бедарев*: Про биатлон в ластах

14 марта 2008 06:25

В Холменколене реально можно плавать. После гонки практически каждый пожаловался на промокшие ноги - вот, оказывается, какие есть проблемы в зимнем виде спорта. Про ласты спросил каждый второй. Понятно, что шутка повторенная многократно, смешнее от этого не становится, но на лыжах на этой, с позволения сказать, лыжне и идти было трудно, а как уж бежать по ней - знает только тот, кто пробежал.

Самолет в Осло летел полупустым. И хорошо. Можно было поспать - очень подходящее занятие для перелетов. Точным подсчетом не занимался, но процентов девяносто из этого наполовину заполненного салона, летели на биатлон. Болельщики нервничали - интересовались, если ли шансы попасть на соревнования, есть ли еще билеты и «что там слышно вообще...гонки хоть будут, а то вроде дождь?». Не нервничала только группа мужчин среднего возраста, удачно зашедшая перед вылетом в Дьюти Фри. Строгий полицейский в норвежском аэропорту оглядел вышеозначенную группу и покачал головой. Укоризненно. Потом качал головой удивленно, выясняя цель визита Норвегию нашей съемочной группы. В Осло шел самый реальный дождь - полицейский не верил, что в такую погоду можно провести соревнования. Собственно, в это никто не верил.

Накануне стартов, еще находясь в Москве, созвонились с Кругловым, мол, билеты менять не надо? Не переносят? Николай высказался в том духе, что не переносят, но почему не переносят - не понятно. Тренировок у команд фактически не было, Черезов объяснил, почему. В общем, накануне старта вся площадь стадиона представляла собой огромную лужу, не было штрафного круга и даже размяться и разогреться спортсменам было негде - не будешь же разминаться в резиновых сапогах. Норвежские организаторы реально проделали огромную работу - ночью возили снег, добавляли в него какую-то соль, чтобы он не таял так быстро. Но днем снег все равно таял, резиновые коврики, с которых биатлонисты ведут стрельбу, лежали в воде, на тренерской бирже работали два насоса - откачивали скапливающуюся воду. В лесу снег лежал, подушку организаторы сделали, но ко второй гонке она стала слишком мягкой. Особенно тяжело было тем, у кого вес побольше. Прокунин, человек немалого роста и обладающей внушительной для биатлониста мышечной массой, жаловался, что в некоторых местах проваливался чуть ли не по колено. Да и снегом то, что лежало на норвежской земле назвать было сложно - масса из крупиц льда и воды. Сложно описать словами эту субстанцию...в общем, представьте себе толченое стекло, так примерно выглядел снег в Холменколене.

Теперь не про снег - и буквально пару слов. Трансляцию все равно все видели. Слепцова сказала, что могла бы еще столько же пробежать - несмотря на трассу и погодные условия. Света сейчас набрала хорошую форму после перенесенной на чемпионате мира болезни - жаль, сезон уже заканчивается. А Ярошенко не жаль. В том плане, что человек он сильный и в жалости нуждается менее всего - хоть и выглядел после финиша абсолютно убитым. За минут 15, пока собирал вещи и переодевался, не проронил ни звука. Надел темные очки и угрюмо пошел закатываться. Теперь у него остается масс-старт - и минимальные шансы на второе место в общем зачете Кубка мира. Буду рад ошибиться. А ведь даже на стадионе не все сразу поняли, что случилось - выстрелил человек и поехал на заключительный круг. Подумали даже, что электроника сломалась. Нет, не электроника.

Александр Бедарев* - корреспондент ТК "Спорт"

Комментарии Вконтакте Вконтакте Facebook Facebook
По теме

Новости партнеров

© ОАО «Спортбокс» 2016.
Для лиц старше 16 лет

Наверх